ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каменная подстилка (сборник)
Непобежденный
Яд персидской сирени
Девушка с глазами цвета неба
Отморозки: Новый эталон
Dead Space. Катализатор
Туве Янссон: Работай и люби
Как запоминать (почти) всё и всегда. Хитрости и лайфхаки для прокачки вашей памяти
Энциклопедия специй. От аниса до шалфея

Пришел Циг с еще одной порцией жаркого. Я с отвращением оттолкнула ее.

— Вам нужно поддерживать свои силы, — сказал он.

Я подумала, что он, должно быть, сам съедал мою еду, когда выходил от меня. Бедный Циг, они кормили его так скудно.

Кто эти люди? Слуги графа? Всегда ли он посылал к ним своих врагов, когда хотел избавиться от них?

В горах было тихо, на много миль не было слышно ни звука. Поэтому я услышала приближающийся стук копыт гораздо раньше, чем увидела самих всадников.

Я стояла у окна. Они ехали к замку. Их было шестеро. Конрад, подумала я. Но нет! Его среди них не было. Я бы его узнала из тысячи. Когда они подъехали ближе, я узнала Татьяну, скакавшую впереди. Ее спутники оказались охранниками.

Я поняла, что мне пришел конец, потому что Татьяна хотела избавиться от меня. Она предъявила мне обвинение и теперь хотела расплаты.

Я смотрела, как они приближаются. Они спешились и вошли в замок. Я напряженно ждала, зная, что вот-вот ко мне придет Татьяна.

Таки случилось. Ключ повернулся в замке, и я увидела ее.

— Надеюсь, вам тут удобно, — сказала она, скривив губы.

— Надеюсь, вы не ждете ответа на свой вопрос, — ответила я.

Я не задумывалась над тем, что говорила. Я хотела храбро принять смерть.

— Мы рассмотрели все факты, — сообщила она, — и признали вас виновной.

— Как же вы могли это сделать без моего присутствия.

— В нем не было необходимости. Факты говорят сами за себя. Вы встречались с бароном в таверне. Он это подтверждает. Вы дали ему понять, что хотите выйти за него замуж, но это было невозможно из-за его обязательств перед Фреей. Более сильного мотива просто не бывает. К тому же это испробовали и раньше со своим дедушкой. Если на вашем пути кто-то стоит, вы пытаетесь от него избавиться. Но убийство карается смертью.

— Все имеют право на справедливый суд. Это закон.

— Чей закон? Может, вашей страны? Вы сейчас не там. А здесь другие законы, вас признали виновной и приговорили к смерти Ваше дело необычно из-за замешанных в нем лиц. Вас опасно показывать народу. Это может создать нездоровую ситуацию, привести к войне между моей страной и страной Фреи. Фрея была слишком важной персоной, и Колениц будет мстить за нее. Они заходят, чтобы убийцу выдали им. Итак, я предлагаю вам выбор.

— Вы предлагаете мне скалу Клинген? — спросила я.

Она кивнула.

— Это упростит дело… и поможет избежать войны. Вы прыгнете, а мы пошлем ваши останки в Колениц. Они удостоверятся, что убийца их графини мертва и правосудие свершилось. Через десять минут мы поднимемся на скалу, и вы сделаете, что нужно.

— Я ничего не буду делать, — сказала я. Она улыбнулась.

— Вас убедят изменить свое решение.

— Я знаю, что вы имеете в виду. Это ваше приказание?

— Мое и остальных.

— Кто же остальные?

— Великий герцог, барон Зигмунд, мои родители. Мы все пришли к заключению, что это самый лучший способ и наиболее безболезненный для вас… хотя, может, убийцы заслуживают более страшной смерти.

— Я вам не верю. Этот приговор вынесли вы одна. — Она вопросительно подняла брови и я продолжила:

— Потому что вы хотите избавиться от меня, так же, как избавились от Фреи…

— На вашем месте я бы приготовилась. Осталось совсем мало времени.

Она вышла.

Я стояла у окна. Смерть, подумала я. Быстрый прыжок и… темнота. А Конрад? Если бы я только могла увидеть его… услышать, что он действительно любит меня… что он во всем этом не замешан…

Но я его больше не увижу. Я никогда не узнаю…

Они были у моей двери. На этот раз пришел Большой, хозяин. С ним была женщина. У них были бледные равнодушные лица, не выражающие никаких чувств, только холод, как будто смерть была самым обычным делом в их жизни. Может, так оно и было. Интересно, сколько человек они уже сбросили со скалы.

Я одела пальто. Мужчина спускался по лестнице впереди меня, а женщина шла сзади. В зале собралось несколько человек. Это были мои похороны. Не так уж много людей присутствует на своих собственных похоронах. Все присутствующие были моими врагами, кроме мальчика Цига, стоявшего с раскрытым ртом и настоящим состраданием в глазах.

Я почувствовала холодный горный воздух. Я чуть не задохнулась после духоты моей камеры. На склоне горы росли маленькие белые эдельвейсы, и блестел горный ручеек. Все казалось таким ярким и чистым. Наверное, потому что я видела это в последний раз.

