ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рыцарь страха и упрека
Кровные узы
«Черта оседлости» и русская революция
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей
Русское сокровище Наполеона
Менеджмент. Стратегии. HR: Лучшее за 2017 год
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Хаос: отступление?
Зона Икс. Черный призрак

Хенникер уже научился ходить с костылем. Он смеялся над протезом, называл себя Бен-деревяшка и, держась за мою руку, совершал прогулки по дому.

Однажды мы оказались в галерее.

— Здесь должны висеть семейные портреты, но мое уродливое лицо никак не для живописи.

— У вас очень интересное лицо, — заверила я.

Он скорчил смешную гримасу, но мои слова явно тронули сердце закаленного землекопа. Значит, в душе Хенникер — человек сентиментальный.

Он всегда много говорил о себе и ласково вспоминал любимую мать.

— Бен, вам надо было жениться, — однажды заметила я.

— Я не подхожу для брака. В нужный момент рядом со мной никогда не оказывалось подходящей женщины, чтобы связать холостяка по рукам и ногам. Конечно, я встречался со многими, но чувства оказывались фальшивкой, а я, как и вы, всегда предпочитал искренность. Когда-то я прожил с Люси целый год и уже собирался узаконить отношения, но потом что-то внезапно изменилось. Позже появилась Бетти. Хорошая женщина, но с ней тоже ничего не получилось.

— Портреты ваших сыновей и дочерей могли бы украшать эту галерею.

— У меня есть парочка, — ухмыльнулся Бен. — Во всяком случае, после того как я стал богатым, они стали называть меня отцом.

— Неужели?

Итак, мы подолгу говорили. Слуги вели себя дружелюбно, а миссис Бакет сильно привязалась ко мне. Она вечно допытывалась, как миссис Кобб справляется со своими обязанностями, и презрительно отзывалась о ней. Хотя наша кухарка готовила отменно.

— Лучше бы бедняга Джармэн остался в Холле, — сетовала экономка. — Он получил дом, а теперь в нем не хватает места для дюжины детей. Мог бы еще лет пять подождать и сегодня кормил бы меньше ртов.

Спустя некоторое время Уилмот стал нормально воспринимать мои визиты в помещения для слуг. Видимо, решил, что я — не настоящая Клейверинг. Поскольку не родилась в Оуклэнд Холле, то нахожусь на самой низкой ступеньке социальной лестницы среди собственной родни. Внешне дворецкий выказывал мне уважение, но в душе явно затаил презрение.

Мы с Беном частенько смеялись над этим, и я уже не могла представить, как жила до знакомства с ним.

В конце августа Бен расстроил меня. Он уже научился двигаться самостоятельно, опираясь на костыль.

— Если так пойдет, то к весне я уеду. — Почувствовав мое подавленное настроение, Хенникер попытался утешить меня: — До нового года я об этом и думать не собираюсь, мне еще нужно много практиковаться.

— Без вас мне будет очень скучно, — пробормотала я.

— Это произойдет еще не скоро, — он потрепал меня по руке. — Никто не знает, что может случиться до Рождества.

— Куда вы поедете?

— У меня есть имение на севере от Сиднея, неподалеку от того места, где добывают опалы. Там полно месторождений.

— Неужели вы опять этим займетесь?

— Конечно.

— Но после несчастного случая…

— Буду ходить с палкой. У нас с компаньонами шахты и много рабочих.

— А что там сейчас происходит?

— За всем присматривает Павлин.

— Павлин?!

Бен расхохотался.

— Когда-нибудь вы с ним познакомитесь. Эта кличка ему подходит.

— Он, наверное, зазнайка?

— До мозга костей. Но для этого есть основания. Вы когда-нибудь видели перья павлина? Такие голубые. У него глаза того же цвета. Темно-синие, очень редкие. Они страшно темнеют, если парень злится. В моей фирме никто не смеет спорить с Павлином, а это очень полезно. Он прекрасно заботится о делах в мое отсутствие. Если бы не он, я бы сейчас здесь не находился. Не смог бы оставить компанию. Все пошло бы наперекосяк.

— Значит, вы доверяете этому Павлину?

— Учитывая близость нашего родства, да.

— Кто же он?

— Джосслин Мэдден, больше известный как Джосс или Павлин. Я был близок с его матерью. Джулия слыла красавицей. Все мужчины за ней увивались. Джок Мэдден был бедняком и неумехой, он не умел справляться ни с женщинами, ни с работой. Мы с Джулией любили друг друга, и когда на свет появился Джосс, не осталось ни тени сомнения. У старины Джока детей не могло быть.

