ЛитМир - Электронная Библиотека

Остаток вечера я провела в нетерпеливом ожидании. Я заново изучала листок из церковной книги и вспоминала, как все произошло с того дня, когда увидела его в церкви. Постепенно все складывалось в одну ясную картину. Человек, преследовавший меня и подглядывающий за мной на церковном кладбище, был Катин брат, и он приехал уничтожить все доказательства существования этого брака. Что касается церковного сторожа, он наверняка был подкуплен. Катин брат хорошо заплатил ему только за то, чтобы он не узнал меня в следующий раз. Теперь, вспоминая его, я понимала, почему он с такой уверенностью утверждал, что никогда не видел меня. Мне следовало не останавливаться и постараться уличить его во лжи, но я была в таком шоке, что меня слишком легко было обмануть.

Но теперь доказательство было в моих руках.

Мне не терпелось увидеть Конрада. Я даже подумала поскакать в Великий замок, но тут же отбросила эту мысль, ведь это было невозможно сделать, не вызвав подозрений. Нет, надо потерпеть и подождать подходящей возможности.

Прошел еще один день. Наверное, он был занят со своими иностранными гостями, приехавшими на церемонию благодарения. Но к вечеру я получила от него записку. Он хотел видеть меня вечером в таверне.

Я выскользнула из дома, мало заботясь о том, будут ли меня искать. Я почти не видела Фрею. Наверное, она была с Татьяной и Гюнтером, потому что когда я выезжала, я видела Татьяну около конюшни. Скорее всего, они только что вернулись.

Конрад ждал меня, одетый в черное, как всегда во время наших тайных встреч. Он схватил меня и обнял с еще большей страстью, чем раньше.

— Мне необходимо было тебя увидеть, — прошептал он. — Пойдем в комнату.

— Мне нужно тебе кое-что показать, — сказала я. Мы поднялись по лестнице, и когда остались вдвоем, он стал целовать меня.

— Я сделала великое открытие, — объявила я. — Оно может все для нас изменить. — Я вынула бумагу. Он уставился на нее, потом на меня.

— Видишь! — торжествующе воскликнула я. — Тот самый листок из церковной книги. Я все-таки видела его. А потом, перед тем, как приехал ты, его выкрали.

Он был ошеломлен.

— Но церковный сторож…

— Он лгал. Его подкупил человек, который выкрал листок. Теперь это все выяснилось.

— Какой человек?

— Я могу ответить даже на этот вопрос. Катин брат.

— Катин?..

— Катя Шварц. Она живет в лесу рядом с охотничьим замком. Она знала мою сестру. Я в первый раз увидела ее у могилы, за которой она ухаживает. Я доверилась ей и

рассказала, кто я на самом деле, и она дала мне вот это.

— Невероятно.

— Напротив, очень даже вероятно. Ее брат Герцог Шварц шпионил для того, в чьих интересах было избавиться от записи.

Он странно посмотрел на меня.

— Для кого?

— Я не знаю.

— Пиппа, ты что, думаешь, что я приказал это сделать?

— Ты?

— Ну, если искать мотивы, кто бы выиграл в первую очередь?

— Конрад… ты не…

— Конечно, нет.

— Кто же тогда?

— Вот это мы и должны выяснить.

— Может быть только одна причина, почему это сделали, — сказала я.

Он кивнул.

— Если бы был ребенок…

— Значит, ребенок есть. Иначе Франсин не писала бы мне о нем. Иначе не было бы необходимости выкрадывать запись из книги.

Конрад молчал. Я видела, насколько он ошеломлен. Я продолжала:

— Если мы найдем ребенка…

— Он станет наследником герцогства, — очень тихо пробормотал он.

— А ты, Конрад, получишь свободу жить своей жизнью.

— Если ребенок существует…

— Он существует. Должен существовать. Кому-то хочется избавиться от доказательств брака. Поэтому ребенок здесь, где-то рядом. Сын Франсин и полноправный наследник герцогства.

— Мы найдем его.

— А потом?

Он взял мое лицо в ладони и поцеловал меня.

— Мы с тобой получим нашу свободу.

— А Фрея?

— Ей по всей видимости придется подождать, пока мальчик подрастет. Сколько ему сейчас лет?

— Около четырех.

— Тогда Фрее придется ждать долго.

— А ты будешь свободен, Конрад. Но Фрея будет очень несчастна.

