ЛитМир - Электронная Библиотека

— Интересно, здесь ли наш? — спросила Тамарикс, осматривая груду. — На ярлыках обозначены пункты назначения, посмотри: «Дж. Барлоу. Мельбурн.» Интересно, что из себя представляет этот Дж. Барлоу? «Миссис Креддок. Бомбей.» Наших чемоданов я не вижу. Может быть, они уже доставлены в каюту? О, посмотри только! «Люк Армор. Сидней и остров Каскера».

Она повернулась ко мне, явно заинтересованная этим.

— Вообрази! Он едет на этот же остров! На борту корабля, наверное, немного таких пассажиров!

— Приятно знать, что есть хоть один!

— Люк Армор! Интересно, кто он?

— Вполне возможно, мы выясним это во время путешествия.

Наш багаж был уже в каюте. Распаковав его, мы умылись и спустились в ресторан. Нас усадили за длинный стол с другими пассажирами. Во время обеда завязался общий разговор, и мы немного ознакомились с нашими попутчиками. Однако все были так утомлены предотъездными волнениями, что разговор быстро угас и все разошлись по своим каютам. Легкое покачивание говорило нам о том, что мы уже плывем.

Мы с Тамарикс, лежа на койках, некоторое время еще говорили, пока голос ее не стал совсем сонным и, наконец, утих.

Я не спала, вспоминая полные слез глаза тетушки Софи и Джеймса, верящего, что я скоро вернусь. Но в основном я думала о Криспине, его взгляде, полном безнадежного желания и мольбы. Я знала, что этот взгляд всегда будет со мной.

Когда я оглядываюсь назад, первые дни нашего путешествия видятся мне, как в тумане. Мы с Тамарикс обследовали весь корабль и постоянно где-то терялись. Нам предстояло познакомиться не только с кораблем, но и с массой людей, путешествовавших с нами, увидеть столько интересного вокруг.

Я хорошо помню, что первая ночь в море прошла неспокойно. Качка была настолько сильной, что мы с Тамарикс боялись свалиться со своих коек и малодушно роптали, не зря ли мы пустились в эту авантюру.

Но утром мы снова были на ногах и готовы к новым открытиям. Хорошо, что со мной была Тамарикс!

Джейн, очень внимательная горничная, заверила, что наше состояние изменится к лучшему, когда мы выйдем в открытое море. «Бискайский залив славится своим переменчивым нравом, иногда он бывает спокойным, как деревенское озеро, а иногда… Все зависит от направления ветра! Но, леди, как только мы будем в открытом море, вы сможете начать наслаждаться жизнью!» — утешала она нас.

Она, разумеется, оказалась права. Море успокоилось, и начались приключения! Мне не понадобилось много времени, чтобы понять, что хотя я и не могу не тосковать по Криспину, но вполне готова броситься навстречу новым интересам и увлекательным приключениям. За этим занятием прошлое окутывалось легкой дымкой и утрачивало свои зловещие черты; все происшедшее казалось не таким уж страшным. Похоже, что и Тамарикс испытывала то же.

Мы каждый день обедали за тем же длинным столом и вскоре все перезнакомились и дружески беседовали. Большинство с удовольствием рассказывали нам, новичкам, о своем опыте путешествий на других кораблях. Многие плыли только до Бомбея. Они служили там и возвращались после короткого отпуска на родине. Это были уже опытные путешественники, не впервые пересекавшие океан.

Были среди пассажиров и те, кто ехал в Австралию навестить родственников, и те, кто возвращался домой, погостив в Англии. Но почему-то не было никого, кто направлялся бы на остров Каскера, а таинственный Люк Армор так и оставался только именем на ярлыке, прикрепленном к багажу.

Капитан корабля был очень милым и сердечным человеком, использовавшим любую свободную минуту, чтобы побеседовать с пассажирами. Когда дошла очередь до нас, он изумленно поднял брови, услышав, что мы направляемся на остров Каскера. Я пояснила, что мы едем к моему отцу.

— Неужели? — удивился он. — Немногие из наших пассажиров едут туда. Полагаю, вы знаете, как туда добраться? Вы сойдете, разумеется, в Сиднее. В тот же день отходит корабль на Като-Като, а оттуда уже паромом доберетесь до острова Каскера. Ну и путешествие вы затеяли!

