ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк Армор был очень деловит. Он хотел сам удостовериться, что наш багаж в целости и сохранности будет переправлен на «Золотую зарю», на которой мы продолжим наше совместное путешествие.

Жаль, конечно, что нам не удалось вдоволь налюбоваться Сиднеем, поистине одним из самых красивых городов мира, однако для нас самым важным было удачно добраться до места назначения.

— Какой умелый наш святой! — заметила Тамарикс. Она всегда говорила о Люке с некоторой долей иронии. Он ей нравился, но она не могла считать его обыкновенным человеком, который занимается тем, что ему предначертано судьбой.

Наконец мы поднялись на борт «Золотой зари», и она благополучно отчалила от берега. Это грузовое судно лишь в редких случаях занималось перевозкой пассажиров. Тасманское море встретило нас штормом, и большую часть пути вплоть до первой стоянки в Веллингтоне, мы с Тамарикс провели в постели. В Веллингтоне стояли недолго; только для того, чтобы произвести погрузку и разгрузку. Затем «Золотая заря» взяла курс на Като-Като.

Весь день мы провели в безделье. Погода была теплой и безветренной. Мы с удовольствием сидели на палубе, глядя на гладкую морскую поверхность, где резвились летающие рыбки, грациозно выскакивающие из воды, да изредка попадались стайки играющих дельфинов. Люк рассказывал нам о своем детстве, проведенном в Лондоне. Его отец был крупным финансистом и хотел, чтобы его сыновья пошли по его стопам. Но Люку хотелось другого. После смерти отца ему досталось приличное состояние, и он смог заняться любимым делом, а бизнес перешел в руки брата.

Финансовая деятельность не привлекала Люка, но он признавал, что именно она дала ему возможность выбрать себе занятие по душе. А так как брат выполнил волю отца, он считал, что может с чистой совестью пойти своим путем.

— Итак, — своим обычным насмешливым тоном обратилась к Люку Тамарикс, — вам не нравился бизнес вашего отца, но вы признаете, что именно благодаря ему можете заниматься тем, чем хотите! Как же это соотносится с вашей совестью?

— Понимаю, что вы имеете в виду, — с улыбкой ответил Люк. — Но я считаю, что в жизни нужно руководствоваться самой простой логикой. Дело, которым я не хотел заниматься, дало мне состояние, благодаря которому я могу заниматься тем, что мне по нраву. Не вижу причин для угрызений совести, потому что эти деньги помогают мне делать людям добро, в которое я верю!

— Полагаю, — неохотно произнесла Тамарикс, — мне придется согласиться, что в этом есть здравый смысл!

— Надеюсь, вы никогда не будете говорить мне того, во что сами не верите!

Наши дни проходили мирно, несмотря на дружеские подшучивания Тамарикс над Люком, но, кажется, им обоим это нравилось.

Пришло время, и мы подошли к острову Като-Като, где должны были распрощаться с «Золотой зарей» и дождаться парома, который доставит нас на остров Каскера.

Като-Като был маленьким, но очень оживленным островом. Туземцы криками приветствовали «Золотую зарю». Навстречу кораблю направилось много маленьких лодок, и все пассажиры были благополучно доставлены на берег еще до разгрузки багажа.

Нас тотчас же окружила кричащая и жестикулирующая толпа возбужденных людей, горящих желанием что-нибудь продать нам. Они предлагали ананасы, кокосовые орехи, чеканку, резные деревянные изделия и каменные изваяния таинственных богов.

Остров был покрыт пышной растительностью, всюду виднелись огромные пальмы.

Люк оторвал нас от созерцания всего этого великолепия, сказав, что прежде всего нужно позаботиться о жилье.

— Нужно найти отель, где можно остановиться до прихода парома.

Нам предложил свои услуги один из людей, довольно плохо говоривший по-английски, но компенсировавший этот недостаток с помощью богатой мимики.

— Отель? — переспросил он. — О да. Я показываю симпатичный отель… лорд и леди… симпатичный отель. Паром? Он придет. Не в этот день, — он энергично покачал головой, — Не в этот день!

