ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне кажется, у вас есть другая причина носить очки.

Она пугала меня. Иногда мне казалось, что она читает мои мысли. Она хитро поглядывала на меня, поддразнивая, как любила делать.

— Какая причина? — резко спросила я.

— Ну какая может быть причина, кроме того, чтобы я вас боялась?

Я с облегчением засмеялась. Но иногда ее замечания повергали меня в дрожь.

Готовясь ехать в замок фон Биндорф, я вспоминала нашу давнюю встречу. Вспомнит ли меня графиня? Я была совсем маленькая, невзрачная, похожая на любую школьницу моего возраста. Теперь я была выше ростом и из маленькой девочки выросла в довольно высокую молодую женщину. Я думаю, что те, кто знал меня тогда, узнали бы меня, но графиня видела меня только один раз, и ее больше интересовала Франсин.

Очки могут пригодиться. Я решила надевать их при необходимости. Я не думала, что Фрея действительно меня в чем-то подозревает. Мне не стоило так нервничать. Мне нечего бояться. Вряд ли графиня будет приглядываться к английской гувернантке своей важной гостьи.

На следующий день мы отправились в замок в экипаже. На улицах люди стояли группками, и у замка собралась большая толпа. Управляющий выпускал бюллетени о состоянии здоровья герцога и вывешивал их на воротах замка. Я смотрела на лица этих людей, когда мы их проезжали. Они громко славили графиню, и она принимала эти почести с грацией и серьезностью, как и подобало случаю.

Я подумала, что когда придет время, она станет хорошей герцогиней.

Мы с фрейлейн Крац сидели на заднем сидении экипажа. Проехали мост, ведущий к замку. Я подумала: буду недалеко от Дэйзи, и Ганс будет под одной крышей со мной. Это мысль меня успокоила.

Мы въехали во двор. Граф и графиня вышли встретить Фрею. Рядом с ними стояли молодые мужчина и женщина. Лицо молодой женщины показалось мне знакомым, и я тут же ее узнала: о, да, Татьяна. И опять я почувствовала неприятную дрожь. Не распознает ли меня дочь графини? Вдруг мне пришло в голову, что Татьяну как раз может заинтересовать кто-то одного возраста с ней. Мне надо было надеть очки.

Фрее помогли выйти из кареты, и она подошла прямо к графу и графине, которые сначала поклонились, а потом обняли ее.

Фрейлейн Крац вышла из кареты и встала в сторонке. Я вышла вслед за ней с опущенной головой. Я спряталась у нее за спиной и почувствовала облегчение от того, что все смотрели во все глаза на Фрею и не удостоили меня и мимолетным взглядом.

Я смотрела, как Татьяна здоровается с Фреей, и как молодой человек щелкнул каблуками и отвесил ей поклон. Фрея мило улыбнулась, и графиня взяла ее за руку и повела в замок.

Я смешалась с группой людей. С теми, кто не представлял никакой важности. Я благодарила Бога за это.

Вдруг я увидела Ганса. Наверное, он меня искал, потому что сразу подошел ко мне.

— Я покажу вам комнаты, отведенные для вас и фрейлейн Крац, — сказал он. — Они рядом с апартаментами графини.

Я благодарно улыбнулась ему, и мы с фрейлейн Крац ускользнули от толпы. Мы прошли по узкому коридору и поднялись по каменной лестнице, напоминавшей винтовую. Мы держались за толстые веревочные поручни.

— В вашу комнату можно пройти и по главной лестнице, — сообщил Ганс, — но сейчас мы лучше пройдем по этой.

Я была ему очень благодарна. Должно быть, он догадался о моих страхах.

Он показал нам наши апартаменты. Комнаты фрейлейн Крац и моя были рядом, и еще была большая комната, предназначенная для занятий. С другой стороны были покои, отведенные графине.

Фрейлейн Крац нервно проговорила, что надеется, что Великий герцог скоро поправится.

— Все говорят, что с ним все будет в порядке, — заверил ее Ганс.

— Я так устала, — пожаловалась она.

— Отдохните, — предложила я.

— Я должна сначала разобрать свои вещи, — сказала она и пошла к себе в комнату, оставив меня наедине с Гансом.

Я вопросительно посмотрела на него.

— Вас никто не узнает, — успокоил меня он. — Вы выглядите совсем по-другому. Я вас не узнал, когда увидел. И они вообще не обращают внимания на тех, у кого нет титулов. С вами все будет в порядке.

