ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я вас уже где-то видела, — произнесла она.

— На днях. Я спрашивала у вас дорогу.

Она улыбнулась.

— А-а… теперь вспомнила. Входите, пожалуйста.

Я вошла в прихожую, заметив, что все вокруг блестит чистотой. Она открыла дверь в светлую комнату, просто, но удобно обставленную.

— Садитесь, пожалуйста, — пригласила Катя.

Я села.

— Я знаю, что это вам покажется странным, — начала я. — Но меня очень интересует леди, убитая вместе с бароном Рудольфом.

Она немного испугалась.

— Почему… почему вы спрашиваете меня?

— Потому что вы хорошо знали и любили ее. Вы ухаживаете за могилой, водите туда своего мальчика, и вы, очевидно, очень уважали ее.

— Я беру с собой своего мальчика, потому что мне его не с кем оставить. Сейчас он спит. Это единственное время, когда я могу что-то поделать в доме.

— Пожалуйста, расскажите мне о вашей дружбе с убитой леди.

— Могу я спросить, почему вас это интересует?

Пришло время принять решение. Я поняла, что это единственный способ получить информацию, которая мне была так необходима. Я проговорила:

— Я ее сестра.

Она была поражена. Она в изумлении уставилась на меня. Я ждала, когда Катя заговорит.

— Да, я знала, что у нее есть сестра… Пиппа. Она говорила о ней с такой… любовью.

Эти простые слова так тронули меня, что у меня задрожали губы и слова начали выскакивать бесконтрольно:

— Тогда вы понимаете. Вы знаете, почему мне нужно…

Я сразу же увидела, что ничего бы не узнала, если бы не сказала ей, кто я такая. Но теперь ее отношение ко мне поменялось.

— Я видела, как вы убирались на могиле. Я видела, как вы вставали на колени вместе с мальчиком. Я поняла, что вы любили мою сестру. Поэтому я и решила поговорить с вами.

— Я не поверила, когда вы сказали, что заблудились, — ответила она. — Я чувствовала, что за этим что-то кроется.

— Я верю, что моя сестра была действительно замужем за Рудольфом.

Катя опустила глаза:

— Все говорили, что она была его любовницей.

— Все равно, где-то есть доказательство…

Она молчала.

— Расскажите мне про нее. Ведь она жила здесь в замке. Вы были ее ближайшей соседкой.

— Замок был ее домом. Видите ли, ей нельзя было появляться в герцогском замке. У барона были свои обязательства. Он приезжал, когда мог. Часто. Они были так влюблены друг в друга, и она была очень счастлива. Она все время смеялась. Я никогда не видела ее в плохом настроении. Она никогда не жаловалась. Барон Рудольф проводил с ней все свободное время.

— Расскажите, как вы познакомились.

— Тогда еще был жив мой отец. Они с моим братом работали у графа фон Биндорф, как и почти все люди, живущие в округе… У графа фон Биндорф или у Великого герцога. Мой брат Герцог до сих пор работает у графа. Он ездит по его поручениям и поэтому редко бывает дома.

— Да, — поторопила я ее.

— Со мной произошла ужасная вещь. Я была в лесу. Тогда я была еще очень молода и невинна, понимаете? Это было так страшно. Это трудно понять, пока не испытаешь на себе. Был один мужчина. Наверное, он следил за мной, потому что мне все время казалось, что за мной кто-то подсматривает. И однажды, когда было темно… — Она замолчала и смотрела прямо перед собой, заново переживая случившееся с ней. — Он был охранником в Великом замке. Он напал на меня, потащил в лес и…

— Изнасиловал.

Она кивнула.

— Я не знала, что мне делать. Ведь мне было известно, что он один из охранников… Я думала, что мне никто не поверит… и я никому не сказала. Это был такой кошмар, но я думала, что раз это прошло, об этом можно забыть… Но потом… я поняла, что у меня будет ребенок.

— Мне так жаль.

— Это было уже так давно. Все забывается. Теперь я уже не вспоминаю об этом. Только когда говорю. Мой отец был очень религиозен, понимаете? Узнав о случившемся, он был вне себя… — Ее лицо перекосилось, и я поняла, какой бедной беззащитной девочкой она была тогда. — Мне никто не поверил, — продолжала Катя. — Меня стали называть шлюхой, и говорили, что я навлекла позор на всю семью. Меня выгнали из дома.

