ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стать смыслом его жизни
Между прошлым и будущим
Пустошь
Сад бабочек
Любовный талисман
Орудия Ночи. Жестокие игры богов
Алгоритмы для жизни: Простые способы принимать верные решения
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Кофейные истории (сборник)

— Наш отец был великим художником, — с жаром сказала Франсин. — Он должен стать известным. Станет когда-нибудь… Он создал столько прекрасных вещей. Они разошлись по всему миру. Когда-нибудь…

Это опять была Франсин тех далеких дней в студии, убеждавшая покупателей.

Бабушка погладила ее по руке.

— Ты горячо любила его, — сказала она. — Он был очень милый. Твой дедушка говорил, что скобление камня не приносит денег, но Эдвард был готов на все, потому что это стало его любимым делом. И еще была Грейс. Она была скромная и застенчивая… и в те дни очень хорошенькая. Она была как юный фавн — карие глаза, каштановые волосы, у нее были очень красивые волосы. Они все вместе ходили на кладбище… все трое. Их интересовали каменные статуи на могилах. Чарлз Дэвентри был племянником нашего викария, поэтому они и познакомились. Странно, что у них обоих был такой интерес к скульптуре, но это их и сдружило.

— Я считаю, что люди должны заниматься тем, чем хотят, — горячо воскликнула Франсин.

— Конечно, — согласилась бабушка, — люди с сильной волей так и поступают! В конце концов ваш отец решился. Я никогда не видела дедушку в таком шоке, как в тот день, когда он узнал об отъезде Эдварда. Он никак не мог поверить в это. Вы ведь знаете, что ваша мама появилась здесь как портниха.

— Знаем, — сказала Франсин.

— Она была потрясающая красавица — утонченная, как фея, и отец влюбился в нее с первого взгляда.

— И любил ее до последней минуты, — тихо добавила я.

Я почувствовала бабушкины пальцы на моих волосах. Она поняла, что я вот-вот заплачу.

— Они уехали вместе. Ваш отец не повидал дедушку перед отъездом. Но он обо всем рассказал мне. Он сказал: «Ты ведь понимаешь, мама, что я не могу сказать отцу. В этом его беда. С ним невозможно говорить. Если бы он хоть когда-нибудь слушал… Я думаю, это хотя бы избавит его от неприятных минут». Дедушка очень переживал отъезд Эдварда, хотя никогда в этом не признавался. Он злился, бушевал, вычеркнул его из завещания, но я думаю, он надеялся, что у Эдварда будет сын, который вернется сюда к нам.

— А у него всего-навсего две дочки! — сказала Франсин.

— Теперь, когда я узнала вас, я очень этому рада. После отъезда вашего отца дедушка вспомнил про Грейс. Но ей очень нравился Чарлз Дэвентри. Дедушка запретил ей и думать о нем.

— Почему? — спросила Франсин.

— Дедушка считал, что он ей не пара. Он поселился здесь неподалеку, наверное, чтобы быть поближе к Грейс. У него свое местечко рядом с домом викария… что-то типа дворика, где он ваяет свои скульптуры. Люди покупают их на могилы. Наше кладбище славится прекрасными памятниками и статуями его изготовления. Говорят, он очень умен, но беден. К счастью, он живет в доме викария. Помогает ему в приходе. Он очень приятный человек, немножко мечтатель. Он и Грейс… ну, это безнадежно. Он не в том положении, чтобы жениться, да и дедушка никогда не захочет слышать об этом.

— Бедная Грейс, — сказала я.

— Бедная Грейс… да. Она хорошая женщина. Она никогда не жалуется, но я чувствую, как она тоскует.

— Но это чудовищно! — воскликнула Франсин. — Как только люди смеют вмешиваться в чужую жизнь!

— Нужна очень сильная воля, чтобы пойти против дедушки, а Грейс всегда старалась избегать беды. Когда она была маленькая, она всегда пряталась; пережидая его гнев. Дедушка просто выбросил Грейс из головы. Затем он стал проявлять интерес к сыну своего младшего брата — вашему кузену Артуру.

Франсин скорчила гримасу.

— Он был опекуном Артура с тех пор, когда мальчику исполнилось шестнадцать. Его отца тогда убили в Африке. Его мать была уже совсем больна. Дедушка сказал, что Артур достаточно молод и из него можно сделать все, что захочешь. Отец Артура почти ничего ему не оставил, и дедушка занялся воспитанием мальчика. Когда мальчик решил избрать духовный путь, дедушка ему не препятствовал. Ваш дедушка очень религиозен, вы это и сами знаете. Духовный сан не был помехой наследованию поместья. Еще одним плюсом было его имя. Он Юэлл, а для дедушки очень важно продолжение рода. Франсин, тебе нравится твой кузен?