— Да, мы слышали…

— Нет, немногие едут туда. По-моему, паром из Като-Като отправляется не очень часто. На нем перевозят товары утварь и пассажиров, если они находятся. Но вы говорите что едете к отцу! Полагаю, у него там есть какое-нибудь дело. Догадываюсь, что это копра. На кокосовых орехах можно сделать хорошие деньги. Люди еще не пронюхали, какой это полезный продукт. Сейчас кокосовый бизнес — основная индустрия острова.

— Я не знаю, чем он занимается. Знаю только, что он там.

— Ну что же, мы довезем вас до Сиднея. Несколько дней пробудем там, а потом отправимся в обратный путь. Как вам нравится мой корабль?

— Он превосходен!

— О вас хорошо заботятся, надеюсь?

— Да, прекрасно, благодарим вас!

— Хорошо! — с этими словами он покинул нас. Тамарикс заметила:

— Мне кажется, наш капитан считает, что мы едем в одно из самых удаленных мест на земле!

Первый пункт захода корабля — Гибралтар. К этому времени мы познакомились с майором Данстеном и его женой, ехавшими в Бомбей, где майору предстояло присоединиться к своему полку. Эта пара была уже достаточно закалена морскими путешествиями, проделав несколько раз путь в Индию и обратно. По-моему, миссис Данстен несколько шокировало, что две неопытные молодые леди путешествуют одни, и она твердо решила присматривать за нами.

Когда мы подошли к Гибралтару, она сказала, что если мы хотим сойти на берег, в чем она не сомневается, то было бы хорошо пойти осматривать город всем вместе. На берег собирается небольшая группа пассажиров; можно нанять для всех гида и в его сопровождении погулять по городу. Ее предложение мы приняли с радостью.

Проснувшись утром и выглянув в иллюминатор, я увидела впереди впечатляющее зрелище окутанного утренней дымкой Гибралтара. Мы с Тамарикс поспешили на палубу, откуда открывалась величественная панорама неприступной крепости при входе в Средиземное море.

Майор Данстен подошел и встал рядом с нами.

— Чудесно, не правда ли? Меня никогда не покидает гордость, что он наш! Корабль, полагаю, пойдет на запад вдоль побережья. О да, мы уже идем!

Мы проходили вдоль западной части полуострова, на котором располагался Гибралтар. Склоны берега здесь были более пологими, и дома ярусами располагались над оборонительными стенами. Когда корабль зашел в залив, мы увидели верфь и фортификационные сооружения.

— Они служат для защиты города, — сказал майор. — Здесь кипит жизнь, не правда ли?

По заливу сновало множество небольших суденышек, с некоторых из них раздавались приветственные крики в адрес корабля. Мы обратили внимание на лодку, в которой было несколько мальчишек. Они с любопытством смотрели на нас.

— Они ждут, чтобы вы бросили в воду монетки. Тогда они нырнут и поймают их. Но это запрещено. Слишком уж опасное занятие! — объяснил майор.

Мне стало жаль этих мальчишек: они с таким нетерпением ждали эти монетки. Несколько пассажиров, не утерпев, бросили монеты в море; мальчишки, как рыбки, с невероятной быстротой бросились в воду и показались на поверхности, держа в зубах свою добычу.

Корабль замедлял свой ход, а мы любовались красочным зрелищем. Никогда нам с Тамарикс не доводилось видеть ничего подобного.

Майор пояснил:

— К берегу мы отправимся на одном из этих суденышек. Корабль слишком велик, чтобы подойти к причалу. Он останется на рейде. Держитесь к нам поближе и будьте осторожны с местными, они склонны подороже спросить с новичков!

Под присмотром супругов Данстен мы, вместе с небольшой группой пассажиров, благополучно пересекли залив на маленьком суденышке. Мы с Тамарикс смотрели на это, как на веселое приключение, и веселились как дети, забыв обо всем, что привело нас сюда. Пусть и короткая, но это была передышка, необходимая нам обеим.

На берегу мы сразу же затерялись в толпе. Мавры, в широких одеждах и фесках или тюрбанах придавали ей экзотический колорит. Но, кроме них, здесь были и испанцы, и греки, и англичане. Казалось, все кричали друг на друга — такой стоял вокруг шум. На узких кривых улочках расположилось множество разных магазинчиков, где можно было купить безделушки, брелоки, кольца, браслеты, ожерелья, объемистые сумки из нежнейшей кожи с искусно вытесненными узорами и множество других товаров, предназначенных для туристов. Повсюду предлагали местное лакомство — лепешки, выпеченные на камнях. Продавцы назойливо предлагали фески, тюрбаны, соломенные шляпы, туфли, сандалии, мавританские тапки с острыми, загибающимися вверх носами.

50
{"b":"12168","o":1}