ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что, предполагается, они делают?

— Это похоже на подготовку к какой-то битве, что-то вроде практики, чтобы поддержать форму, на тот случай если на них нападут жители других островов.

— Но это же маловероятно! — воскликнул Люк.

— Сейчас, конечно, когда постоянно курсируют корабли, а на островах, принадлежащих Британии и Франции, действуют их администрации. Но ведь это древний обычай, и они сохраняют все церемонии. Они вызывают духов и борются за их благосклонность к ним. И, конечно, не кто иной, как старый Олам, помнит эти вещи и поддерживает старые традиции.

— Ну разве это не увлекательно? — восхитилась Тамарикс. — А вы не боитесь, мистер Холлоуэй, жить среди этого народа?

— Мы же все живем среди них! — просто ответил Том.

— Да, но вы непосредственно общаетесь с ними так близко!

— Нет, — пожал плечами Том. — Они милые люди. Они становятся опасными только если их спровоцировать, а я стараюсь этого не делать!

— Мы должны осторожно знакомить их с другим образом жизни, неназойливо учить их любить своих ближних. Думаю, с Божьей помощью, нам это удастся, — задумчиво проговорил Люк.

— Уверена в этом, — поддержала я его. Затем разговор вновь коснулся миссии. Том слышал, что некоторые дети стали ходить туда каждое утро. Тамарикс весело рассмеялась:

— Чтобы послушать про Красную Шапочку и подергать меня за волосы!

— Хорошее начало! — с нежной улыбкой заметил Люк.

— Это может показаться смешным, но я хотела бы познакомиться со старым, как бишь его, Оламом, да? — просительно произнесла Тамарикс, глядя на Тома.

— Будьте уверены, он узнает о вас, — сказал Том.

Я заметила:

— Тамарикс, по-моему, эти дети действительно к тебе очень привязались!

— Я же сказала тебе, им нравится Красная Шапочка или, вернее, волк!

— Не совсем! Они полюбили тебя еще раньше!

Она засмеялась, поглядывая то на Люка, то на Тома.

— О, я очень популярная особа, вы должны это знать!

Внезапно к веранде подбежал взволнованный туземец.

— Что случилось? — воскликнул Том, вскочив.

— Мастер! Он упасть. Жако… он упасть с дерева. Он лежать… — туземец пожимал плечами и горестно покачивал головой.

— Покажи мне, — сказал Том и побежал за туземцем. Мы все побежали следом за ними на плантацию.

На земле лежал мальчик лет двенадцати и кричал от боли. Его нога имела явно неестественное положение.

Том затаил дыхание от ужаса, а Люк определил:

— Похоже, что он сломал ногу, — он опустился перед мальчиком на колени. — Бедняга! Тебе больно?

Мальчик не понял его слов, но от сочувственной интонации, прозвучавшей в голосе Люка, стал вести себя спокойнее и поднял на Люка свои большие испуганные глаза.

— Не бойся, все будет в порядке, — продолжал уговаривать мальчика Люк. Он обратился к Тому:

— Мне нужны две досочки для шины и какие-нибудь бинты.

— Я сейчас принесу, а вы оставайтесь с ним. Люк повернулся к мальчику:

— Сейчас Том принесет все необходимое, и я поставлю твою ногу на место, закреплю ее и забинтую. Это будет больно, но нужно потерпеть! Тамарикс, подержите его за плечи, а я попробую положить на спину! Вот так.

Я стояла и беспомощно наблюдала за ними. Вокруг нас собралась толпа туземцев с плантации, и все они что-то оживленно лопотали.

Когда Люк положил мальчика на спину, стало совершенно ясно, что нога сломана. Ему надо бы что-нибудь дать, чтобы облегчить боль. Где же Том?

— Он скоро вернется, — успокоила я Люка. — Да вот и он! О, здесь все, что вам требуется!

Я наблюдала за Люком, как ловкими и нежными движениями он вернул ноге правильное положение, наложил шину и осторожно забинтовал ее. На память мне пришли слова Люка, что в программу обучения миссионеров были включены и правила по оказанию первой помощи. Он когда-то сказал, что в случае необходимости сумеет что-нибудь предпринять.

