1
2
3
...
20
21
22
...
57

Я приходила каждый день в половине второго и, зная, что друг ждет, никогда не опаздывала.

В конце октября состоялся консилиум, и все в Оуклэнд Холле помрачнели. Кроме незаживающей раны, появились и другие плохие симптомы.

Бен поначалу настаивал, что все это ерунда, и опять встал с постели. Но неудачно. Похоже, доктора оказались правы.

Он настоял на том, чтобы ему сказали правду, и выложил мне заключение врачей.

— Нам нужно серьезно поговорить, Джесси. Несмотря на все отговорки, я заставил их относиться к себе, как к мужчине. Если Бена Хенникера ожидает конец, то это касается только его. Я хочу оставить свои дела в порядке. Врачи сказали, что у меня нелады с кровью, поэтому и нога не заживает. Не упади я — и эта болезнь все равно проявилась бы рано или поздно. Они считают, что мне осталось не больше года и что я никогда не встану с кровати. Все прекрасные планы полетели к чертям… Но они не знают Бена Хенникера. Я внесу изменения, а на это нужно время. Вы понимаете, меня, Джесси?

— Конечно.

— Итак, мне осталось недолго и нужно подготовиться… Прекратите печалиться. Я — старик и прекрасно пожил. Не хочу угасать, как свеча. Этому не бывать. Я всегда мечтал увидеть внуков, играющих на газоне с павлинами.

— Вы имеете в виду детей Джосса?

— Вот именно. Я представлял их похожими на него… Маленьких девочек и мальчиков. Девчушки будут очень хорошенькими, если унаследуют его глаза. Я рад, что он пока не женился, хотя на это существовала причина.

— Какая причина? Он ведь не очень молод?

— Недавно разменял третий десяток. Сколько времени прошло с тех пор, как он появился в моем доме! Я хочу, чтобы сын женился на подходящей женщине. Это очень важно. Поэтому я рад, что он еще холост.

— Вы хотели рассказать мне о причине.

— У него были увлечения. Джосс — мужчина и любит женщин. Они же его обожают. — Бен довольно хмыкнул, и мне это не понравилось. — Во все, что он делает, Джосс вкладывает больше энергии, чем другие люди. Если уж он положит глаз на кого-нибудь, то добьется своего.

— Ваш сын теперь кажется мне еще более привлекательным, — саркастично заметила я. — К тщеславию добавляются черты истинного ловеласа.

— Вы забываете, Джосс — настоящий мужчина, сильный, гордый, уверенный в себе. Таким он и должен быть. Высокий, красивый, получил хорошее образование. Я отослал его в школу, которая не изменила мальчика. Образование в Англии только помогло. В шестнадцать он уже мечтал работать. Джосс помешан на опалах и знает все об их добыче… Но я хочу думать о настоящем. Они говорят, что мне остался год. Может, старина Бен протянет и дольше. Но прежде, чем я уйду в мир иной, нужно все привести в порядок. Вы должны многое для меня сделать. Написать письма и все в этом роде.

— Я помогу во всем. И вы это знаете, Бен.

— Напишем первое письмо юристам в Лондоне и Сиднее. Пусть пришлют мистера Веннора из столицы незамедлительно. Сделаете это?

— Конечно. Только сообщите адрес.

— Мистер Веннор служит в фирме «Веннор и Кейвз», расположенной на площади Ганновера. Полный адрес найдете в моей записной книжке.

Я написала письмо и пообещала отправить его.

— Рад, что у нас еще осталось время, Джесси.

— Врачи могут ошибаться, — настаивала я. — Так часто бывает.

— Возможно. Но я думаю, не преследует ли меня проклятие Зеленого Огня? Я ведь говорил, что все его владельцы пострадали.

— Но вы потеряли его двадцать лет назад.

— Да, конечно. Доктора предполагают, что я подхватил инфекцию, когда работал в шахте. Это цена, которую приходится платить за добычу опалов. Своеобразная месть природы за то, что мы отбираем у нее.

— Но красота не должна прятаться. Ее нужно отдавать людям.

— Кто знает, я все-таки думаю, что во всем виноват Зеленый Огонь.

— Неправда, Бен. Жизнь шла нормально, когда камень принадлежал вам.

Друг не ответил, а только взял мою руку и легонько сжал ее.

