ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это устроило бы всех, Ханна.

Когда я вошла в комнату, то поразилась синюшнему цвету его лица. И тем не менее, увидев меня, Бен старался казаться веселым.

— Ну и погодка! — сказал он. — Приятно погреться.

Я подошла к кровати и взяла его руки. Они были очень холодными.

— В замке зябко, — заметил Бен. Мы опять говорили об Австралии, а потом пили чай, который я подогрела на спиртовке.

— Представляю, как вы готовите пищу в лесу. Но человек предполагает, а Бог располагает. Боюсь, меня он не жалует, Джесси.

Я подала ему чай.

— Крепкий… Но чай лучше пить в лесу. Жаль, что мы там не побываем вместе. Не вешайте нос, девочка. Вы обязательно туда попадете. Я уверен.

Я не ответила. Пусть радуется своим фантазиям. Но трудно было представить, что скоро я не смогу приходить в Оуклэнд Холл.

— Думаю, пора, — сказал Бен. — Нужно послать письмо Джоссу. Ему понадобится время. Он же не сядет на первый корабль. Необходимо уладить дела в компании до отъезда.

— Хотите, чтобы я написала ему? — Я взяла ручку и бумагу, а потом села у кровати. — Что?

— Сами придумайте. Пусть это будет ваше письмо ему.

— Но…

— Подчиняйтесь.

Итак, я написала: «Уважаемый мистер Мэдден, мистер Бен Хенникер попросил сообщить, что он болен и просит вас приехать в Англию. Очень важно, чтобы вы выехали как можно скорее.

Искренне ваша Джессика Клейверинг».

— Прочитайте.

Я подчинилась.

— Получилось как-то недружелюбно.

— Но я ведь не знакома с Джоссом.

— Я много говорил о нем.

— Но ваши рассказы не вызвали у меня дружеских чувств.

— Выходит, я промахнулся и сам виноват. Когда вы встретитесь, то почувствуете к нему то же, что и другие женщины. Вот увидите.

— Вы кудахчете как глупый павлин над своим птенцом.

Бен, конечно, расхохотался и повеселел. Но я не знала, что задумал мой друг.

Через некоторое время я получила ответ от Джосслина Мэддена. Он был адресован мисс Джессике Клейверинг из Оуклэнд Холла. Уилмот подал мне письмо на серебряном подносе.

Я сразу заметила австралийскую марку и четкий почерк, а поэтому догадалась и отнесла послание Бену. Я прочитала его вслух: «Уважаемая мисс Клейверинг. Спасибо за письмо. Когда вы получите ответ, я буду в дороге. И по приезде в Англию немедленно отправлюсь в Оуклэнд Холл. Искренне ваш Джосс Мэдден».

— И это все?! — удивленно воскликнул Бен.

— Здесь вполне достаточно. Теперь мы знаем, что ваш сын в пути.

Пришел апрель. В июне мне должно было исполниться девятнадцать.

— Ты взрослеешь, — сказала бабушка. — Все могло выйти по-другому, если б мы жили в Оуклэнде. Но здесь не на что надеяться. Тебе не заполучить даже аббата. Твоя тяга к дурной компании обернется тем, что ты не сможешь выйти замуж даже так плохо, как Мириам.

— Я думаю, что Мириам очень счастлива.

— А как же… Каждый день беспокоится, где бы добыть еду.

— Все не так плохо. У них достаточно провизии. Она умеет управлять домом и чувствует себя там лучше, чем в Дауэре.

— Мириам вышла бы замуж за кого угодно. Надеюсь, ты в таком положении не окажешься.

— Обо мне не беспокойся, — огрызнулась я.

Настроение было подавленным, потому что здоровье Бена ухудшалось. Я не могла представить, как жить после его смерти. Невеселая перспектива… В Дауэре я исполняла небольшие поручения: навещала бедняков, посещала курсы кройки и шитья в церкви, носила цветы на могилы, украшала церковь, и все в таком роде. А потом представляла, как стану разочарованной и угрюмой. Чем старше я буду становиться, тем быстрее побегут годы.

Тот день начался, как обычно, молитвой в гостиной.

В апреле миссис Джармэн разрешилась еще одним младенцем, и бедный садовник стал еще скучнее. Он сказал мне, что природа не перестает быть щедрой к нему. Бабушка, конечно, не удержалась от комментария и заявила, насколько полезно воздержание. Бедняга Джармэн смотрел на нее с таким укором, что я рассмеялась.

Бабушка по-своему жалела его жену. Чтобы доказать семейную щедрость, упаковала корзинку с провизией для плодовитой женщины, положив банку джема из черной смородины, который начал закисать, небольшого цыпленка и бутылку спиртного.

— Отнеси это миссис Джармэн, Джессика. Ведь ее муж работает у нас, а поэтому получает лучшее. Несчастная женщина нуждается в еде.

Апрель подходил к концу, когда я отправилась в дом садовника, думая о Бене и о том, как обстоят дела в Оуклэнд Холле.

Рядом со зданием были грязный пруд и заросший садик. Бедняга Джармэн, посвящавший все время чужим садам, абсолютно не обращал внимания на свой. Они могли бы посадить цветы и овощи.

Трехлетний мальчик копался в грязи, двое других тянули веревку, четвертый бросал мячик в грязную воду.

При моем появлении все глаза устремились на корзинку.

— Добрый день, миссис Джармэн! — позвала я.

Я нашла ее в кровати. Новорожденная лежала в колыбельке рядом. Женщина показалась мне огромной и похожей на королеву-пчелу.

— У вас родилась девочка, миссис Джармэн?

— Да, мисс Джессика, — ответила жена садовника, закатив глаза. Она явно разделяла презрение мужа к природе. Дочь назвали Дези.

Мы немного поговорили, а потом вышли во двор, где шумно играли дети.

Я уже собиралась уходить, когда маленький мальчик бросил мяч в пруд, решил достать его и повалился лицом в грязь.

Остальные дети с интересом наблюдали, но никто не пытался ему помочь. Я поняла, что ребенок в опасности, бросилась в пруд и вытащила малыша.

Стоя с ребенком на руках, я заметила, что за этой сценой наблюдает всадник. Лошадь выглядела огромной, и наездник тоже. Он напомнил мне кентавра.

Потом раздался царственный голос:

— Вы не покажете, как проехать в Оуклэнд Холл?

Шестилетний мальчишка закричал:

— Вверх по дороге…

Всадник ожидал ответа от меня.

— Поезжайте вверх, поверните направо, и там будут ворота.

— Спасибо.

Он достал из кармана несколько монет и бросил нам. Я пришла в ярость и быстро поставила ребенка на землю. Потом наклонилась, чтобы подобрать деньги и швырнуть их вслед. Но дети уже подхватили их.

Злясь на всадника, я набросилась на малыша, с любопытством наблюдавшего за мной.

— Ах ты, грязный ребенок, — пробормотала я, уже понимая, что его вины здесь нет. — Иди к своим братьям и сестрам и не смей больше залезать в пруд!

Я вернулась в Дауэр и сразу же посмотрелась в зеркало: грязь на щеке, блузка испачкана, мокрая юбка и туфли.

Боже, как я выглядела! Всадник принял меня за крестьянку! Я догадалась, кто это был. Ведь незнакомец спросил об Оуклэнд Холле. Да еще как высокомерно! Он действительно похож на напыщенного павлина.

Никогда не могла предположить, что наша первая встреча с Джоссом будет такой!

— Я и не сомневалась, что возненавижу его, — сказала я вслух.

Я не могла заставить себя отправиться на следующий день в Оуклэнд Холл и все время думала, что не нужна Бену, так как с ним его любимый Павлин.

Но ошиблась.

В дверь постучала Мэдди.

— Ханна передала мне, что мистер Хенникер ждет вас, и как можно скорее.

Придется подчиниться. Я оделась с особенной тщательностью: в голубое платье, которое придало мне некоторую уверенность в себе.

В замке я тут же заметила перемену атмосферы. В холле меня встретил величественный Уилмот.

— Мистер Хенникер просит вас немедленно пройти в его комнату, мисс Клейверинг.

— Спасибо, Уилмот.

Я поняла, что не стоит задавать вопросы, беспокоившие меня. Дворецкий никогда не стал бы обсуждать со мной другую персону. На лестнице я заметила Ханну, которая поджидала меня.

— Мисс Джессика, приехал джентльмен из Австралии.

— Ну и…

— Что-то невероятное!

Выражение ее лица разозлило меня. Обычно разумная Ханна теперь выглядела просто глупенькой.

— Он произвел на вас какое-то странное впечатление.

— Мистер Хенникер так радовался его приезду. Он ведет себя, как хозяин. Даже Уилмот это подметил. Я никогда не видела такого высокого джентльмена. А как он разговаривает! Эхо по всему дому… Он себе цену знает. Говорят, это сын мистера Хенникера. Хотя вроде мистер Хенникер не был женат, и молодого джентльмена зовут мистер Мэдден.

22
{"b":"12167","o":1}