ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лагом. Шведские секреты счастливой жизни
Руководство для домработниц (сборник)
В погоне за счастьем
Ее заветное желание
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Она
Вторая брачная ночь
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Наследник для императора
A
A

Но она, конечно, не позволит этому случиться. Она прекратит все это. Она с успехом управится и с более трудными проблемами. Сэму помог счастливый случай. Фан была с ним рядом и только ждала, как бы его утешить и начать новую жизнь. Она, Лилит, и прежде сама устраивала себе счастливые случайности, и снова устроит.

* * *

Был конец января, и до шестнадцатилетия Керенсы оставалось три месяца. Она держалась важно, спокойно и очень уверенно.

Лей приехал домой с массой рассказов о том, чем он занимался в колледже; он запирался с Хескетом и говорил о своем будущем; с Леем Хескет достиг такого взаимопонимания, какого у него не было с собственными детьми.

Хескет не переставал удивляться тому, что так много хорошего может произойти от плохого. Его шантажировали, чтобы он обращался с этим мальчиком как с собственным сыном, а именно этот мальчик проявил к нему больше любви, чем его собственные дети. Жизнь была не так предсказуема, как считалось; предполагалось, что из плохих семян вырастают плохие плоды. Но жизнь полна сотнями необычных поворотов и неожиданностями, тысячами осложнений. Из-за смерти Беллы образовалась счастливая семья; из-за шантажа Лилит у него есть еще один сын.

– Доволен ли ты, что избрал ту же карьеру, что и у меня? – спросил он Лея.

– Да, вполне. Быть врачом... быть членом этой семьи... это то, чего мне хочется почти больше, чем чего-то другого.

– Почти? – переспросил Хескет.

– Ну, – зардевшись, ответил Лей, – есть еще кое-что, чего я очень хочу. Я хочу жениться на Керенсе. Вы бы... согласились с этим?

– Не могу себе представить никого, кроме тебя, кого бы я так хотел видеть своим зятем. Я знаю, что мать Керенсы такого же мнения. Тебе остается получить согласие Керенсы.

– Она еще так молода.

– Вы оба молоды, но ее мать и я – мы оба будем рады слышать, что вы приняли решение.

После этого он не мог удержаться, чтобы не поговорить с Керенсой еще раз. Теперь она выглядела настоящей молодой женщиной, чему способствовали и манера стягивать волосы на затылке черным бантом из плотной ленты, и золотая цепочка с медальоном, которые она носила почти постоянно. Казалось, ей надоело выглядеть юной.

Во время совместной верховой прогулки в парке Лей сказал:

– Керенса, не хочешь ли ты выйти замуж?

Она была спокойна, сдержанна, совершенно не похожа на себя.

– Это будет зависеть от мужа, – помедлив, ответила она.

– Как ты думаешь, каким я буду мужем?

– Очень милым. – Он засмеялся, но она торопливо прибавила: – С подходящей женой.

Тут она начала перечислять подходящих для него невест – дочерей приятелей ее родителей; она предложила даже Клавдию, если, заметила она, он согласен подождать, пока она вырастет.

– А мужчины обязаны ждать, – сказала она. – Им не следует жениться слишком рано. Им... им нужно время, чтобы осмотреться и приобрести опыт.

– Керенса, что ты имеешь в виду?

– Только то, что я говорю.

– Керенса, я не желаю осматриваться и приобретать... опыт.

– Но это весьма противоестественно и необычно.

– Керенса, тебе скоро исполнится шестнадцать лет, а через год после этого будет уже семнадцать. Самый подходящий возраст для девушки, чтобы выйти замуж. Я всегда хотел жениться на тебе.

– О, Лей, перестань. Я не могу выйти за тебя замуж. Я тебе уже говорила это.

– А что это за вздор о ком-то другом?

– Это не вздор.

– Кто он?

– Я не скажу тебе. Не могу.

– Да нет такого. Я бы знал, если бы кто-то был. Она молчала.

– О, Керенса, – продолжал он, – твой отец говорит, что он был бы согласен на наш брак. Мы могли бы теперь обручиться. Ты ведь любишь меня, правда?

– Кончено, я тебя люблю. Я люблю тебя, как я люблю Доминика, и Клавдию, и Марти, и Дениса. Тебя я люблю больше, чем малышей, они слишком много кричат. Я люблю тебя больше любого из них... за исключением, возможно, Ника. Но с такой любовью замуж не выходят.

