ЛитМир - Электронная Библиотека

Как хорошо, что он оказался тогда дома! Я стала свидетельницей редкого феномена — примера бескорыстной любви и думала, какая же счастливая Рэчел, что сумела внушить такую любовь!

Рэчел была согласна со мной. Она сказала, что никогда не забудет, что сделал для нее Дэниэл — и без всяких упреков. Она будет стараться отплатить ему за это до конца своих дней.

А Тамарикс? Как сложилась жизнь у нее?

Они с Гастоном продолжали жить в Сент-Обин Парке, Гастон много внимания уделял самой миссис Сент-Обин, которая была от него в восторге. С Криспиному них сложились прохладные отношения. Я полагала, что Криспин в чем-то подозревает Гастона, уж очень поспешной была свадьба!

Мне было интересно, что бы он сказал, если бы узнал, что Рэчел ожидает ребенка от Гастона?

Несколько лет назад я отчетливо поняла отвратительную сторону жизни. Теперь, кажется, я расширила свои познания в этой области!

Рэчел, конечно, вышла замуж при необычных обстоятельствах, а Тамарикс? Как сложится ее жизнь с таким человеком, как Гастон?

Я часто думала о тех девочках, которыми мы были на балу, — мечтавших о «выходе в свет», ухаживаниях, свадьбах и счастливой жизни!

Осуществятся ли эти мечты?

Что будет с Рэчел и с ее еще не родившимся ребенком? Дэниэл, добрый Дэниэл, каким бы самоотверженным он ни был, конечно, когда родится ребенок, будет думать о связи Рэчел с Гастоном!

А Тамарикс? Ей предстоит всю жизнь жить с человеком, который, уверяя ее в своей бессмертной любви, одновременно занимался любовью с ее подругой…

Криспин относился к Гастону с такой неприязнью, что я начала подозревать, не обнаружил ли он чего-нибудь. Мне казалось, что Гастон способен на любой обман. Существовали ли огромные поместья во Франции и Шотландии? Не хотел ли он заполучить состояние Тамарикс, пока не обнаружилось, что он не тот, за кого себя выдает?

Все это казалось мне вполне правдоподобным.

Я зашла навестить Тамарикс. Она немного изменилась и как будто повзрослела. Много смеялась и светилась весельем, но мне показалось, что это было напускное веселье. Она повторяла много раз, что ее жизнь — замечательна, но не пыталась ли она сама себя убедить в этом?

Я спросила ее, собираются ли они с Гастоном постоянно жить в Сент-Обин Парке?

— О нет! Мы думаем об этом, но все не можем выбрать, где нам жить! До тех пор, пока не решим, будем в Сент-Обине!

— Это, наверное, правильно. Вы же не собираетесь жить за границей, правда? В этих поместьях во Франции?

— О, ты забыла! Гастон их продал. Мы можем здесь купить другое поместье!

— А в Шотландии? — продолжала я.

— Те тоже продаются. Пока мы будем жить здесь. Маме это приятно: она обожает Гастона!

— А Криспин?

— О, ты же знаешь Криспина! Он никем не увлечен, кроме своего поместья!

Что это? Она была счастлива или за напускной веселостью скрывалась тревога?

Что же касалось меня, то мое будущее представлялось мне весьма туманным. Тетушка Софи думала, что в Сент-Обине будет вестись светская жизнь, устраиваться балы, на которых будут лучшие женихи. Свадьба Тамарикс разрушила ее планы.

Мною занялась мисс Хетерингтон. Она заявила, что я должна участвовать в общественной жизни Харперз-Грина. Это значило, что я обязана вступить в швейный кружок, шьющий одежду для африканских бедняков: кроме того, помогать в проведении благотворительных базаров и церковных праздников; стать членом группы по расстановке цветов в церкви и, наконец, принять участие в состязании на лучший торт!

Тетушка Софи и удивилась и призадумалась: не такое будущее планировала она для меня.

Я сказала ей:

— Все это хорошо, но я чувствую, что должна заняться какой-то работой, чтобы крепко встать на ноги. Ведь не могу же я все время жить за ваш счет и истощать ваш кошелек!

— Истощать мой кошелек? Что за вздор!

— Но вы же не так хорошо обеспечены! Я для вас все-таки обуза!

— Ничего подобного! Ты — моя награда!

— А вы — моя любимая, — ответила я. — И все же я хочу заняться чем-нибудь, чтобы зарабатывать деньги. Вы и так много даете мне!

