1
2
3
...
46
47
48
...
86

Я прошла поперечным нефом, который надо мной вглядывался в синеву неба. Прошла через нартекс с западной стороны базилики и, обогнув часовню и дом настоятеля, оставила развалины позади и подошла к рыбным прудам.

Какое-то время я постояла, глядя на воду, перетекающую из одного пруда в другой. Их было три: второй ниже первого, третий ниже второго, так что там, где они соединялись, шумели водопады. Это было очень эффектно и красиво.

Я стояла у воды, глубоко задумавшись, когда услышала шаги. Я резко повернулась и увидела Джейсона Веррингера.

Он приблизился, улыбаясь и со шляпой в руке.

— Что заставило вас прийти сюда? — спросила я и только потом поняла глупость и невежливость такого вопроса. В конце концов земли Аббатства принадлежат ему. Он может идти куда вздумается.

Он все еще улыбался.

— Угадайте, — сказал он. — Только одна попытка, а не три как полагается… поскольку ответ очевиден. Я скажу вам. Чтобы увидеть вас.

— Но как вы узнали?..

— В сущности очень просто. Вы не поехали верхом, так что, по-видимому, гуляете пешком. Где вы могли бы гулять? Что ж, развалины неотразимо привлекательны. Поэтому я недалеко отсюда привязал лошадь и пошел через развалины, когда увидел, что вы любуетесь прудами. Они достойны внимания, не так ли?

— Достойны. Я представляла, как монахи сидели здесь и ловили рыбу.

— Как это делает уважаемый Эммет, полагаю, обеспечивая ваш стол рыбой.

— Это верно.

— Это одна из привилегий, которые мисс Хетерингтон вытянула из меня.

— Я уверена, что она это чрезвычайно ценит.

— Она всегда производит такое впечатление. На самом деле я ей очень предан. Без школы здесь крайне скучно.

— Конечно, такого не может быть, с поместьем и… всей вашей деятельностью.

— И все же чего-то недостает… чего-то очень привлекательного.

Я засмеялась.

— Наверняка вы преувеличиваете. И в любом случае вы большую часть зимы проводите за границей.

— Только в этом году. Обстоятельства отличались от обычных.

— Да, разумеется. Вы когда-нибудь ловите рыбу в этих прудах?

Он покачал головой.

— Я знаю, что некоторые из моих людей делают это. Рыба великолепна, как меня уверяют, и иногда находит путь к нам на стол.

Я кивнула и посмотрела на приколотые к блузке часы.

— Еще не пора, — сказал он. — Почему так выходит: как только мы встречаемся, вас начинает очень интересовать, когда мы расстанемся?

— Жизнь школы протекает по часам. Вы должны знать это.

— Монахи жили по ударам колокола. Вы похожи на них.

— Да, видимо. И время, которое появляется у меня для дневных прогулок, — это время между уроками.

— Благодаря чему легко узнать, когда вы свободны. Вам следовало бы прийти как-нибудь вечерком на обед ко мне в Холл.

— Думаю, мисс Хетерингтон сочла бы это несколько непристойным.

— Я не приглашал мисс Хетерингтон. Разве она управляет вашей жизнью?

— Директриса в школе такого рода имеет большое влияние на поведение своих сотрудниц.

— В выборе друзей? В том, какие приглашения им принимать? Конечно, я знаю, что вы живете в монастыре, но ведь это только развалины. Вы не монахиня, принявшая постриг.

— Вы очень добры, приглашая меня, но мне невозможно принять приглашение.

— Может быть, такая возможность и есть.

— Я ее не вижу.

Мы шли вдоль прудов. Он внезапно остановился и, повернув меня, положил руки мне на плечи.

— Корделия, — сказал он, — предположим, если бы мисс Хетерингтон согласилась, тогда вы пришли бы пообедать со мной?

Я заколебалась, а он сказал:

— Вы пришли бы.

— Нет… нет. Не думаю, чтобы это было очень… прилично. Кроме того, об этом и речи нет, я не вижу смысла это обсуждать.

— Я действительно довольно сильно к вам привязываюсь, Корделия.

Я с минуту помолчала и снова пошла. Он продел свою руку в мою. Лучше бы он ко мне не прикасался, подумала я, испытывая неловкость и смущение.

— Смею сказать, вы привязаны к большому количеству людей, — ответила я.

