ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Украденная служанка
Разведенная жена, или Жили долго и счастливо? vol.1
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Черное море. Колыбель цивилизации и варварства
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
По ту сторону
Медсестра спешит на помощь. Истории для улучшения здоровья и повышения настроения
Математика покера от профессионала
Книга Балтиморов

— Вам рады, деточка, и это ваш дом. Я рада вам, и мой дом — ваш дом.

Франсин взяла ее тонкую белую руку и поцеловала ее. — Вы так все изменили, — сказала она.

Миссис Уорден сказала, что леди Юэлл устала.

— Она, быстро устает, — прошептала она, и она очень переволновалась. Вы должны часто навещать ее.

— Конечно, конечно, — воскликнула Франсин.

Мы поцеловали бабушку в щеку, и Агнес Уорден проводила нас из комнаты.

Мы в нерешительности стояли в коридоре, не зная, в какую сторону идти. Франсин обернулась ко мне с сияющими глазами.

— Это шанс осмотреть дом, — сказала она. Как будто мы потерялись и ищем дорогу.

— Мы очень высоко, — сказала Франсин, — на самом верхнем этаже.

В конце коридора было окно. Мы подошли посмотреть.

— Как красиво, — заметила Франсин. — Но по-другому, чем на острове. У моря… другая красота. Эти деревья и лес и зелень повсюду. Если бы дедушка был таким же, как бабушка, мне бы здесь очень нравилось.

Я стояла рядом с сестрой, и меня согревало ее присутствие. Ничего не может случиться, пока мы вместе.

— Смотри, — воскликнула она. — Там какой-то дом. Какой интересный.

— По-моему, он очень старый.

— Похоже, времен династии Тюдоров, — сказала Франсин со знанием дела. — Этот красный кирпич… и, кажется, окна покрыты свинцовыми, листами. Мне он нравится. Надо пойти посмотреть на него поближе.

— Интересно, какая будет наша гувернантка?

— Пусть сначала найдут ее. Пошли дальше.

Мы спустились по узкой винтовой лестнице и вышли в холл. Через него мы прошли в длинную комнату с прялкой в углу.

— Мы настоящие исследователи, — сказала Франсин. — Скоро мы обшарим все углы и узнаем все страшные тайны дома наших предков.

— Откуда ты знаешь, что есть страшные тайны?

— Они всегда есть. К тому же, здесь это чувствуется. Так! Я думаю, что мы в солярии, потому что здесь весь день светит солнце… окна со всех сторон. Красиво. Здесь нужно устраивать балы и вечера и приглашать много-много гостей. Если я когда-нибудь унаследую этот дом, так оно и будет.

— Ты унаследуешь? Но, Франсин, каким образом?

— Я ведь одна из наследниц. Отец был единственным сыном. У тети Грейс вряд ли будут дети. Наверное, она коронованная принцесса… прямая наследница. А я возможная наследница. Это зависит от того, как они решат.

Я громко рассмеялась, и она тоже. Она всегда умела развеселить кого угодно.

Мы прошли через солярий, потом поднялись по лестнице, похожей на ту, по которой спускались, и нашли коридор, в который выходило множество спален, с кроватями под пологом, тяжелыми портьерами и темной мебелью.

Мы еще раз спустились и вышли в галерею.

— Семейные портреты, — задумчиво сказала Франсин, — погляди. Я уверена, что это король Карл Первый. Карл Мученик. А все эти джентльмены похожи на него. Клянусь, мы были верны монархии. Интересно, есть ли здесь наш отец? А может, и мы, Пиппа, ты и я.

Мы услышали шаги, и в галерею ворвалась взволнованная тетя Грейс.

— Вот вы где. Я была у бабушки, хотела вас предупредить. Не могла вас найти. Вы опоздаете на службу.

— Службу? — переспросила Франсин.

— У вас всего три минуты. Ваш дедушка будет очень недоволен.

Бедная Грейс, она окажется виноватой. Мы с Франсин побежали за ней.

К часовне шла лестница из главной залы. Она была маленькая, как и подобает часовням, достаточная только для членов семьи и слуг, которые все были в сборе, когда мы, задыхаясь, вбежали.

Я заметила любопытные взгляды слуг и была поражена их числом. Сзади сидела горничная Дэйзи. Наши глаза встретились, и она опять подмигнула. Все остальные были нарочито серьезны и сидели с опущенными глазами, пока нас не провели к нашим местам в первом ряду.