— Ты тоже мне много даешь. Но я тебя понимаю! Ты не хочешь выглядеть смешной мученицей деревенской.жизни, как Мод Хетерингтон!

— Я думала уже о должности гувернантки или компаньонки!

Тетя Софи пришла в ужас:

— Согласна, что благородная юная леди мало чему научена! Но я не вижу тебя в роли гувернантки какого-нибудь капризного ребенка или компаньонки старой раздражительной леди!

— Ну, какое-то время это может быть и интересным! В конце концов, я смогу бросить работу, если мне не понравится, у меня есть немного собственных денег.

— Выкинь эту мысль из головы. Мне тебя будет очень недоставать. Что-нибудь решим!

Приближалось время рождения ребенка Рэчел. Я зашла проведать ее. Она была спокойна и счастлива.

— Я рада этому ребенку и уже люблю его, Фредди. Это странно, когда подумаешь…

— Вовсе не странно! Это естественно. Это твой ребенок, а когда он родится, то и Дэниэл полюбит его! Только мы трое знаем о нем и никому никогда не скажем!

— Тайна, — сказала она, — которая никогда не должна быть раскрыта…

Мысленно я немедленно перенеслась к картинке с семью сороками в коттедже сестер Лейн.

— Старый стишок, — произнесла я.

— Знаю, — ответила Рэчел. — Меня всегда интересовало, что это за тайна. Как ты думаешь, что имеется в виду в этом стишке?

— Любая тайна, полагаю.

Этот разговор напомнил мне, что я давно не навещала Флору. Бедная! Течение времени ничего не значило для нее! Она пребывала в прошлом!

Рэчел продолжала:

— Я пытаюсь забыть о тех днях. Это было безумством, теперь-то я понимаю! Я думаю, он женился на Тамарикс из-за ее денег!

— Бедная Тамарикс!

— Да. Теперь я могу это сказать.

— А у тебя, Рэчел, есть человек, любящий тебя по-настоящему!

Она кивнула. Я поняла, что она не до конца счастлива, но это уже была не та Рэчел, которую я нашла в конюшне с веревкой в руках.

Вскоре после этого я опять заглянула к Тамарикс. На ней было бледно-лиловое платье с кружевами, и выглядела она превосходно.

— А чем ты теперь занимаешься, Фредди? — спросила она.

— Я только что из швейного кружка. Она скорчила гримасу.

— Потрясающе, — иронически фыркнула она. — Бедняжка! Подозреваю, что Мод Хетерингтон отпускает тебя с трудом!

— Она строго следит за нашей работой.

— Как долго ты собираешься позволять ей командовать собой?

— Не очень долго. Я подыскиваю себе работу.

— Какую?

— Еще не решила. Что делают люди, имеющие хорошее образование и не имеющие средств? Не знаешь? Так тебе скажу. Они становятся гувернантками или компаньонками! Это очень скромное положение, но, увы, единственно доступное!

— О, замолчи, — почти закричала Тамарикс. — Смотри, вот и Криспин!

Он вошел в комнату и поздоровался со мной.

— Я увидел, что ты пришла повидаться с Тамарикс!

— Она как раз говорит, что думает стать чьей-нибудь гувернанткой или компаньонкой, — сообщила ему Тамарикс.

— Присматривать за чужими детьми или прислуживать какой-нибудь старухе?

— Обучение детей — не самый плохой труд, и он привесит свои плоды!

— Детям, которые извлекут пользу из твоей работы, может быть. Но для тебя? Когда гувернантка больше не нужна, ее увольняют!

— Но ведь это относится к любой работе!

— Время, когда требуется гувернантка, ограничено. Я бы не рекомендовал тебе эту карьеру!

— Выбор-то у меня невелик: или гувернантка, или компаньонка!

— Второе еще хуже, чем первое! Те, кому нужны компаньонки, обычно капризны и требовательны.

— Но могут же и среди них быть приятные люди?

— Я бы не выбрал себе такую работу, будь я молодой женщиной!

— Ах, но ведь вы же не молодая женщина!

Тамарикс рассмеялась. Криспин пожал плечами, и мы оставили эту тему. Вернувшись в Роуэнз, я села у окна и долго с грустью глядела на Холмистый лес.

29
{"b":"12168","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Карантинный мир
День полнолуния (сборник)
Флейта гамельнского крысолова
По ту сторону
Lagom. Секрет шведского благополучия
Папа, ты сошел с ума
Звездное небо Даркана
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет