ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я всегда мечтала об этом, – сказала она, – хотя никогда не думала, что смогу осуществить свою мечту.

Оглядываясь назад, я вижу, как мы были наивны. Бабушка шила платья, которые пользовались успехом у придворных дам, но на этих платьях стояла марка Сэланжеров. А начинать свое дело, не имея имени, было полным безумием. Бабушка захотела назвать магазин «Ленор». «Он твой, – сказала она, – и в будущем это тебе пригодится». Но «Ленор» – не «Сэланжер». У нас было много платьев на продажу, но дела продвигались очень медленно.

Мы держали всего одну служанку – маленькую тоненькую девушку, кокни, по имени Мэйси. Она очень старалась помочь и обожала Кэти, но как бы много она ни трудилась, ее помощи было нам недостаточно.

Где-то через полгода мы начали осознавать, что занялись делом, в котором не имеем достаточного опыта. Бабушка притворялась бодрой и полной оптимизма, но я видела, что она переживает.

И наступил день, когда она сказала:

– Ленор, думаю, нам нужно пересмотреть свои финансовые дела.

Я знала, что она имеет в виду, и согласилась.

Нам пришлось наконец серьезно взглянуть на свое положение. Мы истратили большую часть своего капитала и почти ничего не заработали.

– Может быть, мы слишком низко оцениваем свои платья? – сказала я.

– А ты думаешь, мы сможем их продать, если повысим цену? – сказала бабушка. – Нужно трезво смотреть на факты. Наш магазин расположен в фешенебельном районе Лондона, но мы до сих пор не приобрели клиентуру из высших слоев, для которых, собственно, я и шью свои вещи. Может быть, нам попробовать сделать что-нибудь попроще...

Я понимала, что мы поступили необдуманно. Бабушка, конечно, могла и сама шить вещи, но ей был необходим помощник. Несмотря на помощь Мэйси, мне приходилось много времени уделять Кэти. Мы взяли на себя больше, чем могли потянуть. Наш капитал убывал буквально, на глазах.

– Если так пойдет дальше, мы все растратим по мелочам, – сказала наконец бабушка.

– И что ты предлагаешь?

– Мы не вернемся в Шелковый дом?

– Никогда, – твердо сказала я.

– Может быть, спросить у Сэланжеров, нельзя ли мне работать на них здесь, как я работала когда-то в Шелковом доме.

– В этих дорогущих апартаментах?

– Возможно, нам удалось бы найти дом поменьше – может быть, даже с небольшой мастерской.

Мы постепенно впадали в депрессию и с каждым днем все больше отчаивались, как вдруг однажды к нам явилась посетительница... Я поспешила ей навстречу в надежде, что это покупатель, и к своему несказанному удивлению столкнулась с графиней Бэллэдер. Она тепло обняла меня.

– Как я рада вас видеть, – искренне сказала я.

Она обвела помещение рукой.

– Я увидела имя Ленор... а я слышала от Джулии, что вы уехали, чтобы открыть собственное дело. Так это правда, да?

– Пожалуйста, входите. Бабушка будет вам очень рада.

Бабушка и графиня весьма экспансивно приветствовали друг друга, после чего я спросила, чем она сейчас занимается.

– На этот раз у меня красавица, – сказала она, – дочь мультимиллионера. У нее есть все – лицо, фигура, деньги... но, увы, ни капли голубой крови. Моя задача состоит в том, чтобы она ее получила. Я обещала найти графа, но сама рассчитываю заполучить для нее герцога.

Она рассказала нам последние светские новости, а потом пожаловалась, что устала от бесконечных балов и раутов, и от своей профессии тоже.

Она вдруг пронзительно посмотрела на нас.

– Кажется, дела у вас идут не очень-то хорошо, а?

Мы с бабушкой переглянулись.

– Да, не очень, – призналась я.

– Неудивительно, – сказала она.

– Но наши вещи... они ничуть не хуже, чем то, что мы делали раньше...

– Вещи продаются не только благодаря хорошему качеству, дорогая. Их должен окружать некий ореол. Вот чего вам не хватает. Так вы никогда не преуспеете, вот вам мое слово.

Наверное, испуг отразился на наших лицах, потому что она сказала:

– Ну-ну, успокойтесь. Это еще не конец света. Просто вы должны направить дело в нужное русло.

– Мы чувствуем себя совершенно беспомощными в торговле.

Она осмотрела наше помещение с гримаской неудовольствия.