— Значит, Павлин — ваш сын?

— Вроде, — рассмеялся Бен. — Никогда не забуду день, когда он явился ко мне. Тогда я уже построил поместье и назвал его Павлиньим. Эти птицы бродят прямо перед домом. Джулия часто навещала меня, собиралась оставить Джока и поселиться со мной насовсем. Но однажды случилась беда: понесла лошадь, Джулия упала и разбилась насмерть. Джок вскоре женился на настоящей мегере. Никто не хотел с ней связываться, несмотря на недостаток женщин, а Джок просто не знал, как сказать «нет». Она его обуздала и полностью подчинила себе. Джоссу не нравилось дома. Он собрал вещи и явился ко мне в поместье, по дороге распугав всех павлинов. Когда слуги привели его, мальчик заявил: «Я останусь здесь жить, навсегда!» Он не спросил, можно ли. Таков был Джосс Мэдден в семь лет и таким остается сейчас. Если он что-нибудь задумал, никто не способен отговорить.

— Похоже, вы любите его, Бен.

— Он мой сын… И во многом похож на меня. Я всегда восхищаюсь людьми, которые меня чем-то напоминают.

— Значит, он остался в имении, стал заносчивым, беспощадным, и люди прозвали его Павлином?

— Вот именно.

— Он один из тех, кто назвал вас отцом, когда вы разбогатели?

— В семь лет дети не знают, что такое богатство. Джосс просто возненавидел мачеху и полюбил павлинов. Мальчик обращал на них больше внимания, чем на меня, и все время бегал за птицами по газону. Потом он увлекся опалами, особенно теми, что повторяли цвета оперения птиц. Сын сразу же пристрастился к моей работе. Под его руководством компания будет в порядке. Он может справиться и без посторонней помощи, но мне самому хочется в Австралию. Иногда мне снится, что я там… Что ползаю по пещерам и нахожу новый Зеленый Огонь.

— Это несчастливый камень, Бен. Мне не хотелось бы, чтоб с вами произошло несчастье. Вы богаты, владеете Оуклэндом. Разве Зеленый Огонь имеет какое-нибудь значение?

— После потери этого камня я нашел новую драгоценность — вас, — ответил он.

Потом мы молча шли по галерее, и я с горечью понимала, что наступит день, когда друг покинет меня.

Иногда мне казалось, что времени осталось совсем мало. В отсутствие Хенникера я не смогу приходить в Холл и не узнаю той тайны, которая окружает меня.

Миссис Бакет обожала зазывать меня в кухню, и здесь я обнаружила, что совсем плохо знаю свою семью. Мириам, Ксавьер, родители — все казались мне тенями в плохо освещенной комнате.

Экономка лично готовила для меня деликатесы, чтобы посоревноваться с миссис Кобб, и явно чувствовала вину за то, что не последовала за хозяевами в Дауэр. Она обожала вспоминать прошлое и называла мистера Ксавьера умницей.

— Когда начались все беды, он учился и всегда относился ко мне хорошо, даже придумывал ласковые имена. А вот мисс Мириам иногда зверствовала. Несколько раз я поймала ее на месте преступления. Девочка воровала сахар. Она уехала из Оуклэнд Холла в пятнадцать. Мы все тогда плакали. А мисс Джессика…

Наступила тишина, которую прервала Ханна.

— Вы сами испекли эти булочки, миссис Бакет?

— Кто такая Джессика? — спросила я.

Экономка бросила недовольный взгляд на Ханну и выпалила:

— Какой смысл притворяться? Такое надолго не скроешь.

— Немедленно расскажите мне, кто такая Джессика! — заявила я тоном хорошо воспитанного Клейверинга.

— В семье была еще одна дочь. Она родилась между Мириам и Ксавьером.

— Ее звали Джессика? — продолжила я. Ханна кивнула головой, но слишком грозно.

— Почему все держится в такой тайне?

Служанки опять замолчали.

— Это глупость, — не сдержалась я.

— Вы узнаете, когда придет нужное время. Мы не уполномочены… — заявила Ханна.

Я умоляюще смотрела на миссис Бакет.

— Вы все знаете. Почему же я не могу? Что случилось с этой Джессикой?

— Она умерла, — сказала экономка.

— Молодой?

— После того, как семья уехала из Оуклэнда, — дополнила Ханна. — Так что мы не знаем подробностей.

12
{"b":"12167","o":1}