Он раздобыл тачку, на которую мы сложили наш багаж, и, проталкиваясь сквозь толпу зевак, собравшуюся вокруг нас, знаком показал, чтобы мы следовали за ним. В сопровождении шоколадных ребятишек, на которых не было ни клочка одежды, мы последовали за ним, а он постоянно оборачивался, чтобы убедиться, что мы идем.

— Ну, за мной! — покрикивал он.

Он решительно подкатил тачку к белому каменному зданию, стоящему в нескольких сотнях ярдов от берега.

— Симпатичный отель. Очень хороший. Лучший в Като. Вы идите. Вам нравится.

Мы вошли в комнату, в которой было несколько прохладнее, чем на улице. Очень смуглая полная женщина с блестящими черными глазами и ослепительно белыми зубами улыбалась нам.

— Я несу, я несу, — тарахтел наш гид. — Лорд, леди… — Тут он бойко заговорил на родном языке. Женщина продолжала улыбаться нам.

— Вы хотите остановиться у нас? — спросила она.

— Да, — ответил Люк. — Нам нужно дождаться парома до острова Каскера.

— Каскера? — женщина надула губы. — О нет. Лучше здесь. У меня две… — она показала два пальца.

— Две комнаты? Двух комнат нам вполне достаточно, — сказал Люк и, повернувшись ко мне, уточнил:

— Вы ведь хотите вместе?

— Как на корабле, — ответила Тамарикс. — Посмотрим, что за комнаты!

Устроились мы быстро и, так как выбора не было, с благодарностью приняли то, что нам предложили. Полная леди очень обрадовалась нам и сожалела, что мы пробудем только до прихода парома.

Комнаты оказались маленькими и совсем не комфортабельными, но в каждой стояли по две кровати, защищенные противомоскитными сетками, что являлось предметом гордости хозяйки.

Наш проводник наконец ушел со счастливым видом человека, выполнившего честно свою достойную работу.

Была среда. Мы узнали, что паром отправится на остров Каскера в пятницу и очень радовались, что наше пребывание здесь не будет долгим. После продолжительного плавания мы чувствовали себя на суше несколько странно, но, тем не менее, горели желанием хоть немного осмотреть

Като-Като, который, по-видимому, не слишком отличался от острова Каскера.

Вынув из своих чемоданов вещи, которые понадобятся нам в эти два дня, мы приготовились ждать парома.

Тамарикс была все время очень возбуждена новыми впечатлениями.

— Толстая леди мне понравилась! Она так обрадовалась нам и все огорчается, что мы пробудем у нее так недолго! Ну может ли быть прием лучшим?

Паром, связывающий Като-Като с островом Каскера, ходил более или менее регулярно, доставляя туда и обратно необходимые товары и почту.

Жара на острове стояла нестерпимая, но в комнатах у нас было несколько прохладнее, чем на улице. Утомленные переездом, в наш первый день мы поели только какой-то незнакомой рыбы и фруктов и решили пораньше лечь спать, чтобы завтра с самого раннего утра отправиться посмотреть остров. Это можно было сделать только ранним утром или вечером, когда жара не станет нестерпимой.

Тамарикс вскоре заснула, а я лежала, не сомкнув глаз, и вслушивалась в плеск моря и звуки какого-то незнакомого музыкального инструмента.

Что делают сейчас Криспин и тетушка Софи? Они, наверное, беспокоятся о нас. А я вскоре увижу своего отца'. Я всегда хотела этого, но сейчас я бы снова с удовольствием оказалась в милой Англии!

— Если бы, — не уставала твердить я, — если бы эта женщина никогда не существовала! Только бы она никогда не вернулась! Но ведь и это не было бы выходом. Нет, я должна как можно дальше отойти от всего этого и трезво подумать, что со мной происходит и что мне делать в этой жизни!

В одном я была твердо уверена: мне никогда не забыть Криспина! Я посмотрела на Тамарикс. В лунном свете она была прекрасна. Ее золотистые волосы рассыпались по подушке, а противомоскитная сетка, под которой она лежала, придавала ее коже полупрозрачный вид.

Ей здесь было легче. Она так мечтала уехать и забыть про все. Она немного изменилась, но часто становилась прежней Тамарикс. Это путешествие благотворно влияло на нее, и она успешно порывала все связи с прошлым. А я была уверена, что мне это никогда не удастся!

54
{"b":"12168","o":1}