ЛитМир - Электронная Библиотека

Гастон Марчмонт остановился в Сент-Обине до тех пор, пока не решит все дела. Они рассчитывали зажить собственным домом.

На следующее утро после их приезда я встретила Криспина, возвращавшегося верхом из Дивайзиза. Увидев меня, он остановился и спешился.

— Ты уверена, — спросил он, — что не знала о планах Тамарикс?

— Абсолютно уверена.

— Она никак не намекнула тебе?

— Разумеется, никак!

Он выглядел очень рассерженным. Я сказала;

— По-моему, они очень счастливы, разве не так? Это то, чего она хотела!

Он уставился в пространство, и губы его скривились.

— Она совершенно невежественна, — сказал он. — Это импульсивный поступок, который может разрушить всю ее жизнь. Она только что закончила школу!

Я чувствовала, как во мне растет негодование. Так вот что он обо мне думал: «Дитя, только что закончившее школу!»

— Но они любят друг друга!

— Любят! — презрительно отрезал он.

— Вы можете не верить, но люди действительно влюбляются!

Он испытующе посмотрел на меня.

— Если она намекнула тебе, что замышляет, ты должна была предупредить меня или кого-нибудь другого!

— Она ничего не говорила, повторяю вам, а если бы и сказала, почему я должна вам докладывать? Вы бы попытались все испортить!

Я ушла расстроенная. Ему безразличны чувства людей. После бала я начала надеяться, что он интересуется мной, но теперь поняла, что этот интерес вызван только тем, что я общаюсь с сестрами Лейн. Да, это тот самый человек, который в моем присутствии сказал: «Кто эта некрасивая девочка?»

Я не виделась с Рэчел со времени возвращения Тамарикс, и однажды заглянула к ней в Бэлл-Хаус. Как я и предполагала, она была в саду у ручейка. Ее подавленный вид привел меня в смятение.

Я села рядом и спросила:

— Рэчел, в чем дело?

— Ты слышала, что Тамарикс и Гастон Марчмонт поженились?

— Да все об этом только и говорят!

— Я просто не могу в это поверить, Фредди. Когда они вместе убежали…

— Полагаю, мы должны были догадаться, что здесь что-то в этом роде…

Она молчала, и я поняла в чем дело.

— Рэчел, ты влюблена в него? — я обняла ее, и она затряслась от рыданий.

— И он заставил тебя поверить… Она кивнула.

— Я никогда не считала, что он был искренен, — сказала я. — Он всем девушкам довольно экстравагантно намекал о своих чувствах, так же, впрочем, как и тетушке Софи и миссис Сент-Обин. На самом деле за этим не было ничего серьезного.

— Для меня это было достаточно серьезным, — ответила Рэчел.

— Ты хочешь сказать?..

— Он признался мне в любви, а сам все это время любил Тамарикс!

— Он много танцевал с нею на балу, и ужинали они вместе.

— Я думала, это просто потому…

— Ты не поняла, что эти льстивые комплименты ничего не значат?

— У нас было не так, Фредди! Это было что-то серьезное! А потом он уехал и женился на Тамарикс!

— Бедняжка Рэчел! Ты не поняла! Это ничего не значило!

— Значило! Значило! Знаю, значило!

— Тогда почему… почему он женился на Тамарикс?

— Думаю потому, что она — это она! Она богата, не так ли? Она Сент-Обин!

— Ну, если дело в этом, то ты счастливо от него избавилась. Он не похож на Дэниэла. Дэниэл действительно любит тебя, а не твое приданое!

— Ты говоришь, как старая тетушка Софи, Фредди. Ты не понимаешь!

— Я понимаю, что своей манерой обращения он внушил тебе, что влюблен в тебя, а потом взял да и женился на Тамарикс!

Она в отчаянии произнесла:

— Да, да. Так он и сделал.

— Ну, так считай, что тебе повезло! Кого и надо пожалеть, так это Тамарикс!

— Я бы все отдала, чтобы быть на ее месте!

— Будь благоразумна! Дэниэл любит тебя, и тебе он нравится! Он хороший человек и будет хорошим мужем. Конечно, он не так хорошо танцует, не путешествует и не вращается в высших кругах! Но ведь это не главное. Доброта, верность…

— Не продолжай, Фредди! Не занимайся проповедью! Я этого не вынесу!

— Ладно, — согласилась я. — Но я рада, что он женился не на тебе! Думаю, Тамарикс совершила большую ошибку. Криспин Сент-Обин тоже так считает.

