ЛитМир - Электронная Библиотека

– А это отвечает вашим наклонностям? – спросила я. – Это стоит для меня на втором месте. – Он серьезно взглянул на меня. – Но иногда приходится мириться и со вторым местом.

– Да. Но, по крайней мере, у вас есть запасной вариант. Это тоже неплохо.

– Я все думаю: а не могли бы вы с Кэти приехать ко мне в Свэдцингхэм погостить?

– Заманчивая идея.

– Может быть, вы и ваша бабушка могли бы привезти ко мне Кэти.

– Не сомневаюсь, что это была бы замечательная поездка.

– Тогда, как только парламент распустят на каникулы, и поедем. Можно, конечно, и раньше, но лучше этого не делать: я не переживу, если меня не окажется в городе во время решения принципиальных вопросов.

– Будем ждать приглашения.

Затем я поведала ему о наших сомнениях.

– Мы с графиней такие разные. В ней энергия бьет ключом, и она очень азартна. Она считает, что мы должны расширяться и открыть магазин в Париже.

– А вы не согласны с этим? Вы меня удивляете.

– В общем, я тоже этого хочу... и даже очень, но я боюсь рисковать.

– Это такой большой риск?

– Не то слово. Нам придется снять магазин и, разумеется, в престижном районе, а за престижный район нужно и платить соответственно. Потом его нужно будет оборудовать и нанять штат сотрудников. Весь магазин должен быть выдержан в определенном стиле. Первое время мы будем не известны парижской публике, и доходы от магазина окажутся весьма и весьма скромными. Мы не можем себе этого позволить. Но графиня ничего не хочет слушать. Она говорит, что если мы не сделаем этого, то только навредим себе, потому что если мы хотим держаться в ранге преуспевающих предприятий, то просто обязаны открыть филиал в Париже. Мы с бабушкой понимаем, что она имеет в виду. И конечно, в случае удачи это было бы великолепно, но если нет, то мы будем разорены. Мы с бабушкой не хотим так сильно рисковать.

– Возможно, это мудрое решение.

– Не знаю. Графиня считает, что мы начисто лишены предприимчивости.

– Это лучше, чем быть банкротами.

– Я тоже так думаю.

– Так значит, вы стоите перед дилеммой.

– Не совсем. Мы с бабушкой не собираемся менять свое решение.

– И все-таки вам жаль отказываться от этой мысли.

– Да, жаль.

Мы так увлеклись разговором, что не заметили, когда к нам подошла Джулия. На ней был изящный костюм цвета ночного неба с соболиной отделкой и шляпа для верховой езды со страусовым пером. Этот костюм висел у нас в зале, но когда я увидела его на ней, то решила, что бабушка гений.

Джулия сделала удивленные глаза, но я сразу догадалась, что она притворяется, – было ясно как Божий день, что она пришла сюда с намерением отыскать нас. Должно быть, нас видел здесь кто-нибудь из ее знакомых, и возможно, наши встречи уже вызывали некоторый интерес. Будучи вдовой, да еще с ребенком, я могла более свободно общаться с мужчинами, чем молодая незамужняя девушка, но тот факт, что меня неоднократно видели на одном и том же месте с неженатым человеком, вполне мог вызвать некоторые предположения.

– О, какой сюрприз! Конечно... ты приходишь сюда с Кэти. Дети любят гулять в парке.

Она присела рядом с нами. Я сразу смокла, почувствовав, как невзрачно смотрится мое простое прогулочное платье на фоне ее великолепия.

– Люблю иногда прогуляться, – сказала она. – Ходить пешком вообще полезно. Здесь неподалеку меня ждет экипаж. А я думала, что ты в Свэддингхэме, Дрэйк.

– Через пару дней я действительно туда собираюсь.

– Конечно. Тебе надо создать нужное настроение перед выборами. Когда они будут?

– В недалеком будущем.

– Я приеду тебе помогать, – сказала Джулия.

– Ты очень добра.

– Все-таки интересная вещь – эта политика, – продолжала она. – Человек ходит, общается с людьми, целует их детей – и пожалуйста, полдела уже сделано.

– Это не так легко, как тебе кажется, – засмеялся Дрэйк. – Наши оппоненты тоже умеют восхищаться чужими детьми.

– Бедный Дрэйк! Как ему тяжело приходится, – сказала Джулия, кладя руку ему на плечо. – Он в самом деле замечательный.

