ЛитМир - Электронная Библиотека

— Любимый отец! Смешно да и только! Вся Италия смеется. Папа, дорогой отец донны Лукреции, жаждет спрятать ее под своими папскими одеждами.

— Джованни, ты просто впал в истерику. Она была права. Он чувствовал страх. Он видел себя в сетях папы. У его миланского родственника не находилось для него времени, его тесть, папа римский, хотел убрать его со своего пути; вот поэтому его посылают к врагам его семьи. Что же с ним будет?

— Я не подчиняюсь приказу папы, — сказал он. — Разве непонятно, что он задумал?

— О Джованни, — возразила Лукреция, — ты поступишь неосмотрительно, ослушавшись моего отца.

— Ты советуешь мне подчиниться, конечно! Ты скажешь: поезжай в Неаполь. Прими командование. Ты и твоя семья — заклятые враги неаполитанцев, но поезжай… потому что мой отец хочет, чтобы ты не мешал ему вернуть меня домой… чтобы я могла жить рядом с ним, а слухи пусть растут… растут… растут…

Он засмеялся, но лицо его было искажено страхом.

Ей хотелось успокоить его, но в этот момент он закричал:

— Я никуда не поеду — ты слышишь меня? Я не поеду!

Беда не приходит одна. Пришли новости из Каподимонте, родного города Джулии, что ее брат Анджело очень болен и что семья не надеется на его выздоровление.

Джулия была в отчаянии. Она очень любила свою семью, особенно своих братьев — Анджело и Алессандро.

Она пришла к Лукреции. Никогда за время их дружбы та не видела Джулию такой расстроенной.

— Новости из дому, — объяснила девушка.

— Дорогая моя Джулия, как я тебе сочувствую! — воскликнула Лукреция. — Нам остается только молиться, чтобы все обошлось.

— Я должна сделать больше, чем просто молиться, — ответила ей подруга. — Я поеду к нему. Разве могу я сидеть и ждать, пока он умрет?

— Ты помнишь, что велел нам мой отец?

Мы не имеем права покидать город без его разрешения.

— Умирает мой брат, ты понимаешь это? Что, если бы на его месте были Джованни или Чезаре? Неужели ты не поехала бы к ним?

— Но ведь это не Джованни и не Чезаре, — спокойно возразила Лукреция. — А только Анджело.

— Он мне такой же брат, как Джованни и Чезаре братья тебе.

Лукреция не могла с этим согласиться. Джулия не понимала, как связаны между собой Борджиа. И отец будет крайне недоволен, если Джулия уедет из Пезаро к своей семье.

— Послушай, Орсино в Бассанелло, совсем неподалеку от Каподимонте. Ты ведь знаешь, мой отец не любит, чтобы ты находилась рядом со своим мужем, — пыталась урезонить Лукреция подругу.

— Мне незачем встречаться с Орсино.

— Но он сам, наверное, явится к тебе. О, Джулия, если тебе дорога любовь моего отца, ты не поедешь в Каподимонте.

Джулия молчала. Она разрывалась между желанием увидеть брата и стремлением угодить папе.

Джованни уехал в Неаполь. Лукреция проводила его, не испытывая никакого сожаления. В течение последних недель она убедилась, за какого ничтожного человека вышла замуж; она страстно тосковала по силе, столь свойственной ее отцу и братьям.

Джованни, униженный и полный гнева, решил, что раз уж он вынужден отправиться в стан врага, то станет передавать своей семье информацию о дислокации и передвижении неаполитанской армии. Он отважится на опасную работу, и если его разоблачат как шпиона, ему будет угрожать серьезная опасность. Но что еще ему остается делать? Он — мелкий правитель небольшого владения, провинциальный господин, который не может обойтись без помощи семьи и папы.

Печаль опустилась на дворец после отъезда Джованни. Больше не устраивались развлечения, у девушек не было на то настроения. Лукреция развлекала Лауру, а Джулия смотрела в окно — она ждала вестей из Каподимонте.

Настал день, когда появился гонец; новости, которые он привез, были неутешительны. Анджело Фарнезе умирал, сомнений не оставалось. Единственным его желанием было повидать перед смертью сестру, которая так много сделала для процветания семьи. И тогда Джулия приняла решение.

Она повернулась к Лукреции:

— Я сейчас же отправляюсь в Каподимонте, — проговорила она. — Я решила повидать брата перед тем, как он покинет нас.

