ЛитМир - Электронная Библиотека

— Думаю, что могу. Он иногда подстерегает меня, когда я езжу верхом, а однажды я встретила его у рыбных прудов.

— О Господи… Конечно, он имеет полное право быть здесь. Мы не можем изгнать его из его собственного поместья.

Я чувствовала возбуждение — это было похоже на битву, и я была глубоко в нее вовлечена. Я не могла по чести сказать, что его преследования меня очень огорчают. Они были крайне лестны, и я была бы очень необычной женщиной, если бы не любила лести.

Когда я в следующий раз выбралась в город, меня подстерегла миссис Бэддикомб.

— О, я чую, уже скоро зазвонят свадебные колокола, — доверительно сказала она мне. — Я же слышу, у этих там, в Грачином Стане, подготовка вовсю. Миссис Гиттингс тут вчера была… Сегодня она уезжает, забирает малышку к своей сестре в пустошах. Такая довольная! Другое такое и не найти, чтоб так ее радовало, и ясно почему. У них там, в Стане, должно быть, очень странное хозяйство.

— Я знаю, миссис Гиттингс любит посещать свою сестру.

— Ясно, не будь малышки, ей бы не работать в Стане. Она и живет для этого дитяти. Бедная крошка! Это милость Божия, что у нее есть хоть кто-то, кто о ней думает. Понятное дело, с такими, как эта… Ну, ей бы надо показываться после церемонии… а не до.

— Значит, вы полагаете, что если миссис Гиттингс с ребенком уезжает, значит…

— Конечно, моя дорогая. Свадьба будет, это точно. Скорее всего, пастору не больно охота церемонию совершать, да что он может поделать? Не хочет же потерять заработок, верно?

— Вы не можете быть уверены, что это из-за свадьбы, — начала я.

— Чего же еще? И если сейчас не время, так когда? Уж год, как бедная святая душа отошла. Он выждал свой год, и не забывайте, у Веррингеров пока нет наследника. Об этом надо подумать. Попомните мои слова, именно это все и значит.

Из лавки я вышла с ощущением депрессии. Может ли миссис Бэддикомб быть права? Но ведь если бы он должен был вот-вот жениться, он бы не показывал такой явный интерес ко мне?

Несколько дней спустя мисс Хетерингтон послала за мной.

— Вот записка от сэра Джейсона, — сказала она. — Он просит, чтобы вы пришли в Холл обсудить проблемы, связанные с Фионой и Юджини.

— Идти в Холл… я? Конечно же, он предпочтет об этом поговорить с вами.

— Так я думала, но он продолжает настаивать, что его волнует выход Фионы в свет, что должно произойти в будущем году, когда она покинет нас, и он думает, что с вашей шаффенбрюккенской подготовкой он может обсудить это с вами и договориться о специальной подготовке, которая ей будет нужна.

— Но я ничего не знаю о выводе девушки в свет в Англии.

— Он потерпел поражение с костюмами монахов, но не привык сдаваться. Я думаю, что же ему ответить.

— Полагаю, я могла бы пойти в Холл.

— Моя дорогая Корделия, я спрашиваю себя, разумно ли это.

— Думаю, что все будет хорошо. Я понимаю, его свадьба очень скоро.

— Так ли?

— Согласно миссис Бэддикомб.

— Она — отличное агентство новостей, — сказала Дейзи, — но, я полагаю, они не всегда соответствуют истине.

— По ее словам, миссис Гиттингс увезла ребенка, который в данных обстоятельствах мог оказаться помехой.

Дейзи пожала плечами.

— Право, я хотела бы, чтобы он вел себя более прилично. Но покуда это не отражается на школе отрицательным образом, нас это не касается.

— Не вижу, каким образом его поведение может бросить тень на школу. Что, если бы я пошла и взяла с собой девушек. Они были бы мне вместо дуэньи.

— Хм, — фыркнула Дейзи. — На самом деле это смешно. Досадно то, что он это знает и, полагаю, смеется над нами.

— Мне кажется, он нас дразнит, — сказала я. — В конце концов, он скоро женится и, может быть, тогда остепенится.

— Это утверждение, в котором я бы очень усомнилась. Говорят ведь, что горбатого могила исправит.

— Но еще говорят, что исправившийся волокита — самый лучший муж.

— О Господи, в сущности все это довольно абсурдно. Как вы полагаете, можете вы с этим справиться, Корделия?

— Думаю, да. Я возьму девушек с собой и настою на том, чтобы они присутствовали.

— Я уверена, он постарается вас каким-нибудь образом перехитрить.

