ЛитМир - Электронная Библиотека

— Отлично, — сказал он. — Вы обе можете сесть рядом со мной. Тут полно места, и это наилучший способ наслаждаться ландшафтом. Я буду получать удовольствие, демонстрируя вам своих гнедых. В сущности я даже горжусь ими.

Вот так и вышло, что когда карета выворачивала из станционного двора на дорогу, мы сидели рядом с ним.

Я сказала:

— Надеюсь, ваш тур был приятен.

— Что ж, надоедает быть вдали от дома. Ностальгия, я полагаю. Все время думаешь о том, что оставил. А вы и мисс э…

— Херст, — сказала я.

— Мисс Тереза, да, помню. Вы хорошо провели каникулы?

— Очень хорошо, правда, Тереза?

— Последнюю часть, — ответила Тереза.

— О… только в конце?

Тереза сказала:

— Последняя часть была с мисс Грант, первая с моими родственниками. Это та часть, которая мне совсем не понравилась.

— Могу представить, как приятно быть с мисс Грант. Я вам завидую.

Я смотрела прямо вперед.

— Будем надеяться, что в этой аллее нам не встретится другая карета, — сказала я.

— А, вы помните. Если мы встретим…

— Вы настоите на том, чтобы они отступили.

— Ну конечно. Надеюсь, я смогу видеться с вами в этом семестре. Я слышал от мисс Хетерингтон, что у вас будет летний карнавал. Она захочет привлечь и нас в Холле, так же как и школьниц, поскольку карнавал посвящен Аббатству.

«Нас? — подумала я. — Кто это мы ? Он и Марсия Мартиндейл. Она теперь леди Веррингер?»

— Я помню предпоследний, это было несколько лет назад. Он устраивался в память какой-то даты. Мы сохранили и куда-то спрятали костюмы. В последний раз были приглашены актеры, и они оставили монашеские рясы. Я должен сказать о них мисс Хетерингтон.

— Это будет интересно, — холодно сказала я.

— Опасность встречи с другой каретой миновала, — сказал он, искоса поглядывая на меня. — Вы можете облегченно вздохнуть. Я не поставлю вас в неловкое положение проявлением высокомерия и эгоизма.

Внезапно он остановил коней.

— Просто чтобы вы могли полюбоваться этим несколько минут, — сказал он. — Величественно выглядит, не так ли? Должно быть, шестьсот лет назад это выглядело совершенно так же. Отсюда вы ни за что не догадались бы, что это развалины, верно?

— Я вижу школу, — сказала Тереза.

— Но не развалины, слава Богу. Не знаю, что бы мы делали без нашей доброй мисс Хетерингтон, ее учениц и ее чудесных учительниц.

— Казалось бы, для вас в Холле они не должны иметь большого значения.

— О, имеют. Они придают жизни остроту. И подумайте только, как это полезно для моих подопечных. Где еще они могли бы получить столь замечательное образование? Где еще они получили бы это дыхание культуры? Пришлось бы отправлять их в какое-нибудь заведение за границей. Но ведь насколько удобнее быть недалеко от дома.

— Ваши рассуждения доставили бы огромную радость мисс Хетерингтон.

— Я их время от времени ей сообщаю, — он взглянул на меня. — Но я никогда так сильно этого не ощущал вплоть до последнего времени.

— Смею предположить, эти сентиментальные мысли приходили, когда вы были вдали. Говорится ведь, что вдали сердце любит сильнее.

— Признаюсь, отдаление сделало это с моим.

— Может быть, поедем? Мисс Хетерингтон будет недоумевать, когда увидит, что Эммет возвращается без нас.

— Думаете, он уже там?

— Он поехал по короткой дороге, — сказала Тереза, — а вы, сэр Джейсон, по кружной.

Мы продолжали путь и вскоре прибыли в школу.

Мисс Хетерингтон вышла встретить нас. Она действительно выглядела несколько взволнованной.

— О, вот и вы, мисс Грант. Меня несколько озадачило… И Тереза…

— Я был на станции, — сказал Джейсон Веррингер, — увидел дам и подумал, что было бы невежливо не предложить подвезти их. И вот, благополучно доставив милых леди, я говорю au revour. Кстати, мисс Хетерингтон, у нас в Холле есть несколько костюмов монахов. Остатки с прошлого раза. Я велю кому-нибудь их просмотреть, или кто-нибудь из ваших людей может это сделать. Они могут вам пригодиться.