Мальчику явно стало легче. Он смотрел на Люка с трогательной благодарностью.

— Его надо переправить в миссию, — сказал Люк.

— Сейчас мы добудем телегу, чтобы перевезти его туда, — ответил Том.

Он поднялся на ноги и что-то крикнул зевакам на их языке. Несколько человек немедленно убежали и вскоре вернулись с телегой.

— Нужно действовать очень осторожно, чтобы не очень трясти его. Хорошо бы взять подушку или что-нибудь, чтобы подложить под него на телегу. Мы должны доставить его в миссию так, чтобы не потревожить ногу! А там Мюриел возьмет его в свои руки, она умеет ухаживать за больными!

Все это Люк произнес спокойным и уверенным тоном человека, взявшего ответственность на себя.

— Люк, надеюсь, с ним будет все в порядке? — воскликнула с тревогой Тамарикс.

— Если мы придали его ноге правильное положение и не растрясем по дороге, то все будет нормально, — заверил Люк.

Мальчика осторожно перенесли на телегу и положили на приготовленное ложе. Тамарикс села около его головы, а я примостилась в ногах. Она ласково поглаживала его по голове и шептала какие-то утешительные слова. Мальчик смотрел на нее завороженным взглядом: сострадание делало ее лицо еще более прекрасным, чем обычно.

Том осторожно вел осла, стараясь обходить все неровности, чтобы не причинить мальчику лишней боли. У открытой двери миссии стояли Мюриэл и Джон, готовые к приему своего первого пациента.

Мюриэл распорядилась, чтобы мальчика положили в ее комнате. Сама она поживет это время в комнате рядом. Она прекрасно знала, что надо делать в таких случаях, и взяла заботу о больном на себя.

— У него, — сказала она, — сломана малая берцовая кость. Перелом простой. Он молод, и кость быстро срастется.

Она, кажется, была счастлива, что у нее появилось настоящее дело, и развила такую активность, которую трудно было в ней предположить.

Оставив мальчика на попечение Мюриэл, мы вернулись домой и рассказали о происшествии отцу и Карле.

— Вы думаете, он поправится? — спросила с недоверием Карла.

— Тут не может быть никаких сомнений!

— Это было бы великолепно! — воскликнула Карла с сияющими глазами. — Один из туземцев однажды вот так же упал с дерева и остался калекой на всю жизнь!

Этим вечером в отдалении послышался звук барабанов. Вначале его было чуть слышно, потом он стал приближаться к нам и вскоре, казалось, весь воздух наполнился этим грохотом.

За обедом Карла сказала:

— Ну, теперь это будет продолжаться всю ночь, весь завтрашний день и следующую ночь!

— Том говорил нам об этом, — сказала я. — По-моему, он несколько встревожен.

— Это один из старых обычаев, да, Карла? — спросил отец.

— Да. Ему уже очень много лет. Этими воинственными криками и танцами они как бы показывают свою готовность к атаке!

— Но что же они собираются атаковать? — спросила я.

— Сейчас ничего. Но в свое время здесь постоянно шли войны между племенами. Сейчас все иначе. Островитяне больше не воюют между собой. Они расселились по разным островам, благо их много, и наступил некоторый порядок. Но в прошлом им всегда приходилось быть наготове. Эти празднества можно рассматривать, как своеобразные маневры, выявляющие степень их готовности к отражению неприятеля… и они дают знать духам, что нападение не застанет их врасплох!

— А что же старый Олам? — поинтересовалась Тамарикс. — Он очень занимает меня!

— Он очень стар и, должно быть, еще помнит эти войны. Все островитяне очень почитают его. Он ведь кто-то вроде шамана. В нем есть эта сила. Все относятся к нему с благоговейным ужасом и каждый должен оказывать ему полное уважение.

— Мне бы хотелось познакомиться с ним, — сказала Тамарикс.

— Сомневаюсь, что вам это удастся, — ответила Карла. — Его хижина находится в центре поселка, недалеко от плантации. Он появляется не очень часто, только в подобных случаях. Но люди советуются с ним, если попадают в затруднительное положение, и он дает им наставления, которые они обязаны неукоснительно выполнять. Никто не смеет ослушаться его!

61
{"b":"12168","o":1}