ЛитМир - Электронная Библиотека

— Известно ли вам, что он угрожал ей?

— Меня там не было, — уклончиво ответил кузен Артур. — Но сэр Мэтью был человек вспыльчивый, когда сердился. Может, он немного покричал.

— О чем? О том, что вычеркнет ее из своего завещания? О том, что ей придется покинуть его дом?

— Могло быть и так.

— Была ли Филиппа Юэлл очень, расстроена?

— Я ее не видел.

— Когда вы в первый раз увидели ее после ссоры?

— В коридоре во время пожара.

— Ее спальня выходила в тот же коридор?

— Да, в него выходило несколько спален.

— И ваша в том числе?

— Да.

— И слуг?

— Слуги находились этажом выше.

Артур покинул трибуну, и на нее поднялась миссис Гривз.

— Угрожал ли сэр Мэтью выгнать внучку из дома и вычеркнуть из своего завещания?

— Да, — с готовностью ответила миссис Гривз.

— У вас хороший слух, миссис Гривз.

— Замечательный.

— Очень удобно при вашей должности. Видели ли вы мисс Филиппу после их ссоры?

— Да. Я видела, как она вошла в комнату, где в гробу лежало тело ее бабушки.

— Видели ли вы ее после этого?

— Нет. Но это не означает, что она провела всю ночь в своей комнате.

— Мы не спрашиваем вашего мнения, миссис Гривз. Нас интересуют только факты.

— Да, сэр, но я должна сказать, что у мисс Филиппы были странные привычки. Она куда-то ходила ночами.

— В ту ночь?

— Я ее не видела в ту ночь. Но однажды я застала ее рано утром. Я услышала шум…

— Опять ваш прекрасный слух, миссис Гривз?

— Я сочла своим долгом пойти и посмотреть, кто там бродит. Я должна смотреть за горничными, чтобы они себя хорошо вели, сэр.

— Еще одно ваше превосходное качество! И на этот раз…

— Я увидела, что в дом вошла мисс Филиппа. Было пять часов утра. Она была полностью одета, но ее волосы были растрепаны.

— И к какому вы пришли заключению?

— Что она отсутствовала всю ночь.

— Это она вам сказала?

— Она сказала, что вышла погулять в сад.

— Я не вижу причины, почему мисс Юэлл не может совершить прогулку рано утром, если она пожелает, и я не думаю, что она обязана перед этим приводить в порядок свою прическу.

Было видно, что миссис Гривз не произвела того впечатления, на которое надеялась. Но меня взволновало то, что она упомянула о том утре. Я не знала, что мне говорить, если об этом спросят меня.

Сказать ли им, что я провела ночь с любовником? Меня заклеймят позором, если я в этом признаюсь. Столько людей сочтут, что нарушение моральных норм — а меня обвинят именно в этом — не меньшее преступление, чем убийство. Никогда в жизни я не была так напугана.

Но вот пришла моя очередь.

— Мисс Юэлл, ваш дедушка пожелал, чтобы вы вышли замуж за вашего кузена, а вы отказались ему подчиниться?

— Да.

— Ваш отказ рассердил его?

— Да.

— Он угрожал, что выгонит вас из дома и вычеркнет из своего завещания?

— Да.

— Что вы на это ответили?

— Я ответила: «Я не могу выйти замуж за нелюбимого человека и поэтому немедленно покину дом».

— И вы бы так и сделали? Куда бы вы пошли?

— Я думала пойти к моей тете Грейс или пожить в одном из домов в округе, пока не найду себе подходящего жилья.

— Что вы делали после ссоры?

— Я пошла в бабушкину комнату, чтобы взглянуть на нее. Мы очень любили друг друга.

Я увидела, как многие сочувственно закивали. У меня появилось чувство, что допрашивающий симпатизировал мне и верил моим словам. И еще мне показалось, что он недолюбливал миссис Гривз и подозревал ее в злом умысле. Это придало мне мужества.

— Что произошло в бабушкиной комнате?

— Я просто посмотрела на нее и пожалела о том, что ее нет в живых, чтобы помочь мне.

— Горели ли свечи, когда вы вошли в комнату?

— Да. Они горели там со дня ее смерти.

— Не заметили ли вы, что они представляют какую-либо опасность?

— Нет.

