ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я считаю, что Юджини следует убрать из школы, — сказала Дейзи.

— Согласна, — сказала я. — Эльза… если это Эльза… пыталась ее отравить. Теперь я это понимаю. Она пыталась сделать это постепенно, так, чтобы когда она даст ей окончательную дозу, было бы похоже, что у Юджини был более сильный приступ, чем те, от которых она обычно страдала. Возможно, принятая Шарлоттой доза должна была оказаться смертельной. Шарлотта была очень больна, и не исключено, что Юджини, будучи сильно ослабленной, не справилась бы с ней.

— В это невозможно было бы поверить, если бы не было столько доказательств, — сказал Джейсон. — Мы должны действовать быстро.

— Если бы только знать как, — сказала я.

— Давайте подумаем. Давайте попробуем увидеть, как все сложилось. Фиона у этого человека. Он женился на ней. Мы не знаем его имени. Мы не знаем, где он.

— Для Лидии Маркем он был Марком Чессингемом.

— Он не станет использовать то же самое имя снова.

— Нет. Юджини говорит, что он был Карлом Как-То-Там. Она никогда не слышала его фамилии.

— Ну и что же мы будем делать, понесемся опять в Европу рвать и метать в поисках мужчины по имени Карл с женой по имени Фиона? Боюсь, толку будет немного. Думаю, нужно обратиться в полицию. Этого человека нужно найти быстро.

— Мне кое-что пришло в голову, — сказала я. Они с надеждой на меня посмотрели.

— Да, — сказала я медленно. — Миссис Бэддикомб тоже по-своему полезна. Я считала ее глупой старой любительницей скандалов, но в данный момент испытываю к ней нежные чувства. Эльза пишет письма кому-то за границей… И пишет довольно регулярно. Ее корреспондент не сидит на одном месте, поэтому Эльзе приходится спрашивать у миссис Бэддикомб цену марок, так что наша почтарша знает, что та пишет в Швейцарию, Францию, Германию и Австрию. Знает она и пол получателя этих писем. Мужчина. Теперь, если Эльза пишет своему сообщнику, а я предполагаю, что так оно и есть, очень вероятно, что он отвечает ей.

— Понимаю, — сказала Дейзи, глядя на меня с одобрением.

— Если бы нам удалось завладеть одним из этих писем, оно нам кое-что сказало бы.

— Это будет довольно легким делом, — сказала Дейзи. — Как вам известно, один из конюхов ездит каждый день за почтой, потому что почтальону добираться сюда слишком далеко. Обычно он передает письма одной из горничных. Я могу дать указания приносить ее прямо ко мне.

— Смею предположить, Эльза подстерегает возвращение человека с почтой.

— С этим легко справиться, — сказала Дейзи. — Я буду менять время отправления этого человека, так что она ничего не заподозрит. Как вы думаете?

Она посмотрела на Джейсона. Он сказал:

— Да, так и сделайте. Но мы не можем сидеть в ожидании почты. Я сегодня поеду в Лондон, а пока, полагаю, Юджини следует вернуться в Холл.

— Нам нужен хороший предлог, чтобы она могла это сделать, и правдоподобную историю для девушек, — сказала Дейзи.

— Мы могли бы сказать, что у вас особые гости, и вы хотели бы ее с ними познакомить, и поэтому она на неделю раньше уходит на каникулы, — добавила я.

— Что-нибудь придумаем, — сказала Дейзи. — А как быть с Шарлоттой? Я несколько о ней беспокоюсь.

— Пусть и ее перевезут в Холл. Ей уже можно путешествовать, и она составит компанию Юджини. Думаю, девушкам придется объяснить… я имею в виду Шарлотту и Юджини.

Дейзи взглянула на меня.

— Вы хорошо их знаете.

— Я не так уж в этом уверена. Однако в теперешнем настроении Юджини я могла бы с ней поговорить. Что же касается Шарлотты, она слишком слаба, чтобы спорить. Мы могли бы сказать, что везем их на прогулку, доставить в Холл, а сказать, что они остаются там.

— Я предоставлю это вам, Корделия, — сказала Дейзи, заканчивая разговор, тоном, который принимала, когда давала своим подчиненным трудные задания.

— В таком случае привезите ее сюда этим утром, — сказал Джейсон. — Я отправляюсь в Лондон, чтобы начать продвигать это дело. У нас так мало сведений.

— Я надеюсь на письмо, — сказала я. — Думаю, они довольно часто пишут друг другу.

Я поднялась к себе. Шарлотта сидела в кресле и выглядела бледной и вялой. Я спросила, как она себя чувствует, и она ответила, что устала целыми днями оставаться в комнате.

— Вы хотели бы поехать на прогулку? — спросила я. Ее лицо прояснилось, и она сказала, что хотела бы.

— В таком случае я приглашу Юджини поехать с нами.

Пока все хорошо. Теперь, когда я могла как-то действовать, я чувствовала себя гораздо лучше.

Юджини была в восторге от возможности пропустить уроки и поехать на прогулку с Шарлоттой.

— Куда мы едем? — спросила Юджини.

— Мы едем в Холл.

— Повидать дядю Джейсона?

— Не знаю, там ли он.

— Вчера был там, — ответила Юджини.

— Увидим, — ответила я.

Когда мы прибыли в Холл, я вошла вместе с обеими девушками. Шарлотта явно устала, и я попросила одну из служанок отвести нас в комнату, которая была для нее подготовлена.

— Я должна буду лечь? — спросила она.

— Вам ведь этого хочется, не так ли?

— Только на немножко.

— Вы можете прилечь, а мы с Юджини посидим с вами. Я хочу вам обеим кое-что рассказать.

Когда она легла, я открыла дверь между этой и соседней комнатой, которая тоже была спальней.

Я сказала:

— Теперь я хочу, чтобы вы внимательно меня выслушали. На какое-то время вы останетесь здесь.

— Останемся здесь? — воскликнула Юджини. — А как же школа?

— Что ж, вы обе были очень больны… таинственно больны. Мы решили, что будет лучше, если вы останетесь здесь до отъезда на каникулы. Потом я не знаю, какие планы у Шарлотты, но вы, Юджини, все равно в любом случае должны были приехать сюда.

— Что скажет мисс Хетерингтон?

— Она знает. На самом деле это идея ее, моя и вашего дяди. Мы хотим, чтобы вы оставались здесь, потому что в школе есть что-то вредное для вас.

Они молчали, глядя друг на друга, и я видела, что ни одна из них не грустит оттого, что их семестр кончился раньше.

— Я знаю, что это, — сказала Юджини. — Это стоки.

— Стоки?

— Да, иногда от них болеют. Я была больна, потом Шарлотта, и нам нужно уехать. Значит, что-то в нашей комнате, я так понимаю. Под окном.

Я подумала, что это легкий выход из наших трудностей, поскольку не хотела им говорить, что мы опасаемся покушения на жизнь Юджини.

— Что ж, вам здесь вместе будет хорошо и, вы, Юджини присмотрите за Шарлоттой, не так ли? Вы найдете массу занятий.

Они переглянулись и засмеялись.

— А как же «Ромео и Джульетта»? — спросила Шарлотта.

— Увы, бедный Ромео, — сказала Юджини. — Ты играла очень хорошо, Шарлотта. А я никак не могла запомнить свои строки. Кто займет наши места?

— Думаю, этот отрывок уберут, — сказала я. — Придется обойтись «Венецианским купцом».

По лицу Шарлотты было видно, что ей жаль.

— Вы все равно не могли достаточно поправиться, — сказала я. — Подумайте, как неприятно было бы вам смотреть, как играет кто-то другой.

Осознав это, Шарлотта смогла примириться с решением. Если Ромео играет не Шарлотта Маккей, тогда пусть лучше никто не играет.

Я сказала:

— Теперь я вернусь в школу. Я думаю, Юджини, что ваш дядя вернется через день или около того.

Когда я рассказала Дейзи о том, что произошло, сначала она была возмущена мыслью, что стоки в ее школе могли оказаться несовершенными; но скоро она остыла и поняла, что это было лучше, чем сказать им правду. Она сказала:

— Я очень тревожусь по поводу этой девицы, Эльзы.

— Да, но мне кажется важным, чтобы она не знала, что мы подозреваем что-то. Она какое-то время может не знать, что Юджини и Шарлотта уехали.

— А когда узнает?

— Думаю, она начнет задумываться. Мы должны очень внимательно за ней наблюдать.

— Я предпочла бы немедленно поместить ее под стражу.

— На каких основаниях? Это все одни предположения. Нам нужны доказательства. Будем надеяться, что скоро их получим. А пока давайте наблюдать за Эльзой.

82
{"b":"12162","o":1}