— Ты не должна ехать, — настаивала Лукреция. — Это не понравится моему отцу.

Но Джулия сохраняла твердость и в тот же день вместе с Лаурой и Адрианой отправилась в Каподимонте.

Джованни, Джулия, Лаура и Адриана уехали.

Как все изменилось вокруг, размышляла Лукреция, оставшись в Пезаро совсем одна.

Орсино Орсини выжидал в родовом замке.

Как и Джованни Сфорца, он был слабым человеком. Орсино не мог забыть о том, что принадлежит к младшей, менее многочисленной ветви семейства и постоянно испытывает на себе презрение более состоятельных и могущественных родственников. Орсино не мог забыть, что не отличается богатырским сложением, что косит и что даже служанкам не кажется слишком привлекательным.

Он часто размышлял о том, как с ним обращаются. Ему казалось, что над ним насмеялись слишком жестоко, заставив жениться на одной из красивейших женщин Италии, которая была возлюбленной папы римского прежде, чем стала его, Орсино, женой.

Словно все говорили: О, да ведь это всего-навсего Орсино, а он совсем не в счет.

Его собственная мать сыграла в его унижении выдающуюся роль.

— Не будь глупцом, Орсино, — урезонивала она сына. — Подумай, какие милости сможет выпросить для нас Джулия у папы. Богатство! Земли! Это куда выгодней иметь, чем просто жену. В любом случае, если тебе нужны женщины, в твоем распоряжении будет любая.

Красавица Джулия! Она обрела скандальную известность по всей Италии. Любовница папы! Мать ребенка папы! И она считалась женой Орсино, которому никогда близко не разрешали подойти к ней, боясь задеть чувства папы.

Орсино дал клятву:

— Пришел конец моим унижениям. Она уехала от Александра. Она в Каподимонте, и клянусь, она станет моей настоящей женой. Клянусь, она оставит своего любовника.

Из замка он смотрел на небольшую деревушку, прилепившуюся к старинной церкви с колокольней. Он смотрел на долину, по которой медленно протекал Тибр. Казалось, вокруг него царит полное спокойствие и тишина. Но если он начнет выполнять задуманное, он не сумеет долго наслаждаться миром. Его семья была давним врагом Неаполя, а он командовал бригадой. Вскоре ему придется покинуть эти края. Тогда он снова окажется вдали от Джулии, и если папа узнает, что Джулия приехала в Каподимонте повидать умирающего брата, он проявит меньшее беспокойство, чем когда узнает о его пребывании неподалеку от Джулии.

Но стоит ли опасаться папы? Так ли необходимо это сейчас? Французы послали мощную армию, одной из задач которой, как говорили, было смещение папы. Тогда зачем же бояться Александра?

— Клянусь всеми святыми, я получу то, что принадлежит мне! — дал себе слово Орсино.

Он послал за капитаном, и когда тот явился, приказал:

— Вы поведете отряды в Умбрию. Я получил распоряжение отправить людей туда.

Капитан подчинился приказу, но в его глазах Орсино заметил удивление.

— Я неважно себя чувствую, — объяснил он. — Мне кажется, у меня повышается температура.

Я не смогу выступить с вами, придется мне остаться ненадолго здесь.

Отпустив капитана, он хитро улыбнулся.

Первый шаг сделан.

Святой отец вот-вот потеряет свою любовницу, а он, Орсино Орсини, скоро обретет жену.

Когда войско покинуло город, он отправился в Каподимонте, где и мать, и Джулия с удивлением встретили его.

— Что сие означает, — воскликнула мать. — Разве ты не должен находиться вместе со всеми в лагере?

— Я буду там, где пожелаю, — ответил Орсино.

— Насколько мы поняли, у тебя был приказ, — вмешалась Джулия.

Орсино внимательно посмотрел на жену. Не зря ее во всей Италии прозвали Красоткой. Вдруг перед ним промелькнули картины — она и ее опытный возлюбленный папа занимаются любовью, и он едва не сошел с ума от гнева и желания.

Он сказал ей:

34
{"b":"12166","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайна нашей ночи
Дори и чёрный барашек
Время первых
Омуты и отмели
Дневник автоледи. Советы женщинам за рулем
Карпатская тайна
Питерская Зона. Темный адреналин
Посольство