1
2
3
...
51
52
53
...
57

— Он ей очень нравится. Я возражала против их брака, но, наверное, ошибалась.

— Он сделал ей предложение?

— Нет, но Лилия расстроена из-за его отъезда.

— Он будет отсутствовать недолго.

— Дочь вбила себе в голову, что мистер Мэдден оставит его в Сиднее насовсем.

— Мне так не кажется.

— Вы-то знаете. Вы ведь одна из директоров компании, хотя это странное занятие для леди.

— Идея принадлежит мистеру Хенникеру.

— Это на него похоже… Я просто хотела объяснить насчет Лилии.

— Не стоит волноваться, миссис Лод.

За ужином Лилия вела себя как обычно, и все говорили о работе. Я принимала живое участие в разговоре, и это радовало. Но удовольствие было испорчено, когда заговорил Джосс:

— Наверное, в ближайшее время мне придется съездить в Англию.

— Но мы ведь недавно приехали, — изумленно произнесла я.

— Ничего не поделаешь — бизнес. Всякое случается.

— И в чем же дело?

— Появилась возможность сбыть опалы в Лондоне. Мне хочется самому заняться этим.

— И когда вы собираетесь в Англию?

— Точно не знаю. Когда возникнет необходимость.

Я немедленно почувствовала себя разбитой. Все понятно. Джосс следует за Изой. Безусловно, она уедет первой, а потом отправится мой муж, чтобы соблюсти приличия. Он уже готовит пути к отступлению.

Потеряв аппетит, я под каким-то предлогом вернулась в комнату. Видимо, Джосс предполагал, что при упоминании о поездке домой я запротестую.

Не дождется! Однако надо дать понять мужу, что дело не в рынках сбыта, а в Изе.

Я решила рассказать Джереми Диксону о находке красного кошелька, как только тот приедет. С ним легко. Но не наведет ли моя откровенность подозрение на Джосса?

Никогда в жизни я еще не чувствовала себя такой одинокой.

Однажды днем, вернувшись после работы, я опять услышала игру призрака на клавесине.

Все повторилось. Мелодия оборвалась, и никто за инструментом не сидел.

Кто-то играет со мной в дурные игры. Внезапно я заметила, что в галерее что-то не так. Одна из штор, прикрывавших панели, оказалась сдвинута. Я подошла и приподняла ее. За шторой оказалась дверь, о которой я раньше не знала.

Так в тумане моего сознания начал пробиваться слабый свет. Кто-то играл на клавесине, а потом покидал галерею через этот выход до моего появления.

Дверь не была прикрыта, ибо тот, кто выдавал себя за призрак, вынужден был удрать слишком быстро и не сумел замаскировать выход.

Вглядываясь в темноту, я сделала шаг и обнаружила ступеньку, потом осторожно принялась спускаться вниз. И вдруг что-то выскользнуло у меня из-под ног. Раздался грохот, и мне показалось, что я плаваю в воздухе. Чтобы удержаться, я схватилась за какой-то поручень. Ноги поскользнулись, и я грохнулась на что-то влажное и холодное.

Несколько мгновений я сидела неподвижно, прислушиваясь к тому, как что-то валится, скатываясь по лестнице.

— Помогите, помогите! — закричала я и попыталась встать.

Глаза привыкли к темноте, и я уже различала спускающуюся в мрачное подземелье лестницу.

Сверху послышался голос.

— Что случилось? — спрашивала миссис Лод.

— Я здесь! Я упала! — отозвалась я. — Вы шли из галереи?

— Оказалась случайно…

Я сидела и ждала, наконец-то осознав, что произошло. Лестница была заставлена чем-то. Не схватись я за поручень вовремя, и не спаслась бы.

Рядом появилась экономка.

— Позвольте помочь, миссис Мэдден. Минутку, я принесу свечу. Это старая лестница.

Я еле стояла на ногах, и она дотащила меня до галереи.

— Я увидела открытую дверь, о которой раньше не знала, — объяснила я.

— Она пряталась за занавесью. Лестница связывает два этажа, ее давно не используют. Когда-то там хранились коробки.

— Это очень опасно.

— Но никто на нее не ступал. Надеюсь, вы ничего не сломали, миссис Мэдден? Как вы себя чувствуете?

— Разбитой и испуганной. Я боялась, что сломала ногу.