— Нравится? — воскликнула Франсин. — Да он мне совсем не нравится. Нет, вовсе нет.

Бабушка помолчала.

— Что случилось? — спросила я. Бабушка взяла Франсин за руку.

— Я должна предупредить тебя, — сказала она. — Дедушка строит планы. Артур тебе кузен, но между такими родственниками возможны браки.

— Браки! — вскричала Франсин. — Выйти замуж за кузена Артура!

— Видишь ли, моя дорогая, это решило бы все проблемы, а дедушка любит, когда все улажено. Ты его внучка по прямой линии. Он хочет продолжить прямую линию. Если ты выйдешь замуж за Артура, твои дети будут Юэллы вдвойне, и к тому же сохранится имя. Мне кажется, он всегда собирался сделать Артура своим наследником… если бы только у вашего отца не родился сын. Многое из этого, только мои догадки. И если это произойдет, то не раньше, чем через год. Но, Франсин, я хочу, чтобы ты знала об этом заранее и чтобы это не было для тебя новостью, если он об этом заговорит.

Мы замолчали от ужаса. Я поняла, что Франсин хочет остаться вдвоем и обсудить эту страшную новость

Мы говорили и говорили. Мы думали о том, что же нам делать, если дедушка заговорит об этом. Нам придется бежать, говорила Франсин. Но куда? Мы лежали в постели допоздна и все говорили. Может, вернуться на остров? И что там делать? На что жить? Нам придется пойти работать. Может, Франсин сможет стать гувернанткой? А что буду делать я? Что будет со мной?

— Тебе придется остаться здесь, пока ты не станешь достаточно взрослой, чтобы убежать.

Но тогда нам придется расстаться, а этого не должно случиться.

Над нами нависла тень. Отвращение Франсин к кузену Артуру все росло. Во время наших религиозных занятий она была с ним груба. К моему удивлению он это терпел. Потом я догадалась, что она на него так же влияет, как и на всех остальных. Наверное, она по-своему нравилась ему. Но, может, это было и оттого, что он знал о планах дедушки поженить их.

Франсин не свойственно было долго горевать. После нескольких дней печали она опять возродилась к жизни. Это еще не скоро. Ей только шестнадцать лет. Да, бабушке тоже было шестнадцать, когда ее выдали замуж, но все равно еще будет время обо всем подумать, когда об этом заведут речь. А сейчас она будет всячески выказывать кузену Артуру свою холодность, и может, тогда ему гордость не позволит жениться на ней. К тому же, чем старше и умнее мы станем, тем легче будет что-нибудь придумать. Итак, проблема была на время отложена.

После того, как мы узнали о романе тети Грейс, любопытство привело нас к викарию. Там мы познакомились с Чарлзом Дэвентри. Он нам очень понравился и чем-то напомнил отца. Мы его тоже заинтересовали, потому что он знал, кто мы такие.

Он угостил нас чаем, который вскипятил на старой керосинке в своей мастерской. Мы сидели на табуретках, пили чай и рассказывали ему про нашу жизнь на острове. Он показал нам свои модели, и мне показалось, что все женские фигуры напоминают тетю Грейс.

— Грустный и тихий человек, — сказала о нем Франсин. — Он меня раздражает. Они заслужили свою судьбу, потому что они ничего не делают, а только наблюдают, как жизнь течет мимо них сама по себе, отбросив их в сторону. Так жить нельзя. Мы с тобой никогда не будем такими, Пиппа. И наш отец таким не был. Мы не позволим этому старому Патриарху (она дала дедушке такое прозвище) распоряжаться нашей жизнью.

Настало лето. Все вокруг было в цвету — но не так, как на острове. Я поняла, что там всегда все было одинаково, и менялось только, когда шел дождь или дул мистраль. Здесь же все менялось день ото дня, и было так интересно наблюдать, как набухают почки, появляются листья, расцветают фруктовые деревья, кусты роз и клубники, майские жуки танцуют над прудом, слушать крики птиц и пытаться различать их, видеть под деревьями цветы колокольчиков и наперстянки, вдыхать сладкий аромат жимолости — особенно в долгие часы перед закатом, когда казалось, что день не хочет уходить. В такие вечера у меня было чувство, что я у себя дома. Это было странно, ведь я родилась на острове и прожила там всю свою жизнь.

11
{"b":"12164","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наследник для императора
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
Земля лишних. Побег
Ведьме в космосе не место
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Тень иракского снайпера
Флейта гамельнского крысолова
Как запоминать (почти) всё и всегда. Хитрости и лайфхаки для прокачки вашей памяти