— Я знаю, что ваша бабушка оставила вам деньги с тем, чтобы вы могли жить независимо. Считала ли она, что ваш дедушка предъявляет к вам жестокие требования?

— Да.

— Вы свободны, мисс Юэлл.

Все оказалось проще, чем я себе представляла. Я почувствовала огромное, облегчение, тем более, что не была упомянута моя встреча с миссис Гривз рано утром. Суд на этом не кончился. Шли обсуждения, и я тихо сидела и ждала. Кузен Артур взял мою руку и пожал ее. В первый раз в жизни я его не оттолкнула.

Наконец объявили приговор: смерть в результате несчастного случая. По мнению коронера, не было достаточных улик, что удар был кем-то нанесен. Он считал, что сэр Мэтью упал и ударился головой о край каминной решетки — такая решетка стояла у камина в его спальне.

Итак, мы были свободны. Страшная угроза, которую я осознавала только наполовину, миновала.

Я вышла из суда с кузеном Артуром, тетей Грейс и ее мужем. Мне показалось, что я увидела лицо, которое уж где-то видела. Сначала, я не поняла, кто это был, но потом меня озарило. Это был тот самый человек, которого я видела, когда мы с мисс Элтон ездили в Дувр смотреть церковные книги. Человек, который, как я полагала, жил в местной гостинице и интересовался окрестностями.

Я не стала о нем думать. Мои мысли были заняты другим.

Я была свободна.

Мне не хотелось надолго задерживаться в Грейстоуне. Там я чувствовала ужасную атмосферу подозрительности, которую распространяла миссис Гривз. Я замечала на себе любопытные взгляды слуг. Когда я поднимала голову и смотрела им в глаза, они смущались и отворачивались.

Кузен Артур по-прежнему был очень добр.

— Ты можешь здесь жить, сколько захочешь, — говорил он. — Ты должна считать Грейстоун своим домом.

— Я не могу. Дедушка прогнал меня, и я уйду.

— Но теперь это мой дом.

— Вы очень добры, особенно после того, что произошло, но я должна скоро уехать.

Тетя Грейс немедленно пришла мне на помощь.

— Ты должна пожить с нами, — сказала она. — Живи, сколько хочешь, дорогая. У нас теперь есть деньги на свой дом, и мы подыскали один недалеко от дома священника. Коттедж Вистария. Помнишь его? Чарлз думает, что он нам очень подойдет. Там есть большой сад, где он сможет работать и выставлять свои статуи. Поможешь нам переехать.

Она была очень добра. И так рада оставленным ей деньгам. Она считала, что это значит, что ее мать одобряла ее брак. Своей смертью бабушка помогла нам обеим.

Итак, я покинула Грейстоун и переехала к Грейс. У викария был большой дом, и он любезно предоставил мне комнату до тех пор, пока мы не переедем в коттедж Вистария.

Тетя Грейс уделяла мне много времени. Они с Чарлзом много говорили со мной, и мы строили планы. Теперь мне не нужно было думать об унизительной должности. Я была свободна. Тетя Грейс считала, что мне нужно время, чтобы определить, что делать дальше.

Но за меня решила судьба.

Я была в сарайчике у Чарлза, где расставляла его книги, когда услышала шаги. Я подошла к двери и, к моему великому изумлению и радости, увидела Дэйзи.

Она изменилась с тех пор, как мы расстались. Она немного располнела, но ее щеки были такими же розовыми, а в глазах по-прежнему прыгал озорной огонек. Она подмигнула мне как и в старые времена. Наверное, она это сделала специально, чтобы показать, как счастлива меня видеть.

— Мисс Пип! — сказала она.

— Ой, Дэйзи! — закричала я, и мы крепко обнялись, — Ты приехала, домой… наконец.

— Только ненадолго. С другими слугами в усадьбе… прибирать ее. Ганс приехал, но он меня сюда отпустил. Он сказал, что я должна повидаться со своими, что так будет правильно. Ему пришлось остаться там. У него теперь важная работа. Я замужем за ним. Я теперь фрау Шмидт. Как вам это нравится? Ганс сделал из меня степенную даму… с тех пор, как родился маленький Ганс. Я теперь мать. Подумайте только, мисс Пип. Вы никогда не видели таких детей, как мой Ганси. Он такой бесенок.

— Дэйзи, остановись на минутку. Ты хочешь сказать, что они готовят усадьбу к приезду хозяев?

39
{"b":"12164","o":1}