ЛитМир - Электронная Библиотека

— Очень интересно, — сказала я. — И это все, что вы хотели мне показать?

— Мне многое нужно вам показать.

— В таком случае, я уверена, что мисс Барстон тоже будет интересно. Не следует ли пригласить и ее?

— Вы же не хотите испортить ей удовольствие от великолепных рисунков? Эти комнаты используются только в определенных случаях. Хотите, я вам об этом расскажу?

—Да.

— Говорят, что в них есть некое качество… аура… Возможно, вы можете ее ощутить.

Я оглядела комнату. Что я действительно ощущала, так это изолированность, а решетки на окнах спальни создавали в ней довольно зловещую атмосферу.

— Говорят, в этих комнатах осталось нечто, усиливающее влечение полов… нечто, оставленное дьяволом, когда он оказал нам честь.

Я засмеялась, чтобы скрыть неловкость. Меня смущал такой поворот разговора, и, как я догадывалась, он ведет к чему-то, что одновременно настораживало и волновало меня. Что-то отличало его от всех, кого я раньше знала, и эта непостижимая особенность его меня тревожила, она же и зачаровывала.

— История уходит в прошлое, — продолжал он. — Говорили, что если бездетная пара будет спать здесь, им гарантировано… потомство. Такой неординарный персонаж, как дьявол, не мог прожить где-то даже короткое время, ничего не оставив после себя, не так ли?

— Ну, я полагаю, если верить в такого рода вещи, это покажется очень интересным.

— Вы поверили бы, не так ли?

— Нет.

— А как же незнакомец из леса? Видите, в какой-то момент у нас у всех бывают странные, необъяснимые происшествия. Миссис Кил всегда поднимается сюда со слугами, когда тс убирают. Она говорит, глупым девчонкам всякое мерещится. Одна из них уверяла, что видела дьявола и он заставил ее лечь с ним в постель. Оказалось, что она развлекалась с одним из конюхов, а поскольку он не хотел иметь потом ничего общего с последствиями, дьявол показался подходящей заменой.

— Вот видите, люди используют легенды так, как им удобно.

— Мы с братом иногда поднимались сюда. Однажды остались на ночь… просто чтобы показать, что нам не страшно. Потом он стал спорить, что я не смогу спать здесь один.

— И вы, конечно, это сделали и увидели дьявола.

— Да и нет. Я пришел, но его сатанинское величество не соизволил явиться той ночью.

— Я уверена, мисс Барстон была бы очень рада это увидеть. Не спуститься ли нам к ней?

— Я дал миссис Кил инструкции в отношении мисс Барстон.

— Здесь, кажется, больше не на что смотреть, — сказала я. — Если бы не легенда, это были бы обычные комнаты.

— Я хочу, чтобы вы гораздо больше увидели.

— Ну так покажите.

— Это скорее проблема понимания. Вы знаете, как сильно вы меня привлекаете.

— Я заметила, что вы склонны довольно часто появляться.

— Как же еще я мог бы заставить вас осознать, какой я прекрасный парень?

— Вам нет необходимости так часто появляться лично, чтобы меня об этом информировать. Я постоянно о вас слышу. Как мы уже раньше отметили, вы — основная тема разговоров в округе. Но то, что вы подстерегаете меня и устраиваете встречи вроде этой — только так я могу это назвать, — довольно стеснительно. Вам и впрямь следует понять, что я не одна из ваших миссис Мартиндейл или мисс Лайонс…

— Милостивые Небеса! — произнес он. — Это такая давняя история.

— Можете быть уверены, что когда она произошла, это было должным образом обсуждено.

— Очевидно, речь идет о Хильде Лайонс. Хорошенькая малышка, но не собеседник.

— Она была учительницей, как я понимаю. Понятно, что ей недоставало чар кого-нибудь вроде миссис Мартиндейл.

— Не обязательно. Например, возьмите мисс Грант.

— Как раз ее будущее меня интересует больше всего.

— И меня, — сказал он вдруг совершенно серьезно. Я встала, но он оказался рядом и обхватил меня одной рукой.

— Пожалуйста… не прикасайтесь ко мне.

Он взял меня за плечи и повернул лицом к себе.

— У вас трепещут губы, — сказал он. — Они выдают вас.

Потом он поцеловал меня. Я испугалась, что он просто раздавит меня — такими страстными были его объятия. Я сопротивлялась.

