1
2
3
...
24
25
26
...
74

На его лице не было сочувствия, но я все еще не могла отрешиться от мысли, что несмотря на все это мистер Дориан хотел быть добрым,

Криспин продолжал: I

— Просто я не должен был снова это ворошить! Я хотел убедиться, что тебя это не тяготит! Не нужно! Жизнь иногда может быть отвратительной, и ты должна это понять. Вспоминай о приятном и выкинь все дурное из головы!

Теперь он очень доброжелательно улыбался мне, и я вспомнила слова Тамарикс о том, что, если мы спасли кого-то от чего-то ужасного, мы любим их, потому что это напоминает нам, как сами добры и благородны.

— Хочешь еще семги? — спросил Криспин.

— Нет, спасибо!

— Ладно, теперь скажи мне, что ты думаешь о мисс Флоре? Вы с ней часто беседуете, не так ли?

— Немного. Но я говорила вам, что в ее словах мало смысла.

— Ты думаешь, что иногда она понимает, что куклу подменили?

— Кукла действительно не очень похожа на старую, правда? Теперь делают кукол в другом стиле, а та у нее была старинная…

— Но она же не сказала, что это не та…

— Нет, но она выглядит озадаченной… Правда, такой она бывала в последнее время.

— Как будто пытается что-то вспомнить?

— Скорее обратное: пытается не вспоминать…

— Она пробовала что-нибудь тебе рассказать?

Я колебалась, а он пристально наблюдал за мной.

— Да? — выпытывал он. — Как бы пытается что-то тебе открыть?

— Это картинка в детской, — сказала я, — она все время смотрит на нее и в это время что-то тихонько шепчет. Мне удалось разобрать только: «чтобы тайну никогда не раскрыли!»

— Так эта картинка…

— Не знаю! Полагаю, дело в ней. На память мне пришел разговор с Гастоном Марчмонтом во время танца, и я продолжила:

— Должно быть, произошло что-то, лишившее ее рассудка… что-то очень драматичное. Вероятно, это имеет отношение к какой-то тайне, которая никогда не должна быть раскрыта.

Криспин спокойно смотрел в тарелку, пока я говорила.

— Наверное, это случилось давно, когда вы были младенцем. Это так напугало ее, что она лишилась разума. Вероятно, она была виновата и делает вид, что ничего не произошло… и хочет вернуться в более ранние дни. Поэтому она и хочет, чтобы вы для нее оставались младенцем…

Он медленно произнес:

— Интересная теория!

— Меня, правда, смущает, что если бы что-то действительно случилось, люди бы об этом знали. Но, может быть, об этом знает только Флора! Все довольно таинственно. Один или два раза я слышала, как она упомянула Джерри Уэстлейка.

— Джерри Уэстлейка?

— Кажется так…

— Что она о нем говорила?

— Просто назвала его имя.

— Поблизости живет семья Уэстлейков. Супружеская пара средних лет с дочерью, которая где-то служит. Был еще и сын, уехавший за границу. В Австралию или Новую Зеландию. Мне не слишком много известно о них.

— Ну, а я лишь слышала, как она прошептала его имя один или два раза!

— Полагаю, она любит тебя?

— Уверена, ей нравится, когда я захожу.

— Только когда мисс Люси нет дома?

— У меня такое впечатление, что мисс Люси не любит посторонних. Вероятно, она считает, что они могут вывести Флору из равновесия.

— Но это не удерживает тебя?

— Мне нравится беседовать с Флорой, а ей — со мной. Не вижу в этом никакого вреда!

— А ты от природы любопытна!

— Полагаю, что так.

— И ты заинтригована тайной этих сорок, тебе интерес" но знать, в чем же причина того, что лишило рассудка бедную Флору!

— Я все более склоняюсь к тому, что это последствие какого-то ужасного шока. Такие вещи бывают!

— А мисс Хэммонд стала сыщиком-любителем и полна решимости разгадать тайну?

— Вы преувеличиваете!

Криспин засмеялся.

— Но в преувеличении есть доля правды?

— Я полагаю, любому было бы интересно!

— И особенно некоторым! — он поднял бокал. — Я желаю тебе успехов в твоих начинаниях!

— Если известна причина чего-нибудь, больше шансов поставить все на свои места!