— Куда же вы пошли?

— Я не знала, что мне делать, и пошла к ней… Вашей сестре. Она взяла меня к себе. И не только… Она все для меня сделала. Она поверила мне. Она считала, что даже если бы это было не так, все равно это не грех. И она верила мне. Она говорила, что помогла бы мне в любом случае. И вот… мой ребенок родился в охотничьем замке.

Мое сердце отчаянно забилось.

— У нее тоже родился ребенок… одновременно с вашим?

— Я ничего не знаю о ребенке, — сказала она. — Я никогда не видела там детей.

— Ее ребенок был бы в опасности? — спросила я. — Ведь он стал бы наследником герцогства.

Катя покачала головой.

— Для этого они должны были бы пожениться.

— Но я знаю, что они были женаты.

— Все говорят, что не были.

— Моя сестра никогда не говорила о браке?

— Нет.

— Говорила ли она, что ждет ребенка?

— Нет.

— И вы говорите, что ваш ребенок родился в охотничьем замке?

— Да. За мной хорошо ухаживали. Она за этим следила. Когда ребенок родился, мне перестали сниться кошмары. Я перестала жалеть о случившемся.

— Вы любили мою сестру?

— Разве можно не любить того, кто все для тебя сделал, спас от ужасной судьбы. Я почти не помнила себя от горя и страха. Я думала, что меня прокляли навеки. Так сказал мой отец. Она только смеялась над этим. Она мне показала, что я не сделала ничего плохого. Она мне помогла произвести на свет здорового ребенка. Она спасла нас обоих. Я никогда этого не забуду.

— Поэтому вы ухаживаете за ее могилой?

Катя кивнула.

— Я буду ухаживать за ней, пока жива и пока работают мои руки. Я никогда ее не забуду и не хочу, чтобы забыл Рудольф. Я все расскажу ему, когда он подрастет.

— Спасибо, что рассказали мне.

— Что вы здесь ищете?

— Я хочу найти ребенка, потому что верю, что он был.

Она покачала головой.

— Я хочу вам еще кое-что сказать, — продолжала я. — Графиня и все остальные не знают, кто я такая. Я здесь под именем фрейлейн Эйрз. Вы не выдадите меня?

— Ни за что, — с чувством ответила Катя.

— Я знала это, поэтому и доверилась вам, ведь иначе вы бы никогда мне ничего не рассказали.

Она согласилась со мной.

Я рассказала ей про бабушкино наследство, позволившее мне приехать, и вновь заговорила о том, что верю, что Франсин была замужем и что у нее был ребенок.

— У вас у самой есть сын, — уговаривала я ее. — Вы должны понять, как моя сестра должна была любить ребенка. Я хочу найти его. Я буду сама заботиться о нем. Он заменил бы мне погибшую сестру. К тому же, если он существует, я не знаю, в каких условиях он сейчас живет. Это мой долг перед Франсин.

— Я понимаю ваши чувства. Если бы ребенок был… но…

— У меня есть ее письма, где говорится про ребенка.

— Может, ей очень хотелось ребенка. Я знаю, что это так. Я помню, как она играла с моим Руди. Иногда люди, когда мечтают о чем-то, верят…

Такое объяснение я уже слышала. Кто угодно, но не Франсин. Франсин никогда не витала в облаках, не была фантазеркой. Ею скорее была я, но я бы ни при каких обстоятельствах не поверила бы, что у меня есть ребенок… не говоря уже о том, чтобы писать об этом письма.

Я проговорила:

— Я вам очень благодарна за все, за то, что ухаживаете за могилой моей сестры. Если вам захочется мне еще что-нибудь сказать, помните, что меня зовут фрейлейн Эйрз.

Катя кивнула. Я простилась с ней и вышла из дома, не узнав ничего нового, кроме причины, почему она ухаживает за могилой моей сестры.

Войдя в замок я неожиданно столкнулась лицом к лицу с Татьяной. Она посмотрела на меня своим обычным надменным взглядом и сказала:

— Добрый день, фрейлейн.

Я поздоровалась в ответ и хотела пройти мимо. Но она продолжала:

— Надеюсь, графиня делает успехи в изучении английского языка.

63
{"b":"12164","o":1}