— Это говорит о моей любящей натуре. Что я имею в виду, так это то, что я особенно к вам привязываюсь. Я высвободилась:

— Уже на самом деле мне пора возвращаться. Я просто вышла на короткую прогулку в развалинах.

— О, я знаю, что вы слышите сплетни о Веррингерах, но вы не должны позволять им повлиять на вас. Они продолжаются уже сотни лет. В данный момент глава семьи я, так что я и являюсь центральной фигурой во всех скандалах. Все мои предки разделяли ту же судьбу — монстры порока. Такими их всегда представляли. Мы всегда смеялись над историями, которые о нас ходили. Пусть люди забавляются за наш счет, бывало говорили мы. Жизнь у них скучная. Пусть косвенно поживут через нас. Да, есть даже история про эти самые рыбные пруды. Вы еще не слышали, что о моем пра-пра-прадедушке поговаривали, будто он убил человека и выбросил его тело в эти самые пруды?

Я посмотрела на них и вздрогнула.

— Пруды соединены с рекой, — продолжал он, — и в этом месте течение быстрое. Я покажу вам. Подойдите сюда. Река всего в нескольких милях от моря… так что бедную жертву унесло прочь, и его кости лежат теперь где-то на дне океана.

Мы подошли к последнему пруду. Река в этом месте просто бурлила, устремляясь к морю.

— Этот порочный Веррингер возжелал жену ближнего своего, привел ближнего к прудам, ударил его по голове и отправил тело в плавание к морю. К несчастью, злому акту был свидетель. Отсюда мы и узнали, как все произошло. Как будто ему было не все равно. Он женился на своей избраннице, и она стала одной из нас. Видите, мы порочный клан.

— Случилось так, что вам известны события в вашей семье, даже если они передавались из уст в уста. Вполне возможно, что если бы все мы могли проследить нашу семейную историю так же далеко в прошлое, мы тоже нашли бы скелеты в шкафах.

— Это добрая мысль. Приятно представлять, что мы не единственные злодеи.

Сверху послышался звук. Я обернулась и увидела на склоне Терезу.

— Ты меня ищешь, Тереза? — спросила я.

— Да, мисс Грант, — ответила она. — У мисс Барстон болит голова, и она просит, чтобы вы посидели с ее классом, если вы свободны. Она говорит, что вам нужно будет только наблюдать за ними, она дала им задание.

— Да, разумеется. Я сейчас же возвращаюсь. До свидания, сэр Джейсон.

Он взял меня за руку и поцеловал ее, предварительно поклонившись Терезе.

Мне она сказала:

— Я видела, что вы не поехали верхом, вот и догадалась, что вы должны гулять в развалинах.

— Я спустилась к прудам и случайно встретила там сэра Джейсона.

— Я должна была прервать вас. Мисс Барстон сказала…

— Конечно, Тереза.

— Надеюсь, вы не возражаете.

— Конечно нет. На самом деле я пыталась как-то уйти.

Она кивнула и выглядела довольной.

Его преследования становились настойчивее, и люди начали это замечать. Он имел смелость предложить мисс Хете-рингтон, чтобы я пришла в Холл проверить костюмы. Когда она напомнила ему, что это входит в задачи мисс Барстон, он ответил, что считал, будто девушкам, которые наденут костюмы, полагается носить их с достоинством и что именно мне с моей специальной подготовкой следовало бы их посмотреть.

— Шито белыми нитками, — сказала Дейзи. — Он знал это, и понимал, что я знаю тоже. Я не могла не рассмеяться… к чему присоединился и он. Я твердо заявляла: «Нет. Это должна быть мисс Барстон». Тогда он ответил, что сообщит, когда удобно будет это сделать. Мне кажется, что мы больше об этом не услышим. Не знаю, что и сказать вам, Корделия. Он явно испытывает к вам какой-то интерес. Вы молоды и хороши собой, и, если говорить честно, он волокита. Но ему следовало бы самому обеспечивать себя женщинами, а не искать их в респектабельных заведениях. Он поселил эту женщину в Грачином Стане и конечно знает, что уже одно это само по себе — не будь он тем, кто он есть, — должно бы закрыть для него наши двери. К сожалению, он наш арендодатель. Если бы ему вдруг стукнуло в голову, он мог бы нас моментально выселить. Более того, у нас две ученицы из Холла. Они посещают все дополнительные занятия и очень выгодны. Это вызывающая ситуация. Вы полагаете, что сможете справиться? Вы разумная молодая женщина.

47
{"b":"12162","o":1}