— Для нее это не будет иметь никакого значения. Просто власть перейдет от одного человека другому. Если мы найдем мальчика, я буду свободен и смогу делать, что хочу.

— Мне кажется, я нашла мальчика.

— Что?

— Его приемная мать не хочет расставаться с ним и наверняка будет продолжать лгать по поводу его рождения.

— Кто она?

— Катя Шварц. Бедная женщина. Она отдала мне бумагу из-за чувства долга перед Франсин. Ей будет очень тяжело, если она в результате этого потеряет ребенка.

— Ты видела ребенка?

— Да. Он того же возраста, светловолосый, голубоглазый, его зовут Рудольф, так же, как моя сестра назвала своего сына. Она писала мне о нем, и мне кажется, все это очень важно. У него была игрушка, тролль, и он сосал ему ухо. Когда я увидела ребенка Кати Шварц, у него тоже был тролль, и он тоже сосал ему ухо, и Катя сказала, что эта привычка у него с годовалого возраста.

— Я узнаю все об этой женщине. Я выясню все подробности о рождении ее ребенка,

— Если бы это оказалось правдой… — прошептала я.

— Я знаю: ты ведьма. Ты тайно приехала сюда и разгадываешь секреты, непосильные для всех остальных. Я восхищаюсь тобой. Кто ты такая, Пиппа?

— Надеюсь, я та, которую ты любишь. Больше мне ничего не надо.

Мы стали говорить о том, как действовать дальше, и что делать, если мы сможем доказать, что ребенок из леса — наследник герцогства.

— Я должен буду править страной до его совершеннолетия, — сказал Конрад. — Моим долгом будет сохранить герцогство для него и научить его править. Нам придется часто бывать в Великом замке, но нашим настоящим домом будет Мраморный зал. О, Пиппа, ты только представь себе.

Я очень хорошо себе представляла.

— Завтра же я начинаю действовать. Это должно быть быстро. Кате Шварц придется доказать, что это ее ребенок. Если ее ответы подтвердят наши предположения, мы обнародуем факт законного брака Рудольфа и то, что у него есть сын. Это будет самая хорошая новость, какую только можно пожелать, Пиппа.

Часа через два после этого я вышла из гостиницы. Перед уходом Конрад сказал мне:

— Я не хотел говорить тебе раньше, чтобы не портить наш вечер, но через два-три дня мне придется уехать. Всего на неделю, не больше. Мне нужно вернуться вместе с нашими гостями из Шольстейна. Нам нужно обсудить разные соглашения. Когда я вернусь, я хочу чтобы ты переехала в Мраморный зал, вне зависимости от ситуации. Хватит тратить время попусту. Если мы найдем наследника, мы немедленно поженимся. Вместо житья вместе в благородном грехе, будем жить открыто, соблюдая все правила благочестия и условности, принятые в этом герцогстве.

Я видела, что он воспринял все гораздо проще, чем я, и мне было немного не по себе. Не пожалеет ли он о потере верховной власти? Может, для него она все же значила больше, чем союз со мной?

Мне казалось, что он будет совершенно счастлив, пока я рядом с ним. Но моя неуверенность росла. Если бы любого человека спросили, в чьих интересах было скрывать факт брака Франсин и Рудольфа и существование ребенка, он без сомнения назвал бы Конрада.

Я стряхнула с себя эти мысли и напомнила себе, что ему, как и мне, не терпелось найти ребенка. Он оставил запись о браке у себя и сказал, что спрячет его в надежное место, потому что мне было небезопасно носить ее с собой.

Когда он говорил это, мне казалось, что это правильно. Но я почему-то никак не могла избавиться от сомнений.

Я увидела его снова только через два дня, за день до отъезда. Он неожиданно появился в замке, когда ни графа, ни графини не было дома. Фрея уехала с Гюнтером кататься верхом. Я думала, что Татьяна уехала с ними.

Когда я увидела Конрада, мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Внизу поднялся большой шум, потому что некому было принять его. Я слышала, как он успокаивает всех в своей обычной добродушной манере, которая завоевала ему такую популярность.

69
{"b":"12164","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рецепты Арабской весны: русская версия
Мустанкеры
Вердикт
Зима Джульетты
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Дмитрий Донской. Империя Русь
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Действующая модель ада. Очерки о терроризме и террористах