— Спасибо. Я непременно воспользуюсь вашим добрым предложением, сэр Джейсон. Вы уверены, что не желаете войти?

— Не теперь. Но попозже я зайду. До свидания, милые дамы.

Галантным жестом он снял шляпу, и его кони поскакали прочь.

— Тереза, — сказала мисс Хетерингтон, — вам лучше пойти в свою комнату. Я полагаю, вы встретили мисс Грант на станции?

Тереза молчала, и я быстро сказала:

— Я объясню, иди, Тереза.

— Эммет отнес ваш багаж, — сказала Дейзи. — Пойдемте в кабинет.

Я последовала за ней и, когда дверь была закрыта, рассказала ей о Терезе.

— Она бросила их и приехала к нам сама! Не подумала бы, что у Терезы хватит на такое смелости.

— В последнее время она очень повзрослела.

— Очевидно, у родственников ей не нравилось. Я написала им, и все мирно уладилось. Они даже испытали облегчение. Полагаю, это было очевидно, и я получила их разрешение на то, чтобы она провела летние каникулы с нами.

Дейзи кивнула.

— Мы не отвечаем за то, что она вот так сама отправилась в путь, — сказала она. — Надеюсь, Тереза не чересчур привязывается к вам, Корделия. С этими впечатлительными девочками нужно быть осторожными.

— В сущности, она больше была с Вайолит, чем со мной, я думаю. Это просто поразительно, как хорошо они ладят.

Она кивнула. Затем сказала:

— А сэр Джейсон… Я удивилась, увидев вас в его карете… И вы сидели рядом с ним.

Я объяснила:

— Все произошло, как он рассказал. Он был там и был очень настойчив. Я не могла отказаться от его предложения или мне пришлось бы стать невежливой и даже грубой.

— Понимаю. Но будьте с ним поосторожнее. Он опасный человек.

— Опасный… в каком смысле?

— Я хочу сказать, что было бы неосторожно девушке в вашем положении с ним дружить.

— Я и не собираюсь.

— Надеюсь.

— Женился он на миссис Мартиндейл, или это еще предстоит?

— Свадьбы не было… пока. Было много разговоров с тех пор, как миссис Мартиндейл приехала в Грачиный Стан.

— Она и сейчас там, не так ли?

— О да. Она вернулась недели три назад. Он тоже. И люди ждут последующего развития событий. Общее мнение, что они поженятся. Неприятный слух, что он помог своей жене умереть, чтобы жениться на миссис Мартиндейл, упорно обсуждается. Я не люблю такого рода сплетни о ком-то столь близком к школе. Какая жалость, что все принадлежит ему и он проявляет к нам интерес. Я уверена, что все эти слухи — чепуха. Он может быть каким угодно волокитой, но он не из тех, кто способен убить собственную жену. Но если он женится и успокоится, боюсь, эти слухи не умрут. А пока лучше бы нам всем оставаться как можно более в стороне.

— Согласна, — сказала я. — И я, несомненно, именно это и собираюсь делать.

Дейзи удовлетворенно кивнула.

— Это не так легко, — продолжала она, — ведь он наш арендодатель.

Позже в согревательной я увидела Эйлин Экклз, и мне захотелось перемолвиться с ней словечком.

— Добро пожаловать обратно на каторгу, — сказала она. — Хорошо провели каникулы?

— Очень хорошо, спасибо. А вы?

— Замечательно. Летних каникул придется ждать долго. Я всегда считала этот семестр самым трудным. Полагаю, это оттого, что жажда вырваться острее, чем когда бы то ни было.

— О, прошу вас, — засмеялась я, — семестр еще даже не начался.

— Я думаю, он будет мрачным. Только вспомните, у нас будет эта летняя гадость. Я была на прошлой, и вы не можете себе представить, пока сами от этого не пострадаете, какое это жуткое дело. Музыкальные интерлюдии, пение в большом нефе, повсюду ходят в белом — в рясах наших основателей… Дают небольшое представление… вероятно, пьесу: действие первое — строительство Аббатства; действие второе — Ликвидация; и действие третье — воскрешение Феникса в лице нашей собственной Академии для юных леди.

— Во всяком случае, можно над этим посмеяться.

— Конечно, дорогая моя Корделия. Приходится или смеяться, или плакать.

45
{"b":"12162","o":1}