ЛитМир - Электронная Библиотека

Служба кончилась. Фрея и вся семья сейчас вернутся в Великий замок. Там празднество продолжится. Теперь фрейлейн Крац и я могли вернуться в замок графа.

Мне пришло в голову, что раз Великий герцог поправился, Фрея переедет в Великий замок. Я, естественно, должна буду поехать вместе с ней. Я попыталась представить себе жизнь под одной крышей с Конрадом, и поняла, что с каждым днем мы приближаемся к развязке.

Мы вернулись в замок в четыре часа. Я переоделась в костюм для верховой езды и отправилась в лес.

Катя ждала меня. Она сказала:

— Мой брат на празднике. Он занимает довольно высокий пост у графа. Я так и думала, что вы придете, как только сможете.

— Спасибо, что написали мне. Я пришла при первой же возможности.

— Проходите. Я не буду вас долго держать в неведении.

Она провела меня в комнату, где я уже была раньше, и, оставив меня на несколько минут одну, вернулась с листком бумаги.

Катя странно посмотрела на меня, как бы сомневаясь, показывать ли мне его. Но я знала, что она позвала меня именно за этим.

Она неуверенно произнесла:

— Вы ее сестра. Вы были откровенны со мной, хотя для вас это было опасно… Поэтому я решила, что не могу это от вас скрыть.

— Что это? — спросила я. Она протянула мне бумагу.

Я посмотрела, и кровь бросилась мне в лицо. Руки мои задрожали. Это была та бумага… та самая, которую я видела… подпись, доказательство брака.

— Но… — прошептала я.

— Этот листок был очень аккуратно вырван. Это сделал мой брат и привез его сюда.

— Я знала, что видела его. Так же ясно, как вижу его сейчас. Теперь… все может быть по-другому. Ведь это доказывает…

Она кивнула.

— Это доказывает, что они были женаты. Я не верила, пока не увидела сама. Она всегда называла его своим мужем, но я считала, что ей просто так хотелось. Но он был… Вы и сами знаете. Я подумала, что в долгу перед ней. Поэтому я вам это и показываю.

— Это столько всего объясняет. Я видела запись, а потом она исчезла. Иногда мне казалось, что я сошла с ума. Что еще вы об этом знаете?

— Мой брат привез эту бумагу из Англии.

— Ваш брат… Ну конечно же! Он и есть тот человек, которого я видела. Он выследил меня… и выкрал запись после того, как я ее увидела. Я… я не знаю, как мне вас благодарить. Вы не представляете, что вы для меня сделали. Я столько думала об этом. Зачем… зачем он выкрал эту запись?

— Потому что кое-кто хотел отрицать факт брака.

— Вы имеете в виду… графа?

— Не обязательно. Мой брат — шпион. Он может работать на нескольких людей.

Я молчала. Кто-то хотел, чтобы о браке не узнали. Кто? Какое это имело значение, если они оба мертвы. Могла быть только одна причина. Значит, где-то есть ребенок.

Я твердо сказала:

— Ребенок был. Он — наследник герцогства, потому что есть доказательство брака между Рудольфом и моей сестрой.

В моей голове проносились мысли. Я найду ребенка… буду любить его, как и хотела Франсин. Я пойду к Конраду и скажу: «Произошло то, чего мы так хотели. Ты свободен. Если мы найдем ребенка… если он жив, ты больше не наследник. Ты можешь разорвать обязательства перед Фреей». Это было как волшебство.

Я не отрывала глаз от бумаги. Она была талисманом — ключом к моему будущему.

Но ребенок. Я должна найти ребенка.

Она пристально смотрела на меня. Потом покачала головой.

— Я просто думала, что вы захотите узнать, что брак был. Больше я ничем не могу вам помочь.

В ее глазах было что-то фанатичное. Мне показалось, что, она не хочет, чтобы я искала ребенка. Она сказала:

— Я очень рискую, передав вам эту бумагу. Мой брат… и другие… убьют меня, если узнают.

— Но ведь он узнает, что ее нет.

— Нет. Он думает, что ее украли.

— Каким образом?

— Он приехал из Англии. Бумага была в его кожаном чемоданчике, который он берет с собой, когда едет за границу. Он вернулся домой, уставшим после долгого пути. Признаюсь, я проявила любопытство. Мне хотелось узнать, зачем он ездил. Я догадывалась, что это не обычное поручение, с которыми граф посылает его по всему свету. Я залезла в чемоданчик и нашла бумагу. Я поняла, что это такое, и что это касается человека, который сделал мне столько добра.