— Позднее я пошлю за Джоссом, — сказал он.

— Вы собираетесь пригласить его сюда?

Бен не спускал с меня глаз.

— Похоже, у вас кровь заиграла в жилах. Он вас интересует, не правда ли?

— А почему бы и нет? Я знаю, что вы высоко его цените. Но должна предупредить, что, судя по рассказам, ваш сын мне не слишком нравится.

Хенникер так расхохотался, что я испугалась за его состояние.

— Прекратите, Бен, это совсем не смешно, — серьезно заявила я.

— Вы измените свое мнение, когда познакомитесь с ним.

— Значит, вы действительно собираетесь позвать его в Оуклэнд?

— Пока нет. У меня еще есть время. Сын приедет, чтобы проводить меня в последний путь. У него полно работы, он не может бить баклуши целый год. Но когда дело будет близиться к концу, я пошлю за Джоссом и скажу ему свое последнее слово.

Я чувствовала себя несчастной, потому что Бену становилось хуже с каждым днем. Он бешено цеплялся за жизнь, но конец был неминуем. Что будет в это же время на следующий год? При этой мысли я чувствовала только печаль.

Проходили недели, я продолжала навещать Бена каждый день.

Бабушка, должно быть, знала о моих визитах и выказывала свое недовольство, но запретить ничего не могла, боясь неподчинения.

— Твоему другу-шахтеру воздается по заслугам, — язвительно заявляла она при каждом удобном случае. — Подобные люди всегда кончают плохо.

Я не могла парировать ее насмешки, потому что слишком серьезно относилась к Бену.

Он постоянно говорил об Австралии, а я с удовольствием слушала. Иногда мысли сбивались, и Бену казалось, что он до сих пор владеет Зеленым Огнем.

— Некоторые люди фанатично преданы опалам, а Зеленый Огонь — необычный камень. Бриллианты стоят дороже. Я видел людей, пораженных золотой лихорадкой. Те думают только о том, что золото может дать в жизни. С опалами все по-другому. Они очень разные. О Зеленом Огне ходит много легенд. Я знавал бедняков, которые не могли расстаться с опалами, даже смертельно нуждаясь в деньгах.

— Но Зеленый Огонь — несчастливый камень.

— Зато один из самых уникальных. Ничего подобного ему я не видел.

— Кто нашел его?

— Старый шахтер пятьдесят лет назад. Ему страшно не везло. Этого парня прозвали бедняга Джим. А потом во время обвала появился Зеленый Огонь. Джим отдал свою жизнь за этот камень. Его сын нашел тело и сокровище. Отправился с ним в Сидней и показывал всем, чтобы похвастаться. Однажды старая цыганка предупредила его об опасности. Парень отдал камень младшему брату — так, чтобы никто не знал. А его самого убил разбойник.

— Что случилось потом?

— Камень отполировали. И опять череда смертей. В перепалке с женихом дочери младший брат упал с лестницы и два года провел в страшных муках. После его кончины дочь продала опал какому-то восточному владыке. И того убили через год. Опал достался старшему сыну, тот попал в рабство, и камень забрал хозяин. Потом его украли, и вор умер от лихорадки, прося сына отвезти опал в Австралию. Я рассказывал о старом Гарри. Он выиграл его.

— Этот человек не верил в легенды?

— Все, кто владел Зеленым Огнем, не хотели с ним расставаться.

— Вы не боялись, когда получили его?

— Нет. Но посмотрите, что произошло со мной.

— Нельзя винить несчастный камень. Интересно, что случилось с человеком, который украл его?

Бен взял меня за руку и заговорил:

— Джесси… — но не решился продолжить. Он выглядел очень усталым.

— Поспите, Бен.

Он не протестовал, и я вернулась в Дауэр.

Наступил новый год. Иногда мне казалось, что Бен поправится. Но чаще он выглядел изможденным.

Однажды в середине февраля я отправилась навестить его.

В прихожей горел камин, и меня встретила печальная Ханна.

— Ему стало хуже. Да поможет Бог! Что будет с нами всеми?

— Думаю, он не забыл вас в завещании, — заверила я.

— Даже мистер Уилмот не ругает мистера Хенникера последние несколько недель. Он был бы рад, если б все оставалось по-прежнему.

21
{"b":"12167","o":1}