ЛитМир - Электронная Библиотека

Прошла неделя, но мои поиски не продвинулись ни на шаг. Я.несколько раз брала лошадь и ездила в лес. Но было бессмысленно просто так смотреть на охотничий замок. Я ничего не узнала нового. Я исследовала город, сидела в Biergarten. Co мной часто кто-нибудь заговаривал, потому что я была иностранка. Мне давали советы, что еще посмотреть в их стране. Но мне хотелось говорить только об одном, хотя было неудобно затрагивать эту тему слишком часто. Если разговоры и получались, информация была все время одна и та же. Рудольфа убили по политическим мотивам его враги, а его любовница оказалась там же, и ее тоже убили. Никто никогда не упоминал о ребенке.

Я ездила в охотничий замок и катала детей на лошади. Я разговаривала с Гизелой за горячим супом и ржаным хлебом. В ее кухне всегда что-нибудь варилось в котле. Я познакомилась с остальными детьми — Гизелой, Джакобом и Максом. Максу было всего года два. Джакоб был старше близнецов, и по возрасту стоял между Арнульфом и Гизелой. Мне было с ними хорошо и интересно, но у меня была своя цель, и я начинала беспокоиться.

Дэйзи заметила мое настроение.

— Не знаю, что вы собираетесь выяснить, — сказала она. — Если кто-то и знает разгадку, так кто-то в высоких кругах. В лесу вы уж точно ничего не найдете. Ответ

наверняка где-то в шалаше.

— Мне бы очень хотелось узнать.

— Вас никто не пригласит в шалаш, если вы им скажете, что вы Филиппа Юэлл, сестра убитой леди, приехали раскрыть это убийство. Это уж точно.

Она была права, и мысль об этом приводила меня в уныние.

И вдруг, когда я уже начала совсем отчаиваться и чувствовать, что глупо было радоваться после первоначального успеха, мне необыкновенно повезло.

Удача пришла от Ганса.

Я сидела в саду с Дэйзи, а маленький Ганс бегал по газону, наливая воду в ведерочко и поливая цветы, которые росли по краю. Мы с Дэйзи смеялись над ним, потому что себя он поливал больше, чем цветы. Ему так нравилось его занятие, что мы с Дэйзи не могли не разделить его радости. Вдруг появился старший Ганс.

— Я решил прийти домой и поговорить с вами, — сказал он, глядя на меня. — Дело вот в чем. Графиня Фрея…

— Кто она? — спросила я.

— Она помолвлена с Зигмундом, наследником. Она живет в Большом замке, ее воспитывают в доме Великого герцога. Она живет там со своей помолвки. У нас такой

обычай, что невеста воспитывается в семье будущего мужа. Она должна привыкнуть к традициям и обычаям своего будущего дома.

— Ганс, мы все про это знаем, — перебила Дэйзи.

— Мисс Филиппа об этом не знала.

— Это так, и не забывай, что она мисс Эйрз.

— Ладно, — ответил Ганс. — Извините. Так вот. Я прослышал, что графине Фрее нужно подучить английский язык. Ее теперешняя гувернантка немножко учила ее, но

все думают, что у нее неправильное произношение. Поэтому они хотят найти англичанку.

Я в диком восторге уставилась на Ганса, и в моем мозгу уже проносилась сотня возможностей. Он кивнул, улыбнувшись мне.

— И я подумал, — продолжал он, — если вы попадете в замок, вы сможете что-то для себя выяснить…

— Учить английскому языку графиню, — пробормотала я.

— Что? Что? — кричала Дэйзи. Когда ей все перевели, она пришла в такой же восторг, как и я. — Это как раз то, что нужно. Вы уже устали от того, что ничего не получается… И вы бы скоро уехали, если бы ничего не случилось. Но теперь вы пойдете туда… в шалаш, вот здорово-то!

— Ой, Дэйзи, я так рада!

— Теперь послушайте меня, — сказал Ганс, — если вы хотите попробовать, я схожу к управляющему Великого герцога. Он мой приятель, и рекомендация от меня будет много значить. Но если они узнают, что вы сестра мисс Франсин…

Откуда они узнают? — набросилась на него Дэйзи. — Вы правильно назвались мисс Эйрз.

— Если они обнаружат, кто вы такая, я скажу, что не знал об этом, — быстро проговорил Ганс. — Я скажу, что вы знакомая моей жены, и что вы хотели сюда приехать. Поскольку нам не помешают лишние деньги, она вас пригласила. Вы приехали и сняли у нас комнату.