– У тебя сложилось обо мне слишком высокое мнение.

– Тебя невозможно переоценить. Ты должен прийти ко мне завтра на обед.

– Спасибо за приглашение.

Она улыбнулась мне.

– Извини, что не приглашаю тебя, Ленор. Понимаешь, мужчин всегда не хватает, а приглашать женщину, да еще одинокую...

– О, конечно, я понимаю.

– Ты должна выйти замуж. Как ты считаешь, Дрэйк?

– Я думаю, это должна решать сама Ленор.

– Конечно, но ведь ей можно помочь.

Я посмотрела на часы и подозвала Кэти.

– Здравствуйте, тетя Джулия, – приветствовала родственницу подбежавшая девочка.

– Здравствуй, дорогая. – Джулия изобразила любящую тетю и поцеловала Кэти.

– Как ты хорошо пахнешь, – восхитилась Кэти.

– Правда, дорогая? Ты должна как-нибудь навестить меня, малышка.

– Когда? – спросила Кэти.

– Мы должны подождать конкретного приглашения, Кэти, – сказала я.

– Но ведь нас только что пригласили.

– Тетя Джулия потом скажет нам, на какой день она нас приглашает.

– Но ведь она сказала...

– Нам в самом деле пора идти, – прервала я дочь.

– Конечно, – сказала Джулия. – Мы вас извиним, правда, Дрэйк?

– Я провожу Ленор с Кэти домой. – Дрэйк поднялся с места.

Джулия надула губки, но тут же взяла себя в руки и весело сказала:

– Вот что я вам скажу. Мы поедем вместе в моем экипаже.

Я собралась отказаться, но Кэти закричала:

– О, да... пожалуйста!

И мы поехали домой в экипаже.

Джулия постаралась дать мне понять, что ей не нравятся наши встречи с Дрэйком. Я вспомнила, как сильно она была увлечена им когда-то, и догадалась, что она любит его до сих пор.

Я не была уверена в чувствах Дрэйка, но мне показалось, что ему не доставило удовольствия ее вторжение.

А Кэти была довольна. Всю дорогу до дома она болтала о лошадях и пела в такт цоканью копыт.

С этого дня мы часто встречали Джулию. Конечно, ей было известно время наших прогулок, и она находила нас где-нибудь возле Серпентина; если мы уходили в Сентджеймский парк, она знала, что мы будем кормить там уток.

– Я так люблю эти прогулки, – говорила она, – они очень полезны. И как приятно встретить знакомые лица, досидеть вместе и поболтать.

В разговоре она всегда брала инициативу в свои руки и умудрялась обсуждать только тех людей, которых я не знала, исключая таким образом меня из беседы.

Мне было интересно, как к этому относится Дрэйк. Его воспитание не позволяло ему выдать свои чувства, и я никак не могла догадаться, рад он видеть Джулию или нет. Он часто улыбался, слушая ее непоследовательные высказывания. Конечно, это очень по-женски, думала я, и он, возможно, находит это привлекательным.

Джулия нашла способ унижать меня, делая это под видом комплиментов.

– Ленор стала такой деловой женщиной. Я бы никогда не смогла быть такой. Наверное, это замечательно – полагаться только на себя, управляться с делами... совсем как мужчина. Нет, правда... Ленор совсем не нуждается в чьей-то опеке.

Сама не знаю, почему, но меня это задевало. Такими высказываниями она старалась подчеркнуть собственную беспомощность и женственность, столь привлекательные для противоположного пола.

Одним словом, наши прогулки были безнадежно испорчены. Я испытывала горькое разочарование и пыталась проанализировать свои чувства к Дрэйку. Мне было очень приятно бывать с ним, меня искренне интересовали все его дела, и я чувствовала, что с радостью разделила бы его заботы.

Он, в свою очередь, проявлял живой интерес к моим магазинам. Правда, графиня настаивала, чтобы я не употребляла слово «магазин». «Запомни: у нас – салон, а не Магазин», – говорила она. «Какая разница? – спрашивала я. «Разница огромная, – уверяла она, – сколько раз тебе повторять, что людям нужно внушать определенные Мысли. Магазин – это место, где стоит человек за прилавком и что-то там продает. А салон – это место, где художники оказывают вам честь, предлагая свои работы». «Я поняла, пусть будет салон», – сдалась я наконец.

46
{"b":"12169","o":1}