Мы долго сидели, пристально глядя на ручеек, и молчали. Я очень тревожилась за Рэчел.

Миссис Сент-Обин была воодушевлена. Бракосочетание в Гретна-Грин состоялось, но ей хотелось устроить настоящую свадьбу в нашей собственной церкви. Тамарикс и Гастон не возражали. После бала здоровье миссис Сент-Обин удивительно улучшилось. Она строила планы на новые балы для Тамарикс, стараясь ввести ее в общество, но Тамарикс вышла замуж. Однако ей хотелось, чтобы церемония бракосочетания в местной церкви совершилась как можно быстрее, чтобы доказать всем, что брак Тамарикс и Гастона был истинным.

В церкви прочли имена вступающих в брак. Я была подружкой невесты, а вел церемонию преподобный Хетерингтон. На Тамарикс было свадебное платье из шелка, отделанное кружевами, которые были на ее матери в день ее свадьбы. Миссис Сент-Обин внезапно почувствовала легкое недомогание и в церкви не присутствовала, но после церемонии принимала гостей в Сент-Обин Парке. Теперь уже никто не сомневался, что Тамарикс и Гастон Марчмонт по-настоящему женаты!

Рэчел в церкви не было. Нам сказали, что она плохо себя чувствует. Она была мне ближе, чем Тамарикс, и я тревожилась за нее. Передо мной стояла картина: она сидит у ручейка, и глаза выражают неподдельное страдание. Мысли о ней не покидали меня во время всей церемонии и приема.

Когда мы с тетушкой Софи вернулись домой, мной овладело сильное беспокойство за Рэчел. Я почувствовала, что может случиться что-то ужасное. Уже спустились сумерки, но беспокойство все возрастало, и я поняла: надо немедленно увидеть Рэчел. Я выскочила из дому и бегом помчалась в Бэлл-Хаус. Путь проходил мимо конюшни. Дверь в конюшне, обычно закрытая, сейчас была отворена. Сердце мое было готово выпрыгнуть из груди!

Набравшись храбрости, я подошла и посмотрела на дверь. Место это всегда вселяло в меня ужас, а сейчас мне казалось, толкни я эту дверь — и сразу же увижу висящего мистера Дориана. Его глаза, с упреком смотрящие на меня скажут: «Это случилось из-за тебя».

Это безумие! Я ни в чем не виновата! Криспин мне все объяснил.

Пока я стояла, колеблясь, подул легкий ветерок, и дверь открылась шире. Я услышала слабый скрипящий звук. Почему кто-то должен сейчас открыть дверь? Почему я должна была почувствовать этот странный импульс и прибежать в Бэлл-Хауз?

Я ощущала, что Рзчел в опасности и нуждается во мне! Собрав все свое мужество, я толкнула дверь и вошла в конюшню.

— Рэчел! — закричала я.

Она сидела на полу, перебирая пальцами веревку.

— Что ты делаешь?

Она с яростью ответила;

— А что ты здесь делаешь?

— Я должна была тебя увидеть. Я чувствовала, что ты зовешь меня!

— Ты должна уйти!

— Нет! Не уйду! Что ты делаешь в этом жутком месте?

Она посмотрела на веревку в своих руках и не ответила.

— Рэчел! Опомнись!

— Он это сделал, — сказала она. — Это был для него единственный выход!

— О чем ты говоришь?

— Фредди, я больше не хочу жить. Не могу. Это слишком ужасно!

— Что ты говоришь?

— Я не могу это вынести. Не смогу пережить то, что будет!

— Ты болтаешь вздор. Надо суметь пережить все, что бы ни случилось! Это Тамарикс и Гастон, правда? Он внушил тебе, что ты единственная? Ну, так тебе повезло, что ты не связалась с ним! Подумай об этом!

— Ты не понимаешь, что говоришь!

— Ты не должна об этом и думать. Это ужасное место. Уйдем отсюда! Пойдем со мной! Пойдем в сад и поговорим!

— Говорить не о чем. Ничего никак нельзя изменить!

— Вероятно, мы можем придумать что-нибудь!

Рэчел покачала головой.

— Ну, а я постараюсь, — настаивала я, — но не здесь! Я не могу быть в этом месте. Пойдем со мной! Уйдем отсюда!

Я взяла у нее из рук веревку и бросила ее в угол. Обняла ее.

27
{"b":"12168","o":1}