— Он уже раз-другой делал это, но надеюсь, ему это надоест, когда я ясно покажу, что не стремлюсь к его обществу.

Она очень прямо посмотрела на меня.

— Вы ведь ему это показываете, Корделия?

— Ну конечно.

— Говорят, он очень привлекательный мужчина. Я не слишком сама в этих вещах разбираюсь, но знаю, что в некоторых отношениях волокиты привлекательны.

— Это романтическая литература, мисс Хетерингтон. Она неприменима к реальной жизни.

— Вы кажетесь очень уверенной.

— Я и уверена по отношению к нему.

— Что ж, тогда идите с девушками, и посмотрим, что из этого выйдет. Не вижу, почему бы ему не обсудить их будущее со мной.

Таким образом я и оказалась в тот майский день в Холле, и событие это сильно повлияло на будущее.

Я выехала после полудня с Фионой и Юджини, и вскоре мы преодолели несколько миль, которые разделяли школу и Холл.

Фиона была сдержанна, но очаровательна, Юджини, как обычно, дерзка, несколько раздражена, потому что пропускала дневную верховую прогулку с группой девушек и с Шарлоттой Маккей.

Когда мы добрались до Холла, мы направились прямо к конюшням. Джейсон Веррингер был там, как будто ждал нас с нетерпением. Он помог мне спешиться.

— Как раз вовремя, — сказал он. — Я очень люблю пунктуальность, и, полагаю, мисс Грант тоже.

Один из грумов подошел забрать лошадей. Юджини приласкала свою и объяснила груму, что следует делать.

— У меня две новых лошади, — сказал Джейсон Юджини. — Я ими очень доволен. Давай, я тебе их покажу, Юджини.

— Я очень хотела бы посмотреть на них, — воскликнула та, оживившись и вдруг становясь очень хорошенькой.

— Пойдем.

Я повернулась, увидела что-то на земле и подняла. Это была серьга — очень большая, довольно странная, с камнем, похожим на рубин размером с горошину, окруженным бриллиантами.

— Посмотрите-ка на это! — воскликнула я.

Я протянула серьгу на ладони, и девушки подошли.

— Я знаю, чье это, — сказала Юджини. — Я видела эти серьги на миссис Мартиндейл. — В ее глазах появилось злое выражение, что плохо сочеталось с молодостью. — Это ее серьга, не так ли, дядя Джейсон?

— Возможно, — сказал он.

— Вероятно, она огорчилась, когда ее потеряла, — сказала Фиона. — Какой смысл в одной серьге?

— Отдать вам, чтобы вы ей передали, дядя Джейсон? — с ухмылкой сказала Юджини. — Или я могла бы ей занести. Мне было бы нетрудно сделать это, когда мы поедем завтра мимо на верховую прогулку.

— Хорошо, — согласился Джейсон Веррингер. — Если вещь и правда принадлежит ей, она будет рада ее получить.

— Не представляю, кому еще она могла бы принадлежать, — сказала Юджини. — А вы, мисс Грант?

— С уверенностью могу сказать, что не знаю, — ответила я. — Я ее раньше не видела.

Юджини положила находку в карман.

— Покажите нам лошадей, дядя Джейсон, — попросила она.

Он взглянул на меня и пожал плечами.

— О, вот и миссис Кил. Миссис Кил, будьте любезны проводить мисс Грант в гостиную. Эти книги из библиотеки там?

— Да, сэр Джейсон.

— Хорошо. Мы вернемся через минутку. Девушкам не терпится взглянуть на новых серых.

Он пустился бегом через двор, девушки за ним по пятам. Я хотела пойти следом, но миссис Кил заговорила со мной.

— Мисс Юджини без ума от лошадей. Всегда так было. Не последуете ли за мной, мисс Грант?

Я почувствовала себя одураченнной, догадываясь, что он именно так и запланировал. Однако девушки ушли всего лишь посмотреть на лошадей, и единственное, что мне оставалось, это проследовать за миссис Кил в дом.

Мы вошли в большой холл, который я впервые увидела в тот памятный день, когда обедала с ним и потом сидела в сумерках во дворе.

Мы поднялись по главной лестнице с ее прекрасными резными балясинами, выставлявшими напоказ тюдорские розы и несколько более скромные французские королевские лилии, меня проводили в отделанную панелями комнату с богатыми красными коврами и тяжелыми красными бархатными шторами. У окна с мелкими переплетами стоял большой резной стол, и на нем было сложено несколько томов, на столике поменьше располагался серебряный чайный поднос с чашками и блюдечками.

48
{"b":"12162","o":1}