1
2
3
...
43
44
45
...
57

Что же произошло со мной?

Если бы не Иза… Но какой смысл теперь думать о ней? Эта женщина существует. И понадобилась ревность, чтобы раскрылась глубина моих чувств.

Я неспокойно спала и увидела во сне, как Иза показывает Арлекин.

— Посмотрите на него, — говорила она. Потом послышался голос Джосса:

— Зачем ты мне нужна? Ты мне не жена. Я хочу Изу, а ты мешаешь. Если бы не ты, Зеленый Огонь принадлежал бы мне. Ты стоишь на моем пути…

Я почувствовала его руки у себя на горле и с криком проснулась, дрожа в темноте.

Я принялась убеждать себя, что это только сон, но он послужил мне предупреждением. В имении происходит нечто странное. В присутствии Бена все было бы по-другому. Он вдохнул бы в дом свежий воздух, отмел бы все дурное…

Я страшно скучала по Бену. Ему все можно было бы объяснить. Лоды напоминали мне тени, живущие двумя жизнями. Настоящей я не знала. Джимсон и Лилия боялись матери… А может, старались защитить ее? Это естественно, и все же…

И вдруг я услышала шаги у своей комнаты. Кто-то там подглядывает… Прямо за дверью. Я встала с кровати, подбежала к ней и заперлась на замок перед сном.

Ручка медленно повернулась.

Потом наступила тишина, и шаги удалились. Я лежала неподвижно на кровати и думала, что бы случилось, будь дверь открыта.

Глава 9. Охота за сокровищами

Несколько дней в имении лихорадочно готовились к приему. Слуги умудрялись находить время, чтобы постоянно шушукаться.

— Они всегда ведут себя так перед игрой, — объяснила Лилия.

Девушку интересовали мои дела в компании, полностью поглощавшие свободное время. Работа все больше захватывала меня.

— Говорят, вы часто видитесь с Джереми Диксоном, — сказала она.

— Он возглавляет отдел, чья деятельность меня особенно интересует.

Лилия сразу помрачнела и напомнила мать. Мне все чаще казалось, что она боится выдать какую-то тщательно охраняемую тайну. Возможно, Лодов беспокоило, что они находились на положении бедных родственников, хотя никто не относился к ним подобным образом. Джосс обращался со всеми, как с ровней, и, пожалуй, проявлял больше участия к семье экономки, нежели к моей персоне.

Я старалась отбросить все мысли о муже, но это удавалось с трудом. При звуке его голоса я вздрагивала и с радостью прислушивалась к каждому слову, часто наблюдая за ним со стороны. Когда Джосс уезжал, мне казалось, что он непременно отправляется к Изе, и я живо представляла их в объятиях друг друга.

Может, Мэдден держит Эзру в страхе? Но почему? Я заметила, что многие боятся мужа, и однажды заговорила с Джоссом о том почтении, которое выказывают его служащие, но он немедленно огрызнулся:

— А что им остается? Они ведь зависят от меня.

— И в некоторой мере — от меня.

— С вами приходится считаться.

— Не издевайтесь.

— Я абсолютно серьезен! — воскликнул Мэдден.

Я постоянно припоминала мельчайшие подробности наших разговоров.

Что же касалось Эзры, то он считался мастером своего дела и имел долю акций компании. Если его отношения с Джоссом разладятся, генеральному менеджеру придется уйти. Неужели он поэтому закрывает глаза на любовную связь жены с хозяином?

Поверить в это было трудно. Эзра очень любил животных, и его отношение к Уэттлу доказывало это. Не может столь мягкая и добрая натура пасть так низко. Хотя кто знает, чужая душа — потемки.

Джосс же умел навязать свою власть, и люди вели себя в его присутствии соответственно.

Лучше прекратить думать о нем. Мэддену не нравится, что я провожу много времени в компании Джереми Диксона. Он не высказал это мнение прямо, но намеки на недовольство были. Ну и пусть!

Иногда по утрам мне приходилось ездить в город с Джимсоном Лодом, так как муж старался уехать значительно раньше. Мой попутчик очень напоминал мать и казался таким же безликим.

Джимсон постоянно рассказывал о бухгалтерии, которую принял после Тома Полинга. Я понимала, что следует разобраться в бумагах и подсчетах, но больше интересовалась работой других отделов.