— Ганс, если они узнают, у вас не будет неприятностей?

— Я буду все отрицать. И Дэйзи что-нибудь придумает. На нее можно положиться.

Он попытался поднять мне настроение и подмигнул, подражая Дэйзи. У него это получилось так смешно, что я невольно улыбнулась.

— Я думаю, вы здесь пробудете недолго, — сказал он. — Как только герцогу станет лучше, вы вернетесь обратно. А он поправится. С ним такое уже было раньше.

Я была у себя в комнате и услышала, что графиню привели в ее покои. Было очень шумно, и среди других голосов я различала высокий голос Фреи.

Затем я услышала:

— Графиня, я хочу вам представить мою самую лучшую подругу, фрейлейн Эйрз. Она англичанка и учит меня английскому… для собственного удовольствия.

Я почувствовала настоящий страх. Я надела очки и притворилась, что любуюсь видом из окна. Фрея вошла с графиней. Я встала спиной к свету.

Обернувшись, я заметила, что с ними были Татьяна и молодой человек.

— Фрейлейн Эйрз, — с большим достоинством произнесла Фрея, — позвольте вас представить графине фон Биндорф, графу Гюнтеру и графине Татьяне.

Я низко поклонилась.

Графиня скользнула по мне взглядом безо всякого интереса. Татьяна тоже стала очень высокомерной молодой дамой и удостоила английскую гувернантку только беглым взглядом. Гюнтер был совсем другим.

— Добро пожаловать, — сказал он. — Надеюсь, вам у нас понравится.

— О, нам очень понравится, — подхватила Фрея.

— Нам с фрейлейн Эйрз везде нравится. Мы обожаем болтать по-английски.

Я постаралась вести себя как гувернантка. Я сказала:

— Графиня делает большие успехи.

Графиня фон Биндорф отвернулась с видом человека, потакающего капризам ребенка. Она взяла Фрею за руку и произнесла:

— Пойдемте, дорогая графиня. Нам надо о многом поговорить.

Когда они выходили, Татьяна искоса взглянула на меня.

Я опустила глаза и отвернулась.

Они не поняли, кто я такая.

Следующие несколько дней я почти не видела Фрею. Ее это возмущало. Она говорила, что они посягают на ее время. Графиня оказывала ей всяческие почести.

— Она это делает, потому что я стану Великой герцогиней, — говорила Фрея. — Я не знаю, как объяснить, но она всегда смотрит на меня сверху вниз, когда думает, что я не вижу, но в лицо всегда льстит мне. Не думаю, что я ей хоть сколько-нибудь нравлюсь, но она делает вид, что обожает меня. Мне хочется обратно в Великий замок. Хотя Гюнтер очень хороший. Он не похож на остальных, и по-моему он очень мне рад.

От Великого герцога шли хорошие вести, и теперь уже все верили, что он поправится.

Мои страхи улеглись. Я почти не видела графиню и ее дочь, но если случалось, я всегда одевала очки и делала строгую прическу.

Я чувствовала настоящее облегчение. Наш визит долго не продлится, потому что здоровье Великого герцога улучшалось с каждым днем. Если я буду держаться в тени, никому и в голову не придет связать мое имя с Франсин. Я еще раз поблагодарила Бога, что приезжала сюда под именем Анны Эйрз. Мое настоящее имя выдало бы меня в первую же секунду.

Через три дня после нашего приезда ко мне в комнату ворвалась Фрея.

— Привет, Анна, — крикнула она. — Мы так мало видимся, мне это не нравится. Я буду рада вернуться обратно. Но ты ведь это и сама знаешь! А теперь я расскажу тебе что-то, чего ты не знаешь.

— Что?

— Завтра приезжает Зигмунд.

— Давно пора.

— К нему послали курьера, а потом ему понадобилось время на дорогу. Сначала он поедет в Великий замок повидать Великого герцога, а потом приедет сюда. Он приедет вечером, и графиня хочет устроить праздник. Хотя, он не будет очень большим из-за болезни Великого герцога.

— Просто званый ужин?

— Не только. Герцогу ведь уже гораздо лучше. Он уже садится в постели для приема пищи.

— Хорошая новость. Зигмунду не стоило беспокоиться.

54
{"b":"12164","o":1}