ЛитМир - Электронная Библиотека

Не теряя времени, я сбежала по берегу и перескочила через ручей. К счастью, там неглубоко, и я успела как раз вовремя, чтобы, собрав все хилые девичьи силенки, предотвратить падение и остановить кресло у воды.

Человек не переставал кричать:

— Бэнкер! Бэнкер! Куда ты подевался?!

Наконец он увидел меня и понял, что мне удалось, хотя я с трудом удерживала тяжелое кресло и находившегося в нем пассажира.

Мужчина улыбался мне, а потом его лицо еще больше покраснело.

— Невероятно! Как вам удалось?! Вы такая малышка.

Он повернул ручку кресла, и оно двинулось параллельно со мной.

— Вот так-то лучше, — сказал он. — Я еще не привык к этой развалине. И должен поблагодарить — без вас я бы перевернулся.

— Да, — ответила я, подходя к ближе.

— Откуда вы появились?

— С другого берега… С нашей стороны.

Он кивнул.

— Мне повезло, что вы там очутились в нужное время.

— Я здесь часто бываю. Мне нравится это место.

— Никогда вас раньше не видел. Где вы живете?

— В замке Дауэр.

— Неужели вы из Клейверингов?

— Конечно. А как вас зовут?

— Моя фамилия Хенникер.

— Значит, это вы купили у нас Оуклэнд Холл?

— Так точно.

Я начала хохотать.

— Что тут смешного? — недоуменно спросил он.

— Наша встреча.

Он тоже рассмеялся.

— Приятно познакомиться с вами, мисс Клейверинг.

— И мне тоже, мистер Хенникер.

— Благодарю вас, мисс Клейверинг. Давайте отъедем отсюда. Лучше добраться до деревьев. Там тень, и мы сможем спокойно поговорить.

— Вы не хотите позвать Бэнкера?

— Не сейчас.

— Но вы кричали ему…

— До того, как увидел вас.

Я последовала за его креслом, радуясь чудесному приключению и тому, что он предложил убраться подальше от ручья, туда, где нас никто не увидит. Наконец мы остановились, и я присела на траву. Мы с Хенникером изучали друг друга.

— Вы шахтер? — спросила я. Он кивнул.

— Наверное, ищете золото?

— Опалы.

Я мгновенно заволновалась.

— Опалы?! Меня зовут Опал.

— Неужели? Опал Клейверинг. Шикарное имя.

— Все называют меня Джессикой. По сравнению с Опал это имя звучит слишком обыденно. Я часто думаю, почему меня так окрестили.

— Лучше и не придумаешь, — сказал он. Щеки его покраснели, а глаза стали темно-голубыми. — Нет ничего красивее опалов. Никогда не говорите со мной о бриллиантах и рубинах…

— Я и не собиралась.

— Значит, вы поймете старого землекопа.

— Кого?

— Того, кто добывает опалы.

— Как вам это удается? Расскажите мне.

— Я нюхаю землю, надеюсь и мечтаю. Любой шахтер уверен, что добудет самые прекрасные камни в мире.

— Где вы их ищете?

— В Южной Австралии.

— Значит, вы оттуда?

— Именно на этом континенте я и нашел опалы. Он очень богатый и еще совсем неисследованный. Кто бы мог подумать, что в Австралии есть месторождения опалов! Представьте себе, что произошло, когда их нашли. Землекопы рылись в земле… И вдруг — опалы!Вот это находка! Раньше мы думали, что они есть только в Венгрии и нигде больше. Сотни лет их добывали именно там. Камни молочного цвета. Очень красивые… Но я предпочитаю черные австралийские опалы.

Хенникер замолчал, устремив взгляд на небо. Он, должно быть, не замечал моего присутствия. Этот человек переместился во времени и пространстве совсем в иной мир и искал свои неподражаемые черные опалы.

— Бриллианты… — продолжил он. — Что такое бриллиант? Холодный огонь. Просто белый! А вот опалы…

Мне оставалось только внимательно слушать его.

— Австралийские опалы — лучшие в мире. Они очень твердые и не раскалываются. Это счастливые камни. Когда-то люди считали, что они приносят удачу. Вы знаете, что императоры и султаны носили их, чтобы уберечься от нападения врагов? Говорили даже, что опал может предотвратить отравление. Некоторые полагают, что они лечат от слепоты. Чего еще надо?

— Ничего, — чистосердечно согласилась я.

