ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы сидели на кухне, пили молоко и отвечали на вопросы Лили.

— Молодые люди, наверное, чуть не дрались друг с другом, чтобы потанцевать с тобой? — спросила Лили.

— Это, конечно, сильно преувеличено, но партнеров у Фредди было полно! — ответила тетушка Софи. — И что ты думаешь? Ею целиком завладел хозяин дома!

— Что вы говорите! — удивилась Лили.

— Правда, он танцевал с ней немного, но танец перед ужином был с нашей юной леди! Он даже записался заранее, чтобы никто его не опередил! Разве не так, Фредди?

— Да, все так и было!

— Ну, черт меня побери! — воскликнула Лили.

— За ужином он угощал ее шампанским!

— Не говорите! Шампанским! Это крепкое зелье!

— Могу тебе сказать, что было все очень торжественно. Я вспомнила балы в Сидер-Холле. Одно время они внушали мне ужас: я всегда боялась остаться без кавалеров, пока не сказала себе, что меня это ни капли не волнует! Если они не хотят танцевать со мной, то я с ними и подавно!

— Это главное, — изрекла Лили. — Глупые молодые люди, они не понимают, наверное, что теряют! Ну, с мисс Фред вовсе не тот случай!

— Конечно. О чем с тобой говорил Криспин, Фредди? Я вспомнила нашу беседу.

— В основном о сестрах Лейн. Он проявляет к ним интерес и хотел знать, что я думаю о Флоре.

— Он действительно очень добр к ним, — сказала тетушка Софи.

Она сидела, прихлебывая молоко, и возвращалась мысленно в те дни в Сидер-Холл, когда, полагаю, партнеры устремлялись к моей матери, а не к ней. Воистину Лили права: молодые глупцы не знали, что они теряют!

Я любила тетушку Софи больше, чем когда-либо.

V. БЕГСТВО

На следующий день после бала мы с Тамарикс были приглашены на чаепитие в Бэлл-Хаус. Каждый раз, входя в этот дом, я не уставала удивляться происшедшим в нем переменам. Создавалось впечатление, что хозяева задались целью уничтожить все следы бывшего обладателя дома. Мрачная дверь в конюшню была накрепко заперта, и, похоже, туда никто не заходил.

Тамарикс оживленно рассказывала о своих победах. Она имела большой успех, и ее матушка была в восторге. Ей это напомнило былые времена, и она решила, что такие праздники надо устраивать почаще.

Тамарикс шесть раз танцевала с Гастоном Марчмонтом. И как ему не стыдно после этого, как раз сегодня, уехать в Шотландию по своим наследственным делам?

— Интересно, а он вернется когда-нибудь? — спросила я.

Тамарикс и Рэчел обе изумленно посмотрели на меня.

— Конечно, вернется! — воскликнула Тамарикс.

— Должен… — подтвердила Рэчел.

Во время чаепития вошел Дэниэл. Он сел рядом с Рэчел, и я спросила, понравился ли ему бал.

— Думаю, он прошел очень хорошо, — осторожно ответил он. — Кажется, все остались довольны.

— Бал удался на славу! — заявила Тамарикс.

Вошла тетя Хильда. Взглянув на нее, я подумала, что привыкла ее видеть с глазами, полными страха, а не в нарядных платьях.

Как, должно быть, мистер Арчи Гриндл отличался от мистера Дориана! Криспин прав. Не могло быть не правильным то, что приносило радость всем!

Я заметила, что Тамарикс холодна с Дэниэлом. Она не могла простить ему, что на балу он больше внимания уделял Рэчел.

Вскоре к нам присоединился Джек Гриндл. Он сообщил, что только что отвез Гастона на станцию и посадил его на лондонский поезд.

— Он поедет прямо в Шотландию улаживать какие-то дела, — сказал он.

— Он вернется, — доверительно вставила Тамарикс.

— Полагаю, он очень занятой человек. Говорит, что приедет еще раз и останется здесь на некоторое время. Он получил большое удовольствие от пребывания у нас, да и нам с ним было очень забавно и весело!

— Разумеется, — согласилась Тамарикс, улыбнувшись. Я подумала, не знает ли она о планах Марчмонта больше нас всех. Вероятно, знала, потому что через три недели Гастон Марчмонт действительно вернулся. Он приехал на ферму Гриндлов и спросил, не может ли он остановиться у них. Если это неудобно, он, конечно, мог бы остановиться в отеле, но ему было у них так хорошо!