— Правильно, — сказала Дэйзи. — Это всех удовлетворит.

— Но, Дэйзи, ты же не сможешь сказать, что не знала, кто, я такая.

— Не будем сейчас ломать голову над тем, чего не было. Когда мне задают неприятные вопросы, я отвечаю, что не понимаю.

— Это потрясающая возможность, — воскликнула я. — Это манна с небес. Я уже начала было думать, что надежды нет, и я никогда ничего не узнаю… и вдруг это.

— Итак, вы хотите решиться на это, — Подытожила Дэйзи.

— Да. Ганс, пожалуйста, замолвите за меня словечко.

Ганс был человек осторожный, и не хотел вмешиваться ни во что, что могло бы вовлечь его в беду.

— Откуда вам знать, кто я такая? — настаивала я. — Вы меня едва видели в Англии. Сюда я приехала как Анна Эйрз. Даже Дэйзи не видела меня пять лет. Если они догадаются, кто я, я скажу, что знала, что Дэйзи здесь, и приехала как Анна Эйрз. Но я не думаю, что кто-то узнает мое настоящее имя.

— Конечно, никто не догадается, — поддержала меня Дэйзи. Она была так же возбуждена, как и я.

Наконец, мы решили, что попробуем получить это место. Ганс отправился просить за меня управляющего Великого герцога, и через несколько дней я поехала в замок, называемый Великим, на интервью с управляющим и домоправительницей по поводу важной миссии обучения английскому языку августейшей молодой особы.

За мной прислали экипаж. Когда он подъехал к коттеджу, мы с Дэйзи глядели на него с благоговением. На боку был выгравирован герб Брюксенштейна — скрещенные мечи под короной и слова, в переводе означающие «Вперед к победе».

Мы долго спорили с Дэйзи, что мне одеть, и наконец выбрали самый простой туалет. Мои волосы, почти неуправляемые, потому что были тонкие и их было очень много, но в то же время являвшие собой мою единственную претензию на красоту, мы забрали в узел на шее. Это позволило мне надеть мою скромную синюю соломенную шляпку.

Я одела темно-синюю юбку, пиджак и белую блузку. Я выглядела соответственно положению, на которое претендовала, и к тому же производила впечатление, будто никогда не слышала слова «легкомыслие».

Дэйзи захлопала в ладоши, увидев меня. Я почувствовала, что оставляю позади Филиппу Юэлл и становлюсь другим человеком — мисс Анной Эйрз.

Лакей, одетый в ливрею, помог мне сесть в экипаж, а сам запрыгнул сзади. Кучер стегнул пару превосходных гнедых, и мы поехали. Я знала, что Дэйзи смотрит мне вслед из окна, такая же взволнованная, как и я сама. Ведь она любила говорить: «Не выношу, когда ничего не происходит. Лучше хоть что-то, чем совсем ничего».

Когда мы проезжали по городу, люди останавливались и смотрели нам вслед. Все сразу же узнавали герцогский экипаж. Я думала, что те, кому удалось заглянуть внутрь, недоумевали, кто такая эта просто одетая и несколько чопорная молодая дама.

Мы миновали стражу у ворот замка, которая была очень нарядна в голубых мундирах и ослепительных касках с красными перьями. Когда они отдавали салют экипажу, я услышала звон их мечей.

Мы въехали во двор. Я вышла из экипажа, и меня провели в зал, размером гораздо больше зала в охотничьем замке. Однако, он был построен по тому же принципу. У него были сводчатые потолки и толстые каменные стены с вделанными в них каменными скамейками.

Появился слуга в ливрее и пригласил меня следовать за ним. Он провел меня в маленькую комнату рядом с залом.

— Будьте так любезны подождать здесь, — сказал он.

Я кивнула ему и села.

Через пять минут в зале раздались шаги, и дверь отворилась. Вошли мужчина и женщина.

Я поднялась и наклонила голову. Они поклонились в ответ.

— Вы фрейлейн Эйрз? — спросил мужчина. — Я герр Фрутшен, а это фрау Стрелиц.

Я приветствовала их, на что они отвечали в самой изысканной манере.

Я знала, что герр Фрутшен был управляющим и приятелем Ганса, а фрау Стрелиц была домоправительницей. Именно на нее мне было необходимо произвести впечатление для того, чтобы получить должность.

47
{"b":"12164","o":1}