— Вы могли сильно пораниться. Отвести вас в комнату? Приготовить чашечку сладкого чаю?

— Я просто хочу посидеть и подумать. Днем опять играли на клавесине.

— Не может быть, миссис Мэдден.

— Вы полагаете, что это игра моего воображения?

— Так бывает, когда люди находятся на грани нервного срыва.

— Вряд ли я в таком состоянии.

— Но все… — и она взмахнула руками.

— Что все? — настаивала я.

— Отъезд мистера Мэддена и тому подобное.

У людей, живущих в одном доме, нет секретов. Наверное, все говорили о моих отношениях с Джоссом.

— Мне хотелось бы знать, почему дверь была открыта, — заговорила я. — Судя по вашим словам, этой лестницей не пользуются многие годы. Но мне кажется, что в последнее время человек, игравший на клавесине, убегал именно этим путем. Сегодня же дверь не закрыли с определенной целью.

— Кто мог пользоваться столь захламленной лестницей?

— Тот, кто поставил эти ящики здесь… Человек, знавший, что я обязательно постараюсь выяснить, что там находится…

— О нет, миссис Мэдден, он так далеко не зайдет.

— Кто он?

— Тот, кто играл на клавесине…

— Мне нужно докопаться до истины, миссис Лод. Ничего не трогайте на лестнице. Я хочу посмотреть, что там есть.

— Этажом ниже находится дверь, она незаметна. Я прикрыла ее шторой, так как никто лестницу не использует. Там темно и опасно, потому что на ступеньках куча коробок. Наверное, это место использовали в качестве склада.

— Лестница не должна служить как кладовая.

— Не знаю, как это случилось, — сказала миссис Лод.

Я зажгла свечу и посмотрела на лестницу. Внизу лежала куча коробок.

— Уберите все. Мне не нравятся потайные ходы в доме, — приказала я.

Разговаривая с миссис Лод, я уже понимала, что кто-то преднамеренно заставил меня ступить на эту лестницу, наложил коробок, надеясь, что со мной случится несчастье и, может, я сломаю шею. Значит, дух матери не охраняет меня.

Человек, заманивший меня сюда, жаждет моей смерти.

На следующее утро я не поехала в город, так как еще не оправилась после падения. Я, конечно, поинтересовалась у Джосса, знает ли он о потайной лестнице, и внимательно наблюдала за ним, когда задавала этот вопрос. Но выражение лица мужа осталось непроницаемым.

— Да, знаю. В детстве я часто играл в прятки в этом месте.

— Вы не были там в последнее время?

— Нет… А почему вы спрашиваете?

— Я вчера обнаружила эту лестницу.

— Надо открыть дверь и использовать ее.

— Именно это я и приказала. Вы когда-нибудь играли на клавесине?

— Откуда такой интерес?

— Просто любопытство.

— Играл.

Я рассмеялась.

— Что в этом смешного?

— Представила вас на вертящемся стульчике, играющего ноктюрн Шопена.

— Я плохо справлялся. Когда-нибудь продемонстрирую.

— Вы давно не практиковались?

— Много лет. Инструмент, должно быть, расстроен. Следовало бы пригласить настройщика, но в наших краях вряд ли найдешь такого. Не понимаю, зачем Бен привез клавесин сюда.

— Думаю, по личным причинам.

— Таковые редко бывают разумными.

Как он может сохранять спокойствие? Неужели Джосс играл на клавесине и хотел, чтобы я сломала шею? Нельзя же поступать так безжалостно.

Однако он любит Изу и не делает из этого секрета. Миссис Лод намекнула мне, что некоторые в городе подозревают моего мужа в убийстве Эзры.

А теперь настал и мой черед.

Я должна смотреть правде в глаза. Избавившись от меня, Джосс женится на Изе. Но они слишком долго были любовниками. Зачем им узаконивать отношения?

Я верила в то, что Джосс может избавиться от меня. Но не таким же способом! Хотя все возможно. Моя смерть должна произойти от несчастного случая. Это будет слишком большим совпадением, если меня тоже застрелит бушмен.

Джосс обладал неограниченной властью в Фэнси Тауне, и люди боялись его. Но с убийствами не шутят.

Глава 13. Шахта с привидениями

Следующим утром служанка принесла мне письмо. Мы обычно получали почту в Фэнси Тауне по средам, и в дом никакой корреспонденции не приносили.

52
{"b":"12167","o":1}