Глаза Татьяны сверкали. Она ненавидела меня и не могла дождаться момента, когда я сорвусь со скалы… вниз, к забвению, навсегда из ее жизни.

Нам пришлось ехать верхом, а затем оставить лошадей и подниматься пешком на вершину скалы. Там почти не было травы, и земля осыпалась у нас под ногами.

Вдруг на фоне неба прямо на вершине скалы, откуда я должна была броситься вниз, выросла фигура. Она не двигалась.

Я подумала: у меня галлюцинации. Может, это случается со всеми в преддверии смерти? И вдруг я услышала свой собственный крик: «Фрея!».

Фигура не пошевелилась. Она просто стояла на вершине. Она была призрачна. Плод моего воспаленного воображения. Фрея была мертва. Она мне привиделась.

Я обернулась к Татьяне. Та не отрываясь смотрела вперед, ее лицо было бледно, а тело дрожало мелкой дрожью.

И вдруг призрак — если это был призрак — стал к нам приближаться.

Татьяна закричала:

— Нет… нет… Ты мертва.

Она попыталась побежать, но оказалась в руках Большого хозяина. Фрея повторяла:

— Анна… Анна… Она хотела сбросить вас со скалы. Анна, что случилось? Вы тоже думаете, что я привидение?

Она обняла меня и прижала к себе. Меня сотрясали рыдания. Я не могла ни говорить, ни контролировать своих чувств, ни думать ни о чем другом, кроме того, что она здесь… живая или мертвая… и она спасла мне жизнь.

— Анна, — попросила она, — успокойтесь. Я не привидение. Я только хотела ее напугать. Если вы перестанете дрожать, я вам все расскажу.

Фрея крикнула, и из-за выступа скалы появились несколько всадников, которые там прятались. Среди них был Гюнтер.

Он приказал Большому хозяину:

— Отведи мою сестру обратно в замок. Мы последуем за вами.

— Она выглядит ужасно, — заметила Фрея. — Но как же иначе. Я знала, на что она способна. Сбросить Анну со скалы! Но мы с ней разберемся.

Графиня Фрея молчала, пока мы не вернулись в замок. Там она отвела меня в маленькую комнату рядом с залом, усадила на стул, а сама села на табуретке у моих ног. Мы были вдвоем.

Я не хочу, чтобы нам мешали, — сказала она. Я хочу сама вам все рассказать. Гюнтер придет, когда я его позову.

— О, Фрея! — воскликнула я. — Я не могу думать ни о чем другом, кроме того, что вы здесь, живая и здоровая. А мы думали…

— Не надо так волноваться. Куда делась моя милая спокойная английская гувернантка? Итак, я решила, что не выйду замуж против своей воли.

— Вы имеете в виду Зигмунда?

— Мне Зигмунд нужен не больше, чем я ему. Зачем принуждать нас к этому браку? Глупо! Я не хотела этому подчиняться. Так же, как и Гюнтер. Мы с Гюнтером решили, что мы поженимся. Нам никогда бы не разрешили этого сделать, поэтому единственным выходом было просто пожениться, а потом поставить всех перед фактом. Тогда бы никто ничего не смог сделать. Не помог бы ни контракт и ничто другое. Кто знает? Может, я уже была enceinte[11]. Очень похоже. Как я могла выйти замуж за кого-то другого?

— О, Фрея, Фрея, не надо так торопиться.

— Мы решили убежать. Провидение было на нашей стороне в ту ночь. Перед уходом я свернула одежду и укрыла одеялом, чтобы это напоминало лежащую фигуру. Как будто графиня Фрея спит в своей кровати. Я сделала это на всякий случай, чтобы никто не поднял тревогу, пока мы еще не скрылись. Татьяна планировала войти ко мне в комнату, оглушить меня, а потом поджечь комнату. Я поняла это, когда вернулась и узнала, что произошло… потому что она вошла еще до того, как ушла я. Я сидела у окна в халате, накинутом поверх моей дорожной одежды и ждала, как вдруг дверь потихоньку открылась. Меня не было видно за занавесками, а я видела, как она подкрадывается к моей постели. В руках у нее была кочерга. Я сидела в темноте, потому что не хотела привлекать внимания. Сидела у окна и ждала условного знака Гюнтера. «Что вам нужно, Татьяна» — спросила я. Она страшно испугалась и ответила, что ей послышалось, что я звала ее. Я спросила, почему у нее в руках кочерга. Она сказала: «Ой, я не успела положить ее. Я разжигала камин у себя в комнате и услышала, что вы звали…» Конечно, все это было очень странно, но я забыла об этом, потому что мои мысли были заняты другим. Вскоре мы с Гюнтером пустились в путь. Мы пошли к священнику и обвенчались, и знаете, милая Анна, быть замужем за тем, кого любишь, очень приятно.

вернуться

11

enceinte (франц.) — беременная (Прим. переводчика)

74
{"b":"12164","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дневник автоледи. Советы женщинам за рулем
Кремль 2222. Куркино
Лестница в небо. Краткая версия
Дочь болотного царя
Флейта гамельнского крысолова
Кастинг на лучшую любовницу
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Маленькая книга BIG похудения
Смотрящая со стороны