Иногда меня изумляло, зачем Бен отдал мне львиную долю акций процветающей компании. Он словно присутствовал рядом и заставлял меня идти вперед. В голове все время звучал голос друга, который боготворил опалы и хотел, чтобы я тоже заразилась этой страстью. Должно быть, любя Джессику-старшую, Бен считал меня почти дочерью, о которой беспокоился. Кроме того, он обожал Джосса. Тот вырос достойным сыном своего отца, стал не слишком разборчивым в средствах, безжалостным авантюристом — человеком своей земли и своего времени.

Зачем Бен заставил меня выйти замуж за Мэддена? Куда подевалась его житейская мудрость? Наверное, хотел спасти от скучной жизни в Дауэре. А может, предчувствовал, что не пройдет и года, как я влюблюсь в Джосса?

Знал ли друг об отношениях сына с Изой? Видимо, такой тип женщин ему не нравился. Подарив Джоссу молодую жену, он скорее всего намеревался положить конец этой затянувшейся связи.

Пусть Бен любил меня и желал лучшего, но никто не застрахован от ошибок. Кроме него, никто не испытывает ко мне подобных чувств. Я вспоминала, как ребенком задавала себе вопрос о материнской любви, которой никогда не знала. К счастью, миссис Клейверинг оказалась мне бабушкой. Моя же родная мать умерла, так и не одарив дочь заботой и лаской.

До боли хотелось, чтобы меня любили так, как Изу. Обернись мое замужество иначе, и я бы чувствовала себя счастливой. Мы узнали бы друг друга лучше, и со временем Джосс стал бы относиться ко мне так же, как я к нему.

Вечером того дня, когда организовывалась Охота за сокровищами, в доме зажгли тысячи свечей. Все выглядело столь романтично, что у меня больно сжалось сердце при мысли о чувствах к мужу.

Когда я одевалась, явилась Лилия и предложила помочь.

— Какое красивое платье! — искренне воскликнула девушка.

Ярко-синий павлиньего цвета наряд был сшит не по последней моде, за которой я никогда не гналась. Многослойная шифоновая юбка напоминала кринолин. Лиф плотно облегал фигуру, красиво обнажая плечи.

Лилия показалась мне очень хорошенькой в скромном сером шелковом платье, самолично расшитом розочками.

— Может, помочь вам причесаться? — предложила она.

Я уже подняла волосы высоко вверх так, чтобы прическа соответствовала платью.

— Спасибо, сама справилась.

— Вы будете иметь бешеный успех. Такие красивые платья есть только у Изы Бэннок.

— Надеюсь.

— Ей присылают ткани из Англии. Интересно, что эта дама наденет сегодня? Для игры выбирают партнеров, это традиция. Мистер Хенникер отдал это право дамам.

Перспектива свободного выбора меня воодушевила. Я сама предложу Джоссу играть в паре. И это будет началом нового этапа наших отношений, ибо разлад между нами произошел исключительно по моей вине. Придется сделать первый шаг.

Я вспомнила первые дни совместной жизни. Отдельные комнаты были моей идеей. Теперь мне не хотелось, чтобы наш брак остался формальностью. Меня обуревали неизведанные эмоции, и теплилась слабая надежда вселить их в Джосса. Я, конечно, не собиралась сдавать позиции. Семья предполагает равноправное партнерство. Придется мужу распрощаться с Изой и другими амурными приключениями.

— Я хотела пригласить мистера Диксона, если вы… — скромно сказала Лилия.

Мой вид выдал изумление, и она продолжила:

— Если вы не пригласите его.

— Я об этом не думала, — ответила я, и девушка вздохнула с облегчением.

В этот момент в комнату вошел блистательный Джосс. На нем были ярко-синий бархатный сюртук под цвет моему наряду и белоснежная рубашка с оборками у шеи. Муж выглядел еще более высоким, чем обычно, и цвет пиджака подчеркивал голубизну его глаз.

Лилия извинилась и поспешно убежала.

— Она похожа на пугливого зайца, — сказал муж.

— Вы прекрасно выглядите.

Он довольно посмотрел на свое отражение в зеркале и улыбнулся.

— Вам я, должно быть, напоминаю павлина.

44
{"b":"12167","o":1}