ЛитМир - Электронная Библиотека

— Есть кто-нибудь дома?

На мой призыв вышла Флора, неся куклу, и, к моему изумлению, вслед за ней появился Гастон Марчмонт.

— Привет, — сказала Флора, — давно вас не было!

— Вижу, у вас гость!

Гастон Марчмонт поклонился.

— Я проходил мимо, — сказал он, — поговорил с мисс Лейн, и она показала мне детскую, где живет ее драгоценное дитя.

Флора улыбнулась, глядя на куклу.

Мое изумление было очевидным. Мне показалось странным, что она настолько дружна с Гастоном, что пригласила его в детскую. Я сама-то получила на это право только после нескольких встреч!

Флора положила куклу в коляску и села на скамью, а мы с Гастоном — по обе стороны от нее.

— Вы не ожидали увидеть меня здесь? — обратился ко мне Гастон.

— Признаться, не ожидала!

— Я интересуюсь поместьем и всеми, кто в нем живет. В конце концов, я теперь член семьи!

Мне его слова показались несколько дерзкими.

— Я люблю знать, что происходит вокруг, — продолжал он.

Внезапно Флора опять повторила:

— Давно вас не было!

— Теперь я работаю, и у меня не так много свободного времени, — объяснила я.

— Мисс Хэммонд весьма необычная леди, знаете ли, — начал Гастон. — Она пионер. Она стремится доказать всем, что леди может работать не хуже любого мужчины, впрочем, об этом всем известно!

Флора посмотрела на него недоумевающим взглядом.

— Он опять подхватил эту простуду… Так нам никогда не избавиться от нее. Я носила его наверх, чтобы дать настой из трав. Это помогает нам, да, драгоценный?

Гастон с удивлением посмотрел на меня, явно забавляясь. Зная о нем так много, я стала презирать его еще больше.

— Мисс Лейн сделала такую прелестную детскую, — сказал он.

У меня сложилось впечатление, что он навещал ее не в первый раз. Подозреваю, что он заходил к ней так же, как и я, в отсутствие Люси. Когда у Флоры возникла мысль, что «ребенок» заболел", и она пошла наверх дать ему отвар, Гастон просто пошел за ней.

— Со стороны мисс Лейн было очень мило показать мне детскую, — продолжал Гастон. — Слава Богу, малышу, как там его зовут, теперь лучше! Вы видели, мисс Хэммонд, этих зловещих птиц на стене?

Я почувствовала, что холодею при виде сильного любопытства, которое прочла в его взгляде.

Эти проклятые птицы не давали мне покоя, напоминая о старом стишке и тайне, которую хранила Флора в своем затуманенном мозгу. Гастон тоже что-то почувствовал.

— Сороки, — произнесла Флора. — Люси вставила их в рамку для меня. Они говорят, что тайна никогда не должна быть раскрыта… Так они говорят…

— Вы знаете тайну? — быстро спросил Гастон.

Она в ужасе посмотрела на него.

— Знаете! — торжествующе произнес он. — Предположим, вы скажете нам. Это не страшно, не так ли? Мы же никому ничего не расскажем. Вам не о чем беспокоиться!

Флора задрожала.

Я шепнула ему:

— Вы ее расстроили…

— Простите, — прошептал он. — Какой прекрасный День! Как приятно сидеть в саду!

Я увидела, что Флора возбуждена и расстроена. Этого нельзя так оставить.

— По-моему, нам следует уйти, — сказала я. — Я просто зашла узнать, как вы поживаете, — обратилась я к Флоре. — Мы пойдем, ведь скоро придет ваша сестра!

Гастон спокойно смотрел на меня.

Я твердо повторила:

— Нам надо идти!

Флора кивнула. Она посмотрела на куклу и начала катать коляску то вперед, то назад. Потом внезапно встала и покатила ее к дому.

— До свидания! — крикнула я.

— До свидания! — ответила Флора, не обернувшись.

Гастон направился со мной. Выйдя за ворота, он воскликнул:

— Ну и ну! Да она просто сумасшедшая!

— Она расстроена. Вы не должны были говорить об этих птицах.

— Это она говорила о них! Она сама повела меня наверх и показала их!

— С такими людьми надо быть осторожнее!

— Она и в самом деле… далеко зашла! Считает куклу ребенком, Криспином и не кем иным, а он здесь расхаживает, напыщенный и важный.

