ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ты здесь делаешь, Десмонд Дерехэм?

Он побледнел, как полотно.

— Ты соблазнил Джессику Клейверинг, а теперь пытаешься украсть Зеленый Огонь. Как ты поступишь, если получишь его? Придется немедленно убираться отсюда и оставить ее. Бросишь ли ты женщину во имя опала? Тогда ты не жилец на этом свете.

— О, Бен, вы убили моего отца! — воскликнула я.

— Нет… У меня был пистолет, и я мог застрелить его. Но мне не хотелось стать убийцей. Поэтому я предложил: — «Я поймал тебя на месте преступления. Положи опал обратно в сейф и убирайся отсюда. Никогда не появляйся в Австралии, иначе я разоблачу тебя. Вон из моего дома! Могу поклясться, что ты уже упаковал чемоданы».

Я страшно злился на него и с трудом сдержался, чтобы не нажать на курок. Десмонд положил опал в сейф, и я выдворил его из комнаты. Можете не сомневаться — его чемоданы были собраны. Он намеревался украсть опал и бежать… Как вор, среди ночи… Таким он был.

— Значит, вы отослали его подальше от моей матери?

— Он не подходил ей. Если бы кража удалась, Десмонд все равно бы бросил Джессику. Негодяй все спланировал заранее.

— Бедная мама!

— В его жизни было много женщин, но ни одна не протянула долго. Я хотел, чтобы подлец убрался подальше во имя ее блага. Я не знал, что Джессика беременна. Это изменило бы все.

— Вы сказали всем, что он украл Зеленый Огонь.

— Я притворился. Десмонд исчез и никогда не вернется, опасаясь разоблачения. В Австралии строгие правила. Правосудие там карает неумолимо. Мы не терпим воров и убийц. Когда я застал Десмонда у сейфа, с его карьерой было покончено. Вот я и решил, что все поверят в пропажу Зеленого Огня, и тогда никто не украдет этот камень у меня. Никто не будет желать мне дурного. Я уехал в Австралию и увез с собой опал.

— Джосс об этом знает?

— Сейчас — да. Я рассказал ему так же, как и вам. Поверьте мне, Джесси, я бы поступил иначе, если бы знал, что ваша мать ждет ребенка… Почему вы молчите?

— Не нахожу слов.

— Теперь все в прошлом. Ваша жизнь только начинается, и вы будете счастливы, получив все то, чего не имела покойная Джессика. Обещаю, в вашей жизни будет много приключений.

— Я не могу думать о будущем, когда вспоминаю бедную маму.

— Придется забыть.

— Интересно, где отец сейчас?

— Думаю, он встал на ноги… Ему это всегда удавалось.

— Все эти годы его подозревали в воровстве, а несчастная мама…

— Ей не надо было кончать с собой.

— Ее довели до этого.

— Вы не правы, Джесс. Люди совершают поступки по собственной воле, и если не могут справиться с жизнью, то не должны винить в этом других.

Я отвернулась, представив отца у сейфа с собранными вещами. Значит, он собирался забрать проклятый камень и оставить мою бедную беременную мать… Бен гладил мне руку.

— Не думайте плохо обо мне, Джесси. Мне осталось совсем мало. Не нужно горечи… Я прожил опасную жизнь и всегда боролся, а поэтому стал беспощадным. И не слишком следовал морали. В Австралии есть люди, которые убили бы меня, знай они, что Зеленый Огонь еще мой. Вы понимаете?

— Да, Бен.

— Мы ведь полюбили друг друга. Ваша жизнь изменилась к лучшему после нашего знакомства.

— Это правда, я полюбила вас.

— Тогда вы кое-чему научились. Любят всегда вопреки. Поступки не имеют значения. Я отношусь к вам так же.

— Вы правы, Бен. Я не могу представить, что буду делать без вас…

— Я не оставлю вашу жизнь пустой. Надеюсь, вы последуете моему совету. Я много повидал и знаю людей. Мы поговорим обо всем завтра. На сегодня достаточно. Мы с вами авантюристы, и я думаю, что вы рискнете хотя бы раз. Не отворачивайтесь от меня. Вы ведь не хотите завянуть в Дауэре?

— О Бен! Как жаль, что мой отец поступил так. Значит, Зеленый Огонь принадлежит вам… И принес несчастье. Поэтому вы и попали в обвал. Да еще болеете сейчас.

— Люди будут говорить так, но я ни о чем не жалею. Камень слишком много значит для меня. Вот и приходится платить.

— А Джосс знает о моих матери и отце?

— Все.

— И он унаследует Зеленый Огонь, когда…

— Я умру. У меня есть планы, и завтра втроем мы их обсудим.

— Введите меня в курс дела сейчас.

— Нет. Для одного дня и так достаточно. Вам нужно прийти в себя, чтобы обрести ясность мысли. Не хмурьтесь, Джесси. Я хочу, чтобы последние дни моей жизни прошли весело. Мне осталось совсем мало.

— Не надо, Бен, не надо.

— Хорошо. Идите домой и возвращайтесь завтра. Я обязательно расскажу вам о своих планах.

Я вернулась в Дауэр в ужасном состоянии. После приезда Джосса Мэддена все смешалось. Откровенность Бена шокировала меня.

В холле бабушка расставляла цветы в вазы.

— Как я скучаю по Оуклэнд Холлу! — сказала она. — Кстати, у твоего друга гость. Он выглядит почти джентльменом и хорошо сидит в седле…

Я не ответила. Сейчас не время для споров. Лучше спокойно уйти в свою комнату.

Я провела бессонную ночь и назавтра выглядела несколько усталой. Но откуда такая забота о собственной внешности? Этот вопрос я постоянно задавала себе и отвечала на него однозначно: во всем виноват Джосс, явно оценивавший меня, и причем бесстыдно. Я начала думать о нем и вспомнила, как Бен рассказывал о его многочисленных похождениях с женщинами. Он, должно быть, считает, что всякая особь дамского пола, встречающаяся у него на пути, не устоит. Отвратительная личность!

Но мысли о Мэддене оттеснялись на второй план, меня же донимало признание Бена.

Когда я появилась в Оуклэнде, и Хенникер, и Джосс ждали меня.

— Наконец-то, — сказал Бен, — Садитесь-ка.

Мой друг лежал в постели. Вчерашний день, должно быть, истощил его. Он выглядел неважно, губы были словно очерчены синим карандашом.

— Садитесь по обе стороны, — скомандовал Бен, и я тут же почувствовала на себе взгляд синих павлиньих глаз и внутренне содрогнулась. Слишком уж пристально разглядывает меня этот человек.

— Я скоро умру, — начал Хенникер. — Но предстоит еще много сделать. Я всегда мечтал увидеть внуков, потому что не наблюдал, как растут маленькие дети, ибо никогда не состоял в законном браке. Джосс появился в семилетнем возрасте и всегда был огромным для своих лет. Когда он повзрослел, я много раз упрекал сына в холостяцкой жизни. По приезде в Оуклэнд я познакомился с мисс Джессикой Клейверинг. С этой семьей меня связывает невидимая нить. Мне хотелось бы самому оказаться на семейном древе славного рода, занять место в родословной. Я мечтаю, чтобы Клейверинги и Хенникеры наконец-то породнились, чтобы смешалась кровь мальчика, продававшего сладкие пряники на лондонских улицах, и аристократов, служивших королям. Им не пришлось сражаться за богатство. Я же сам поднялся в жизни. Лучшей смеси для будущих поколений не придумаешь.

Я подняла глаза и встретилась с упрямым взглядом Джосса. Интересно, что пытается предложить Бен? Неужели? Тогда Джосс Мэдден должен быть так же возмущен, как и я.

— Я хочу, чтобы вы двое подружились… Даже больше. Чтобы не ходить вокруг да около, скажу сразу: лучше вам пожениться. Не надо возмущаться, Джесси. Я знаю, что это шок для вас, но лучше выслушайте меня. Джосс станет хорошим мужем… Если вы будете ему подчиняться. А Джессика — отличной женой, Джосс, если ты будешь по-доброму обращаться с ней.

— Пожалуйста, Бен, покончим с этим разговором раз и навсегда. Я никогда не смирюсь с привычками мистера Мэддена, а он не сумеет обращаться со мной.

— Видишь, Джосс, какой вспыльчивый характер у Джесси, — сказал Бен. — Но это не повредит. Ты ведь не любишь покорных овечек?

Джосс ничего не ответил. Должно быть, он смотрел на меня с таким же отвращением, как я на него.

— Мне нужно было все это решить раньше, но увы… — продолжил Хенникер. — А теперь время поджимает. Кто знает, когда Господь пошлет за мной? Может, завтра или через шесть месяцев. Но мы знаем, что конца не миновать. Мне хотелось бы, чтобы свадьба состоялась немедленно и я был уверен в том, что она действительно была. Тогда я буду покоиться с миром.

24
{"b":"12167","o":1}