1
2
3
...
64
65
66
...
74

Я обняла отца и он крепко прижал меня к себе.

— Напиши Софи, что я слепой старик! Время моих приключений прошло! Расскажи ей об острове Каскера. Напиши, что мне хорошо здесь, вдали от всех соблазнов! Напиши ей, что я думаю о ней каждый день и что лучшего друга у меня никогда не было.

Оставив отца, я пошла к себе в комнату и засела за письма. Они должны быть готовы к приходу парома.

Написав письма, я заглянула к Тамарикс. Она только что вернулась из миссии.

— Тамарикс, — сказала я, — я еду домой!

Тамарикс пристально посмотрела на меня:

— Когда?

— Как только устроим все с билетами. Я только что написала им и сообщила об этом.

— Тебе это только что пришло в голову, да?

— Нет, я давно думала об этом.

— Почему? Что случилось?

— Просто я не хочу здесь больше оставаться. Я хочу быть дома. Отцу я сказала, и он меня понял.

Тамарикс спокойно посмотрела на меня:

— Я не еду!

— Ты хочешь сказать…

— Я хочу сказать, что остаюсь здесь. Я не вернусь в Харперз-Грин, где каждый смотрит на меня и думает, что это я убила Гастона!

— Никто так не думает!

— Мне кажется, что думают именно так. Во всяком случае, я не еду. Мне нравится здесь!

— Но, Тамарикс, здесь же все для тебя неизвестно!

— Я уже начинаю узнавать эту жизнь. Мне все здесь интересно — миссия, туземцы, шаман в перьях!

— Это все, кажется, так далеко от реальности!

— Реальность для меня здесь, и я в любом случае не еду, Если ты решила, то тебе придется ехать одной,

— Понятно.

— Ты, конечно, думала, что примешь решение и скажешь мне: «Поехали, мы уезжаем!»

— Я этого и не думала.

— А мне кажется, думала. Ладно. Уезжай. Я останусь.

— Ты твердо решила, Тамарикс?

— Абсолютно, — она помолчала и продолжила:

— Это, правда, представляет для меня некоторые трудности. Я же не могу остаться здесь? Я живу здесь с тобой как гостья. Если тебя здесь не будет, почему я должна оставаться в этом доме? А в миссии не так уж много комнат!

— Полагаю, ты могла бы остаться здесь.

— Пока не найду какое-нибудь жилье.

— Найдешь какое-нибудь жилье? Где? Ты говоришь так, как будто находишься в Англии, где хозяйки сдают комнаты!

— Вероятно, Карла согласится сдать мне комнату здесь. Тебе придется путешествовать одной.

— Это мне не по силам!

— Скорее, это несколько неприлично!

— Я думаю, что иногда просто необходимо быть несколько неприличной!

Я поняла, что Тамарикс непреклонна. Она не покинет остров Каскера.

Когда я рассказала об этом отцу, он улыбнулся.

— Это, — заметил он, — меня ничуть не удивляет. Карла тоже приняла новость спокойно. Интересно, обсудили ли они эту ситуацию с отцом? Я рассказала ей, что Тамарикс волнует, где ей жить, когда я уеду, на что Карла немедленно ответила:

— Она может остаться здесь! Почему бы нет?

— Она считает, что живет в доме как гостья, сопровождавшая меня, и это естественно. Но, если меня здесь не будет, она не может оставаться у вас, а другое жилье подыскать трудно. А мне интересно знать, где же она еще сможет остановиться?

— Я люблю гостей, — ответила Карла, — и мы будем ей только рады!

— Подумать только, — сказал отец, — мы будем узнавать о делах миссии из первых рук, как уже привыкли. Она должна остаться здесь. Я должен кое-что сказать тебе. Я написал подруге в Сидней — старой подруге, которую когда-то хорошо знал. У нее сын в Лондоне, которого она время от времени навещает. Сейчас она ищет любой предлог, чтобы посетить его. Я предложил ей проделать это путешествие вместе с тобой. Она закажет билеты, и вы отправитесь вместе. Сибил — занимательная женщина. Она тебе понравится!

— Это же замечательно!

— Надеюсь получить от нее ответ со следующим паромом. Тогда и начнем действовать.

Наконец паром появился на горизонте. Сидя рядом с отцом в саду, я следила, как он приближался к острову.