— Их называют «osulus mundi». Знаете, что это значит?

Я призналась, что получила не столь разностороннее образование.

— Глаз Мира, — сказал он. — Если носить опал, то никогда не совершишь самоубийства.

— У меня их никогда не было, но мысль о самоубийстве в голову не приходила.

— Вы слишком молоды. Значит, вас зовут Опал-Джессика? Мне приятно будет называть вас Джесси. Звучит по-дружески.

— Во всяком случае, вы не будете думать, что мое имя означает лекарство от слепоты и предохраняет от отравлений.

— Вот именно, — ответил он, и мы оба рассмеялись.

— Опалы делают людей провидцами, — продолжил Хенникер, — и наделяют их шестым чувством.

Он снял кольцо с мизинца и протянул мне. Красивый камень обрамляло золото. Я надела его на средний палец, но оно оказалось велико. В камне отражался солнечный свет. Голубизна сочеталась с красным, желтым и зеленым. Мужчина протянул руку, словно беспокоясь, что я слишком надолго задержала кольцо, и пришлось вернуть его.

— Какая красота! — не удержалась я.

— Камень из Австралии. Там еще будут прекрасные находки, но я уже ничего не смогу, — Хенникер прикоснулся рукой к пледу. — Это опасное занятие. Придется смириться. И думать о хорошем. Я никогда не забуду день, когда случилось несчастье. Тогда я думал, что пришел конец, но продолжал лихорадочно собирать камни, похожие на устриц. В удачу было трудно поверить. Представьте меня в пещере, на огромной глубине, а внизу… великолепные опалы. Внезапно начался обвал. Меня вытащили через три часа. Опалы удалось вынести. Один из них — настоящий красавец. Из-за него стоило потерять ногу. Но, между нами говоря, нельзя лишаться конечностей даже во имя таких сокровищ. Сначала я подумал, что нашел Зеленый Огонь. Цвет прекрасный, магический. Я увидел его, когда пришел в себя… А потом долго валялся в больнице. Из-за гангрены пришлось ампутировать ногу. Меня не сразу привезли в Сидней, и ничего другого не оставалось. После операции я сразу же попросил показать зеленый опал и, держа его на ладони, решил, что мне есть чем гордиться.

— Он должен был уберечь вас от обвала, — вмешалась я.

— Видите ли, камень не был моим, когда посыпались валуны. Пришлось дорого заплатить за него.

— Было бы ужаснее, если б вы потеряли ногу из-за ничего.

— Я понял, что с добычей опалов покончено. Вы когда-нибудь слышали об одноногом шахтере? Хотя, может, мне и удастся еще порыться в земле. Но сначала придется приспособиться к деревянной ноге. Мне приказали хорошо отдохнуть, и я решил, что Оуклэнд — подходящее местечко. Здесь я научусь ходить на костылях, привыкну к деревянной ноге, а пока буду передвигаться на этом кресле. Вы ведь видели, что могло случиться.

— Я рада, что заметила вас.

— Почему?

— Мы познакомились, и вы рассказали мне об опалах.

— Наши семьи давно враждуют, — громко рассмеялся Хенникер. И я тоже с легкостью улыбнулась.

Между нами возникла какая-то внутренняя связь, но не потому, что мы с легкостью хохотали вместе. Странная встреча доставила удовольствие обоим. Так я решила тогда и уверовала в эту мысль позднее, хотя он частенько издевался над моими родственниками.

— Я купил дом, который многие века принадлежал вашей семье. Над камином висит герб Клейверингов. Очень красивый. Ваш род жил в Оуклэнд Холле с 1507 года, пока не появился грубиян Хенникер и не забрал его, причем без драк, дуэлей и осады, а просто при помощи денег!

— Если Клейверинги так любили имение, то должны были сохранить его, а вам, мистер Хенникер, пришлось рисковать, чтобы получить Оуклэнд. И я этому рада.

— Странные слова из уст Клейверинга, — сказал он. — Но вас зовут Опал.

— Непонятно, почему мне дали это имя. Я родилась в Италии. Наверное, мама тогда была другой.

— Люди меняются, — заявил мистер Хенникер. — Иногда кардинально. К сожалению, у меня назначена встреча на половину пятого, так что пора расставаться. Надеюсь, мы снова встретимся.

— С удовольствием, мистер Хенникер.

5
{"b":"12167","o":1}