Дедушка уже сидел и даже не повернулся в нашу сторону. Тетя Грейс села рядом с ним, рядом с ней Франсин, и затем я.

Службу вел молодой человек, которому на вид было на больше двадцати пяти лет. Он был высокий и очень худой, с беспокойными темными глазами, а волосы казались почти черными по контрасту с бледностью его кожи.

Мы спели хвалебные гимны, потом долго молились стоя на коленях, и это казалось бесконечным. Затем молодой человек обратился нам, напоминая всем о заботах Всевышнего, которыми мы попали в поместье Грейстоун и нашли там пищу и кров, а также все необходимое не только для физического, но и для духовного блага.

Дедушка сидел со сложенными на груди руками кивал в знак одобрения. Затем последовали песнопения во славу, еще молитвы, и служба закончилась. Она длилась только полчаса, но показалась бесконечной. Все слуги ушли, а мы остались с дедушкой, тетей Грейс и молодым человеком, которого я приняла за пастора. Дедушка не то, чтобы улыбался, но смотрел на молодого человека с одобрением.

— Артур, — сказал он. — Познакомься со своими кузинами.

— Кузинами! — Я почувствовала изумление в голосе Франсин. Но вряд ли оно было сильнее моего.

— Его Преподобие Артур Юэлл, — сказал дедушка. — Ваш кузен — духовное лицо. Вы не видели его вчера, потому что он выполнял свои духовные обязанности по отношению к больной соседке. Я рад, что ты вернулся к службе, Артур.

Преподобный Артур наклонил голову с легким оттенком самодовольства и сказал, что миссис Гленкорн, кажется, стало лучше после его молитв.

— Артур, твоя кузина Франсин. — Артур слегка кивнул.

— Как поживаете, кузен Артур, — сказала Франсин.

— А это, — продолжал дедушка, — твоя младшая кузина Филиппа.

Темные глаза Артура скользнули по мне, но я привыкла к тому, что люди проявляют больший интерес к моей сестре.

— Ваше духовное воспитание в хороших руках, — продолжал дедушка. — И пожалуйста, запомните, что служба в часовне каждое утро в одиннадцать. Собирается весь дом.

Франсин не смогла удержаться от замечания:

— Я вижу, что нашему духовному воспитанию будет уделено достаточно внимания.

— Мы постараемся все для этого сделать, — сказал дедушка. — Артур, ты, наверное, хочешь поговорить со своими кузинами наедине? Тебе ведь нужно узнать, какое религиозное образование они получили. Боюсь, что ты будешь шокирован.

Артур сказал, что это замечательная идея. Дедушка и тетя Грейс вышли из часовни, оставив нас на милость Артура.

Он предложил сесть и начал задавать вопросы. Он был поражен, узнав, что на острове мы не ходили в церковь, хотя, может, это и к лучшему, потому что местные жители, очевидно, принадлежали к католической вере — это часто среди туземцев, как и поклонение идолам.

— Многие поклоняются идолам, — напомнила Франсин. — Не обязательно каменным богам, но правилам и обычаям, а это иногда приводит к подавлению любви и доброты.

Артур смотрел на нее, и хотя выражение его лица было неодобрительным, я увидела, что что-то сверкнуло в его глазах, это я часто замечала в людях, когда они смотрят на Франсин.

Мы довольно долго говорили с ним, во всяком случае Франсин. Мне он почти ничего не сказал. Я была уверена, что он был сильно шокирован нашим воспитанием. Скажет дедушке, что необходимы серьезные наставления, чтобы вернуть нам благословение Божие.

Когда мы наконец избавились от него, наступило время обеда. После этого тетя Грейс предложила нам немного поразмяться и сказала, что мы можем погулять по саду хотя было бы неблагоразумно выходить за его пределы, надо также помнить, что в четыре часа будет подан чай: в красной гостиной рядом с залом. Сама тетя Грейс направлялась к викарию. У нее было к нему важное дело. Мы тоже сможем ходить с визитами, когда у нас появится подобающая одежда — а это будет очень скоро, потому что завтра утром придет Дженни Брейкс и принесет ткань, чтобы начать примерки.

— Свобода, — закричала Франсин, как только мы остались одни. — Не выходите из сада! Как бы не так! Мы пойдем поглядим окрестности, а первым делом взглянем поближе на тот интересный дом, который мы видели из окна.

— Франсин, — сказала я, — мне кажется, тебе, все это нравится.

7
{"b":"12164","o":1}