— Я сижу и представляю себе, какое возбуждение вызовет прибытие парома. Мне, конечно же, есть письмо от Сибил. Для меня будет большим утешением узнать, что вы в пути окажетесь вместе. Она опытная путешественница, и мне будет приятно думать, что она с тобой. Если же она не сможет, что же, моя дорогая, думаю, ты не первая женщина, которая одна проделывает путешествие в Англию. Мы все узнаем сегодня к вечеру или завтра утром: рассортировывать почту — довольно долгое занятие!

На берег сошли всего один или два пассажира. Интересно, приехали они надолго или лишь на один день? Я представила себе, как продавцы потирают руки и задабривают духов, чтобы провести удачную торговлю.

Я услышала приближающийся звук колес и вышла посмотреть, что случилось. К дому подъезжала телега, на которой сидела женщина в живописном обрамлении из многочисленного багажа. Она была в синем шелковом платье, совершенно не соответствующем для путешествий, и в содоменной шляпке, украшенной какой-то мифической птицей, по крайней мере, я не поняла, какой именно. Увидев меня, женщина широко улыбнулась:

— Догадываюсь, что вы Фредерика! А я Сибил Фрейзер. Рада с вами познакомиться! Нам предстоит вместе путешествовать, так что нам надо получше узнать друг друга!

Слезая с телеги, она продолжала:

— Приехать было проще, чем писать. Мы можем уехать следующим паромом. Он будет через три или четыре дня. Вы успеете спокойно собраться. Я люблю всегда иметь запас времени — терпеть не могу торопиться!

— Проходите, — пригласила я. — Отцу будет приятно приветствовать вас!

Из дома вышла Карла и я представила:

— Это миссис Сибил Фрейзер. Она приехала, чтобы сопроводить меня в Англию.

— Боюсь, я явилась довольно неожиданно, — сказала миссис Фрейзер. — Я подумала, что легче приехать, чем писать. Я уже заказала билеты на «Звезду морей». Она отплывает в начале следующего месяца, так что не следует терять времени!

Я благодарила судьбу за то, что рядом со мной оказалась Сибил Фрейзер. Она была веселой собеседницей — ничего лучшего я тогда не могла и желать. Сибил сказала, что согласилась присмотреть за мной по просьбе своего дорогого друга Рональда Хэммонда.

— Я бы все что угодно сделала для Ронни, — заявила она. — Да, все что угодно. Но это совсем не обременительно для меня, моя дорогая. Совсем нет. Мне очень нравится быть с вами и очень мило, что у меня появился предлог, чтобы ехать к моему Берти.

Очень скоро я уже все знала о ней, так как она беспрестанно говорила, преимущественно о себе, что меня очень устраивало.

Она имела огромный успех во время своего первого лондонского сезона. Ее называли дебютанткой года.

— Конечно, дорогая, я тогда была много, много моложе!

Все ожидали, что я выйду замуж за герцога, может быть, за графа, по меньшей мере за баронета. Но я влюбилась в моего Бертрана Фрейзера — это был необработанный алмаз, но весом в 24 карата! Дорогая, он был действительно очень богат, благодаря своим золотым рудникам в Австралии. Он владел несколькими рудниками, и я уехала туда вместе с ним. Моих домашних, которые надеялись, что я получу корону, это разочаровало, но деньги сделали свое дело!

— Это прекрасно, — ответила я.

— О да, дорогая! Жизнь такова, какой ее делаешь сам, я всегда это говорила. Со мной был мой Бертран, а вскоре и наш маленький Берти появился на свет. Чего еще может желать женщина? Хорошая семья, но мы постоянно экономили, экономили, экономили, чтобы соблюдать внешние приличия… А теперь, стоило мне захотеть чего-нибудь, и я это имела!

— За это не жалко и потерять корону, — весело заметила я.

— Это точно! Особенно, если учесть, что одним из моих предполагаемых женихов был неприятный пятидесятилетний старик! Мы с Бертраном были счастливы, а потом он погиб. Это случилось на одном из рудников. Он спустился в шахту, а там произошел обвал и его завалило. Он оставил нам с Берти свое состояние. Я была убита горем, но долго предаваться унынию не в моих правилах. Я потеряла Бертрана, но у меня был мой маленький Берти!

65
{"b":"12168","o":1}