Джек ответил, что будет в восторге, и, разумеется, он должен пожить у них. Они были бы очень обижены, поступи он иначе!

Прошло пять дней после возвращения Гастона. Я его очень мало видела за это время.

Мы с тетушкой работали в саду, когда я услышала стук копыт, а в следующее мгновение появилась Лили.

— Здесь мистер Сент-Обин. Он хочет видеть мисс Фред, — доложила она.

Криспин уже входил в сад.

— Тамарикс пропала! — произнес он. — Ты не знаешь, где она?

— Пропала? — воскликнула тетушка Софи. — Куда же она делась?

— Это я и хочу выяснить, — он посмотрел на меня. — Ты не знаешь, где она может быть?

— Я? Нет.

— А я думал, может быть, она сказала тебе.

— Она мне ничего не говорила.

— Ну, а дома ее нет. Она, должно быть, ушла из дому вчера вечером. Ее постель не разобрана.

— Я ее вчера видела… Да, она показалась мне возбужденной!

— Ты не спросила ее, чем?

— Нет. Она обычно говорила, если что-нибудь случалось; так что я не очень об этом задумалась.

Криспин явно был встревожен, но понял, что я ничем не могу помочь, и ушел.

Мы все утро обсуждали это происшествие.

— Это загадочное дело, — сказала тетушка Софи. — Интересно, что же случилось? Она, наверное, что-то замышляет!

Мы продолжали строить догадки, куда она могла подеваться, но так и не пришли ни к какому выводу. Я все ждала, что Тамарикс вот-вот появится. Вероятно, она поссорилась с матерью и убежала в порыве обиды.

Но через некоторое время от Джека Гриндла стало известно, что Гастон Марчмонт тоже уехал. Он не исчез, как Тамарикс, а оставил записку, что его вызвали по срочному делу и он надеется скоро вернуться.

Обитатели Харперз-Грина немедленно связали исчезновение Тамарикс с отъездом Гастона.

Я пошла в Бэлл-Хаус повидать Рэчел. Тетя Хильда сказала мне, что Рэчел во фруктовом саду. Сад Бэлл-Хауса занимал два акра. В нем была приличных размеров лужайка, иногда служившая заменой церковной. Бывало, что на ней проводились праздники под открытым небом, если почему-либо этого нельзя было сделать в Сент-Обине.

Сад был всегда счастливым убежищем Рэчел. Я нашла ее там и, подбежав к ней, сказала:

— Ты слышала новость?

— Новость? Какую?

— Тамарикс и Гастон Марчмонт исчезли! Должно быть, уехали вместе!

— О нет! — вскричала она.

— Может быть, это просто совпадение, но оба уехали в одно и то же время!

— Они не могут быть вместе!

— Почему же?

— Он бы никогда…

— Он танцевал с нею больше, чем кто-либо на балу.

— Он должен был, ведь бал давался в Сент-Обине! Он должен был чаще танцевать с Тамарикс, чем с другими!

— А я думаю, они вместе!

— Мы узнаем это, когда вернется Гастон. Я уверена, он вернется!

— Но их обоих нет. Вместе!

— Должно быть какое-то объяснение!

Она пристально смотрела на маленький ручеек, текущий через фруктовый сад. Лицо ее было омрачено дурными предчувствиями и разочарованием.

Рэчел оказалась права. Гастон действительно вернулся, но с Тамарикс. Тамарикс сияла. На среднем пальце левой руки красовалось золотое кольцо.

— Жизнь замечательна! — заявила она. Она теперь стала миссис Марчмонт!

Они с Гастоном сбежали и поехали в Гретна-Грин, где можно пожениться без всякого шума. Этого они с Гастоном и хотели. Ждать приготовлений, необходимых для приличной церемонии? Нет! Они хотели быть вместе безотлагательно!

Харперз-Грин пришел в возбуждение. Это было самое драматичное событие с тех пор, как мистер Дориан повесился у себя в конюшне.

— Ну и дела творятся в этом месте! — воскликнула Лили. — Интересно, что будет следующим?

Тетушка Софи заметила, что это подозрительно.

— Почему они убежали? Если он действительно тот, за кого себя выдает, не было бы никаких возражений! Подготовка к пышной свадьбе была бы для миссис Сент-Обин настоящим укрепляющим средством, и я не могу поверить, что и Тамарикс это не понравилось бы! Мне кажется, этот джентльмен так поторопился, потому что не хотел, чтобы о нем хорошенько все узнали!

26
{"b":"12168","o":1}