— И вы взяли ее?

— О, нет… не тогда. Он должен был поехать в замок на следующий день, но перед этим он пошел к кузнецу подковать лошадь. Пока его не было, я инсценировала ограбление. Я взяла бумагу и несколько других вещей, чтобы он не подумал, что кража была совершена из-за нее. Я сломала замок и разбросала все вещи. Потом закопала чемодан у могилы вашей сестры. Я ушла из дому и вернулась уже после его возвращения, чтобы он первым увидел, что произошло. Он был невменяем. Он говорил, что его жизнь кончена. Он кричал на меня и говорил, что я не должна была оставлять дом без присмотра. Я отвечала, что не знала, что документы так важны. После этого он очень долго со мной не разговаривал, но прошло время, и мы по-прежнему живем вместе. Некоторые вещи все еще закопаны рядом с могилой. Я достала бумагу после того, как познакомилась с вами и после того, как вы открыли мне, кто вы такая. Я подумала, что она по праву принадлежит вам.

— Вы такая молодец. Это одна из двух вещей, которые я приехала доказать.

— Ребенка не было, — твердо сказала она. — Но есть доказательство брака.

— Меня привели к этому мои поиски, — ответила я, — и поведут дальше.

— Ну, теперь вы все узнали. Я чувствую огромное облегчение. Я была перед ней в долгу. Никто никогда не был ко мне добрее, чем она… и как раз в то время, когда я в этом нуждалась. Мне необходимо было хоть чем-то ей отплатить.

— Я так вам благодарна. Слышите? Это плачет ваш мальчик?

Она кивнула и улыбнулась.

— Он проснулся.

— Покажите мне его, — попросила я. — Я люблю детей, а он такой очаровательный малыш.

Ей понравились мои слова, и она вышла из комнаты. Вскоре она вернулась с ребенком. У него был заспанный вид. Одной рукой он тер глаза, а в другой держал игрушку.

Я сказала:

— Привет, Руди.

— Привет, — отозвался он.

— Я пришла к твоей маме… и к тебе тоже.

Он уставился на меня.

— Что это у тебя? — спросила я, — дотрагиваясь до игрушки, висевшей на его руке.

— Мой тролль, — ответил он.

— Ах вот оно что.

Я заметила, что одно ухо у тролля было мокрое. Я слегка дотронулась до него, а Катя засмеялась.

— Он еще такой ребенок, ведь так, Руди? Этот тролль у него очень давно. Он не может без него заснуть.

— Мой тролль, — повторил Руди с обожанием.

— Он до сих пор сосет его правое ухо. Он это делал, когда был совсем младенцем, и никак не отучится.

Я почувствовала, что комната поплыла у меня перед глазами. В моем мозгу заплясали слова. Что писала Франсин? — У него есть тролль, — с которым он спит. Упоминала ли она, что он сосет ему ухо?

Я наклонилась к ребенку и проговорила:

— Сына моей сестры звали Рудольф… как и этого малыша. Она писала мне о нем с такой любовью. У него тоже был тролль, с которым он спал и сосал ему ухо.

Катя сделала шаг назад.

— Они есть здесь почти у всех детей, — резко сказала она. — И все дети что-нибудь сосут… игрушку… одеяло. Это естественно. На то они и дети.

Она крепко держала ребенка и смотрела на меня с подозрением. Я подумала: это и есть ребенок Франсин. Тот же возраст. То же имя и… тролль.

Но я ничего не смогла сделать… пока. И стала прощаться. Атмосфера мгновенно разрядилась.

Я должна все узнать. Нужно поговорить с Конрадом. Мы должны что-то предпринять вместе, и если все действительно так… неужели сбудется наше счастье?

Я мягко дотронулась до Катиной руки и благодарно ей улыбнулась.

— Вы не представляете, как помогли мне, — сказала я.

Свернув бумагу, я положила ее за корсаж платья. Она там будет, пока я не покажу ее Конраду.

Я попрощалась и, поблагодарив еще раз, поехала к лесу. Катя стояла в дверях с сонным ребенком на руках, пока я не скрылась из виду.

68
{"b":"12164","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Октябрь
Мисс Магадан
Ложь без спасения
Одиноким предоставляется папа Карло
Прощение без границ
Четырнадцатая золотая рыбка
Assassin's Creed. Кредо убийцы
Папа, ты сошел с ума
Дори и чёрный барашек