– Ты еще слишком молода, чтобы разбираться в этом.

– Я не слишком молода, и меня раздражает, когда люди так говорят.

– Ты выйдешь за меня замуж. Надо просто привыкнуть к этой мысли.

Она ничего не ответила, но никогда еще он не видел у нее выражения такого упрямства.

Теперь он был не на шутку встревожен, и его мать обратила на это внимание.

– Лей, красавчик мой, ты не из-за колледжа волнуешься?

– Нет, мама.

– У тебя что-то на уме.

На этот раз он промолчал, но она вскоре выяснила, что причина в Керенсе, которая не может выйти замуж за Лея, потому что влюблена в кого-то другого.

Лилит была взбешена. Сколько может продолжаться это смехотворное положение дел между девчонкой, еще не оставившей детскую, и распутным любовником Лилит? Она не знала, с чего начать; она выжидала, раздумывала, наблюдала и была убеждена, что, когда подойдет время, она будет знать, что делать.

– Значит, ты сказал доктору, что ты хотел бы жениться на его дочери, и он дал свое согласие, а?

Хескет поступил мудро, подумала она. Если бы он этого не сделал... она оставалась бы прежней Лилит, той Лилит, которая не испугалась фермера Полгарда, которая забрала Лея от его отца, которая всем рисковала, когда решилась говорить с Хескетом после смерти Беллы. Она не собирается позволить глупышке, еще не покинувшей детскую, отобрать у себя любовника или разбить сердце своего обожаемого сына.

Лилит не очень огорчилась, когда услышала, что Фрит собирается в свою очередную увеселительную поездку на континент. Он ежегодно ездил в Италию или на южное побережье Франции, чтобы избежать самого неприятного периода английской зимы.

Лилит всегда подозревала, что туда его влекло не только солнце. Она рисовала в воображении красивую беспечную женщину, готовую приветить его во время его ежегодных приездов к ней. Фрит смеялся ей в ответ, когда она старалась что-то у него выпытать, но ничего не отрицал; он ловко уходил от ответа, но она думала, что достаточно хорошо его знает, чтобы все понять.

Обычно Лилит немного сердилась, когда он готовился уезжать. Два или три месяца быть без него! Почему он думает, что она должна хранить ему верность? Он молча наблюдал, как она доводит себя до бешенства расспросами о прекрасной незнакомке; бывало, что он ее поддразнивал, описывая эту женщину, при этом каждый раз описание было другим.

Ныне она была рада, что он уезжает. Это значило, что он не воспринимает слишком серьезно самозабвенную любовь Керенсы; он смотрел на нее как на забавного ребенка, и только.

Керенса впервые услышала об его отъезде от матери. Она пришла в ярость при мысли, что он сам ей об этом не сказал. Она немедленно отправилась повидать его.

– Керенса, – сказал он, – неужели ты не понимаешь, что ты не должна приходить ко мне одна? То ты ведешь себя как степенная женщина, то как ребенок.

Она не стала отвечать на его вопросы.

– Почему вы уезжаете? – спросила она.

– Для меня стало привычкой уезжать в это время года. Я не люблю проводить февраль и март в Лондоне.

– Мне февраль и март нравились бы даже в Гренландии, если бы там были вы.

– Вот это очень мило с твоей стороны, дорогая, но ты ведь никогда не была в Гренландии. По-моему, эскимосы зимой вообще не выходят из своих иглу. Тебе это не понравилось бы, я уверен.

– Вот это-то мне как раз и понравилось бы. Если бы мы были эскимосами, вы бы тоже должны были оставаться в иглу.

– Увы! Мы не эскимосы!

– Почему вы не сказали мне, что уезжаете?

– Разве я не сказал?

– Вы знаете, что не сказали.

– Прости меня, Керенса, но понимаешь, уезжать – это моя привычка, а о привычках не принято говорить.

– Учитывая тот факт, что мы собираемся пожениться, я нахожу, что вы обошлись со мной очень плохо.

– О Керенса! – Он подошел к ней, обнял ее за плечи и нежно поцеловал. – Неужели ты все еще думаешь обо мне, как о своем будущем муже?

– Я надеюсь, вы не собираетесь отказаться от своего обещания.

87
{"b":"12170","o":1}