— Она была его няней и все еще живет в том времени.

— Мне жаль ее бедную сестру!

— Они очень любят друг друга, а Криспин очень добр к ним обеим!

— По-моему, вы сердитесь на меня за эту сцену?

— Все произошло потому, что вы заговорили о птицах и о тайне…

— Я думал, что если она освободится… Весь этот разговор о тайне натолкнул меня на мысль, что именно это и повредило ее рассудок…

— Полагаю, лучше оставить ее в покое… Бог с ней, будем делать вид, что кукла — это ребенок. Так делают ее сестра и Криспин. Они ее лучше знают. Ее сестра была здесь, когда дна лишилась разума, а Криспин… ну, он же так давно ее знает.

— Как свою дорогую нянюшку?

— Не Флору. Ему было всего несколько месяцев, когда она перестала нянчить его. Ее заменила Люси.

— Не очень обычная история, не так ли? Однако интересная. Я же хотел только подбодрить бедную старую деву! Она же живет здесь!

— А вы тоже собираетесь жить здесь?

— Это, дорогая Фредерика, в руках Божьих!

Я с радостью рассталась с ним у ворот Роуэнза.

Однажды за завтраком тетушка Софи сообщила мне:

— Джерри Уэстлейк приехал домой!

— Кто такой Джерри Уэстлейк? — спросила я, смутно припоминая имя.

— Ты же знаешь семью Уэстлейк. У них дом в Пирамидном переулке.

— А Джерри?

— Это их сын. Он уехал много лет назад. Двадцать, нет больше, — двадцать шесть лет назад. Похоже, что так. Он, тогда был совсем мальчиком. Лет семнадцати или что-то около этого. Довольно неожиданно уехал в Австралию. Решил эмигрировать. Нет, не в Австралию, в Новую Зеландию. Да, у него там был друг.

— Интересно, а как у Меретов дела в Австралии?

— Рано или поздно они кому-нибудь напишут, тогда и узнаем. Думаю, у них все должно быть хорошо. Оба они великие труженики.

Когда я пришла в контору, первое, что услышала от Джеймса, было:

— Сын Уэстлейков дома.

— Тетушка Софи сказала мне об этом. Джерри, да? А вы его знали?

— О, Господи, конечно нет! Думаю, что он уехал еще до моего рождения. Но многие в Харперз-Грине помнят его и, разумеется, судачат о его возвращении. Мне сегодня нужно отправиться в том направлении позаботиться о ремонте некоторых зданий. Я хочу заглянуть к Уэстлейкам и познакомиться с Джерри. Почему бы вам не поехать со мной?

Я заколебалась, зная, что люди сплетничают о нас, видя вместе довольно часто. Мне очень нравился Джеймс, но я не хотела, чтобы мое имя связывали с ним. Меня интересовало, слышал ли он об этих сплетнях.

Я спросила:

— А это удобно?

— Ну конечно. Вам представится случай познакомиться с миссис Уэстлейк. Ее муж — один из наших строителей. Теперь, когда его дела идут несколько лучше, он работает только часть рабочего дня. В поместье всегда много мелких строительных работ. Я же хотел бы послушать рассказы Джерри.

Подумав, я отправилась с ним.

Семья Уэстлейков жила в аккуратном домике, окруженном ухоженным садом. Нас встретили очень приветливо. Миссис Уэстлейк подала домашнего приготовления вино из бузины. Джерри оказался приятным человеком: вместе с ним приехали его жена и дочь примерно моего возраста.

Джерри сказал, что это их первый приезд в Англию с момента его отъезда в Новую Зеландию. Случайные работы в поместье его не удовлетворяли, и, когда ему исполнилось семнадцать лет, он решил попробовать счастья в другой стране, где перед ним, как он предполагал, откроются лучшие перспективы. На это решение его натолкнул его друг, который уехал туда и переписывался с Джерри.

Вспоминая минувшие годы, он немного нахмурился.

— Вы, наверное, правильно сделали, — сказала я.

— О да, но сначала было нелегко. Там требовалась молодая рабочая сила и для эмигрантов создавались благоприятные условия. Ехал я, конечно, третьим классом… без удобств, но кто об этом думает в семнадцать лет? А вообще путешествие было захватывающим! Друг ждал меня. Он на десять лет старше и уже приобрел кое-какой житейский опыт, что было очень полезно для нас обоих!

36
{"b":"12168","o":1}