– Слушайте. Если вы собираетесь войти в серьезный бизнес, вам нужно уяснить себе человеческую логику. Люди редко полагаются на собственное суждение. Им нужно сказать: это хорошо, эта вещь действительно особенная. Нужно уметь преподнести вещь, расписав ее достоинства, и они поверят вам. Ведь когда вы работали у Сэланжеров, ваши платья пользовались успехом, так? Каждая девушка, которой предстояло быть представленной ко двору, обязательно шила себе платье из «Салонного шелка».

– Здесь у нас тоже есть платья из «Салонного», но их никто не покупает. Бабушка придумала такие интересные фасоны, но они до сих пор висят в зале.

Графиня милостиво посмотрела на нас и медленно проговорила:

– Думаю... думаю, что смогу вам помочь. Покажите мне, что у вас есть.

Мы провели ее по залу, и она просмотрела наш товар.

– Хорошо, – сказала она наконец, – завтра я привезу к вам Дебби.

– Дебби?

– Свою протеже. Это очаровательная девушка. Она понравится вам. Из всех моих воспитанниц я люблю ее больше всего. Ей бы чуть-чуть аристократической крови, и она была бы просто совершенством. Но, видно, абсолютного идеала в природе не существует.

– Вы думаете, она купит у нас что-нибудь?

Она улыбнулась нам.

– Думаю, весьма вероятно. Предоставьте это мне. Скоро ваши дела пойдут на лад. Одно-два платья ей точно подойдут. Ну не стоит загадывать, завтра будет видно.

На следующий день, верная своему обещанию, графиня привезла к нам свою протеже.

Дебби действительно оказалась красавицей. У нее были большие зеленоватые глаза, опушенные тяжелыми темными ресницами, и темно-каштановые вьющиеся волосы; но самым привлекательным в ней было выражение лица – открытое, чистое и доверчивое.

Они прибыли в блестящем экипаже с необыкновенно важным кучером и маленьким пажом, который тут же спрыгнул на землю и открыл дверцы.

Графиня, когда хотела, умела держаться поистине царственно, и это был именно тот случай.

– Мисс Дебора Меллор, – представила она, – Дебора, мадам Ленор и мадам Клермонт.

Дебора кивнула нам очаровательной головкой.

– Я уговорила мадам Ленор сшить тебе бальное платье, если она сумеет выкроить для тебя время.

– Очень любезно с вашей стороны, – сказала Дебора.

– Давай сначала взглянем, что есть из готового платья, может быть, присмотрим что-нибудь сразу.

– С удовольствием.

– Я тебе уже говорила, что мы с мадам Ленор и мадам Клермонт – старые друзья. Только поэтому они согласились уделить тебе особое внимание.

Мне ужасно хотелось рассмеяться, но графиня была очень серьезна.

– Может быть, вы будете так любезны и покажете нам что-нибудь из своих образцов, – как ни в чем ни бывало продолжала она.

– Конечно, с удовольствием, – сказала я, – идемте, мисс Меллор.

– О, взгляни-ка! – воскликнула графиня. – Я в жизни не видела такой отделки рюшем! Что скажешь, Дебора?

– Да, графиня, я тоже не видела.

– Это будет потрясающе эффектно смотреться. Мы должны его примерить... и вон то розовое тоже.

Какое необыкновенное утро! Я никогда не забуду его. В этот день к нам наконец повернулась удача, и мы обязаны этим только графине. Дебора Меллор купила два платья и сделала заказ на костюм для королевского бала.

Конечно, выполнить этот заказ было для бабушки элементарной задачей – она перешила горы таких платьев.

В тот же день графиня снова заехала к нам. Она захвата с собой бутылку шампанского.

– Несите бокалы, – скомандовала она. – Мы будем праздновать. Это только начало. Ах вы, святая простота! Я собираюсь сделать из вас коварных деловых женщин. Дебби очень довольна. Она так благодарна мне, что я познакомила ее с вами. Она говорит, что ваши вещи восхитительны. А то, что у вас такое маленькое помещение, я объяснила ей, сказав, что, де, салон у вас исключительный и шьете вы далеко не для всех, а только для избранного круга... короче, для самой верхушки. А на других вы даже не смотрите. Скоро она поймет, что это действительно так. Так что, мои дорогие, готовьтесь. Вам понадобится помощь. Придется взять еще пару портних, я думаю, в Лондоне их тысячи пропадает без работы. Дебби будет теперь о вас рассказывать, и я тоже. И я буду привозить к вам людей в виде особого одолжения.

40
{"b":"12169","o":1}