— А может быть, истина настолько ужасна, что ее не надо раскрывать? Ведь в этом случае можно многое испортить?

— Подозреваю, что такая возможность есть.

— Мы все время говорим о других. Расскажи мне о себе. Чем ты занимаешься, когда не посещаешь Флору?

— Я совсем недавно окончила школу и еще ничего для себя не решила…

— Тебя впереди ждут много балов и других развлечений. Они будут тебя занимать. Кажется, для моей сестры запланировано несколько приемов, и не ошибусь, если скажу, что ты и Рэчел примете в них участие!

— Да, мы всегда втроем с тех пор, как я переехала сюда.

— Ты счастлива в Харперз-Грине?

— Очень счастлива! Тетушка Софи удивительно хорошо относится ко мне!

— Мне так жаль было услышать о твоей матушке!

— Это было печально, потому что она никогда не получала от жизни удовольствия. Отец бросил нас, а она хотела вернуться в свой старый дом, но его продали. Мы поселились в маленьком доме неподалеку от старого; из наших окон мама постоянно видела их бывший особняк, и это ее убивало…

— Так Харперз-Грин более счастливое место?

— Мне очень повезло, что у меня есть тетушка Софи!

— Твой отец…

— Я не помню его. Они с мамой расстались давно.

— Такое случается, — кивнул Криспин. «Вероятно, вспомнил о жене, покинувшей его», — подумала я.

— Надеюсь, когда ты выйдешь замуж, то будешь счастлива, как сейчас в Роуэнзе.

— Благодарю вас. Надеюсь, вы тоже будете счастливы!

— Ты знаешь, что произошло. В Харперз-Грине немного тайн, кроме той, которая так привлекает тебя. Моя жена оставила меня. Вероятно, ее нельзя упрекнуть за это!

В голосе Криспина звучала горечь, и я чувствовала, что надо сменить тему, но не знала, как это сделать. Мы замолчали.

Наконец, я нашлась. Указывая рукой на роскошно убранный зал, я произнесла:

— Сколько хлопот было, чтобы приготовить все это!

— У нас очень хорошие домоправительница и дворецкий. Они имеют богатый опыт и были счастливы показать свое искусство! Она покинула меня ради другого, — продолжал он, — а потом погибла в железнодорожной катастрофе.

— Это, наверное, было для вас большим ударом?

— Что? Ее бегство или смерть?

— И то и другое, — сказала я.

Криспин не ответил.

Я довольно неосторожно произнесла:

— Ничего. Вы сможете найти себе другую… Я думала о леди Фионе, которая, как говорили, очень ему' подходит. Однако, как мне показалось, разговор принимал несколько необычный оборот, затруднительный для нас обоих.

— О да, — сказал он. — У тебя есть кто-нибудь на примете? Мне пришлось продолжить.

— Ходили слухи о леди Фионе…

Криспин рассмеялся.

— Ходили слухи? Мы с ней хорошие друзья. На брак никогда не было и намека. Она недавно вышла замуж за моего друга. Я был на их свадьбе.

— Так это лишь сплетни?

— Сплетни есть всегда. Будь в этом уверена. Если люди считают, что человеку пора остепениться, они тотчас же попытаются найти ему жену!

Меня поразило облегчение, которое я испытала при этих словах.

Часы били полночь, гости расходились, вставая из-за столов.

— Увы, — сказал Криспин, — этот приятный вечер подходит к концу. Спасибо, что поговорила со мной!

— Я получила от этого огромное удовольствие!

— И ты не жалеешь, что я настаивал, чтобы ты присоединилась ко мне?

— Это была лучшая часть вечера, — честно призналась я, Он улыбнулся, встал и подвел меня к группе гостей, вставших в круг в середине танцевального зала. Оркестр заиграл старинный народный танец, а мы все стали подпевать и хлопать в ладоши.

Арчи Гриндл отвез нас с, тетушкой Софи домой. Лили уже с нетерпением поджидала нас.

— Горячее молоко вас ждет, — сообщила она. — А как прошел бал?

— Он был очень хорош, — ответила тетушка Софи. — Горячее молоко весьма кстати. Оно поможет нам снять усталость и спокойно заснуть. Где же оно?

— На кухне. Идемте. Оно уже готово!

25
{"b":"12168","o":1}