— Вы невыносимы… — задыхаясь, сказала я.

— Что довольно приятно, а?

— Прошу вас, не нужно использовать со мной эту тактику.

— Я знаю, что вы не миссис Мартиндейл или мисс Лайонс. Вы гораздо привлекательнее… гораздо более страстная… гораздо желаннее, чем любая из них.

— Ваши бывшие любовницы не представляют для меня интереса.

— Вы не всегда говорите правду, не так ли? Я думал, учителям не полагается кривить душой. Скажу вам кое-что. Они вас чрезвычайно интересуют.

— Вы всегда указываете людям, что им следует думать, что делать?

— Всегда.

— Но не в данном случае.

— Я понимаю, что мне придется усердно над этим поработать.

— И не получить никаких результатов. Я немедленно иду вниз. И, пожалуйста, не приглашайте меня больше под ложными предлогами. Я не приду. Можете мстить как угодно. Я не приду. Не заманивайте меня.

— В таком случае мне придется взмолиться.

— Ничто не заставит меня снова прийти сюда.

— Не давайте поспешных клятв, Корделия, потому что вы такая женщина, которой будет ненавистно их нарушать. Идите сюда и садитесь. Даю слово, что не буду целовать вас, или прикасаться к вам, или делать что бы то ни было, что могло бы оскорбить вас, пока мы разговариваем.

— Пожалуйста, говорите, что вам нужно, и говорите быстро.

— Вы очень привлекательная девушка. Вы обладаете всеми необходимыми для общества качествами. В конце концов разве вы не провели — сколько лет? — в этой школе в Швейцарии? Возможно, это что-то и дало. Не знаю. Я полагаю, что эта твердость характера, это неуклонное желание поступать правильно были у вас всегда. Что сделала школа, так это превратила вас в молодую леди, чье присутствие украсит любые круги.

— Ну и?

— Даже дом вроде этого.

— В самом деле! — с сарказмом сказала я.

— Именно.

— В таком случае я воистину польщена, и на этом распрощаюсь.

— Я еще не закончил, а как вас научили в этом великолепном заведении, название которого на сей момент выскочило из моей памяти, молодые леди не уходят, пока хозяин дома с ними разговаривает. Они остаются и слушают и делают вид, что оживлены; в сущности они делают вид, что внимательно слушают, даже если их мысли где-то далеко. Это верно?

— Да.

— В таком случае следуйте правилам школы. Я мог бы даже жениться на вас.

— В самом деле, сэр? Ваша снисходительность меня ошеломляет. Но мне пришлось бы отклонить ваше предложение.

— Почему?

— Казалось бы, это очевидно, а вежливые молодые леди никогда не говорят о неприятном.

— Взгляните на этот дом. Вы были бы в своей стихии. В конце концов, в чем состоит задача Шаффенбрюккена, если не в том, чтобы готовить вас к тому, чтобы занять место во главе стола какого-нибудь богатого мужчины?

— Вы все-таки вспомнили название. Я рада. Это на самом деле цель Шаффенбрюккена, но среди учениц всегда есть белые вороны, которых ждет иная судьба.

— Вы имеете в виду преподавание в школе?

— В некоторых случаях да.

— Не глупите, Корделия. Не будете же вы всю жизнь учить девчонок, верно? Или вы собираетесь стать второй мисс Хетерингтон?

— Мисс Хетерингтон истинная леди. Если бы я была такой же, полагаю, я считала бы, что преуспела.

— Чепуха. В глубине души вы вовсе не школьная крыса. Не думайте, что я не знаю женщин.

— Я полагаю, вы многое о них знаете… физически. Очень мало об их мыслях, я думаю. Несомненно, вы не производите впечатления, что много знаете обо мне.

— Вы бы удивились. В настоящий момент вы девственная учительница… чопорная, цепляющаяся за условности, совершенно ничего не знающая о мире. Моя дорогая Корделия, под личиной этой учительницы спрятана страстная женщина, жаждущая вырваться… к жизни.

Я засмеялась, и он засмеялся вместе со мной, но с притворным упреком сказал:

— Вы находите меня забавным?

53
{"b":"12162","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как есть меньше. Преодолеваем пищевую зависимость
Пустошь
Время первых
Все наши ложные «сегодня»
Синдром Е
Танго смертельной любви
Наследие
Маленькая книга BIG похудения