ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девочка, которая спасла Рождество
Рыцарь страха и упрека
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
Девушка, которая искала чужую тень
Из ниоткуда. Автобиография
Паутина миров
Охотник на кроликов
В тихом омуте
Хроники Гелинора. Кровь Воинов

Я затаила дыхание. Чей-то голос спросил:

— Кто здесь?

Волна облегчения захлестнула меня, когда я осознала, что это был Джолифф.

— Это вы, Джолифф?

— Джейн!

Я вышла из-за Будды на середину комнаты, и теперь мы стояли лицом к лицу, каждый со своей свечой.

— Что вы здесь делаете? — прошептала я.

— А вы?

— Мне показалось, что внутри комнаты был отблеск света, и я пришла посмотреть, что происходит.

— А я услышал какой-то шум и тоже вышел разобраться.

— Кто здесь мог быть?

— Не знаю, я слышал только вас.

— Но я видела свет в комнате.

— Вы думаете, что в доме прячется вор?

— Нет, дверь заперта. Как бы он мог попасть сюда?

— Не мог же он войти сюда и тщательно запереть дверь за собой. То, что вы видели, было игрой света.

— Нет, этого не могло быть.

— Было, было. Как вы очаровательны, Джейн, с распущенными волосами.

Его присутствие всегда зажигало меня.

Я сейчас могла думать только об одном — мы оказались наедине, а об обстоятельствах, приведших к этому, я не задумывалась.

Он подошел ко мне ближе.

— Какое счастливое стечение обстоятельств привело к этой нашей встрече.

— Ужасное стечение… Мы можем видеться целый день.

— Это прекрасно. — Он поставил свою свечу на пол и проделал то же с моей. Затем он крепко обнял меня.

Мне хотелось прижаться к нему теснее, потому что я тоже любила его и была сейчас счастлива как никогда раньше.

Он взял мое лицо в свои руки и сказал:

— Джейн, никогда и нигде не было равной вам.

— Никогда не было и не могло быть и такого, как вы.

— Наша встреча — неизбежность. Вы разве не почувствовали это в первый же день, когда мы вместе укрывались от грозы?

— Думаю, что почувствовала.

— О, Джейн! Жизнь будет прекрасной, не правда ли вы позволите ей быть такой?

— Я знаю одно — хочу быть с вами, — ответила я. Мы поцеловались, и я даже не представляла себе, что поцелуи могут быть такими сладкими. Я находилась в состоянии эйфории, и переход от ужаса к восторгу произошел неощутимо быстро. Сейчас мне все казалось абсолютно нереальным. Я была влюблена в человека, которого почти не знала, мы были здесь, полураздетые, в этой комнате, которая для меня всегда сама по себе была фантастической.

Я ожидала, что вот-вот наступит пробуждение и окажется, что все это мне привиделось, — в том числе, и мерцающий свет, — когда я задремала на своем подоконнике.

Но я была здесь в объятиях Джолиффа, и он говорил мне о том, как он меня любит, и уговаривал меня ответить ему взаимностью без всяких границ и условностей.

Я была очень молода и неопытна. Любовь для меня была чем-то романтическим и возвышенным — такой именно мама рисовала ее в своих беседах со мной. Она и отец встретились и полюбили друг друга действительно романтически. Они поженились через три недели после знакомства, и он пожертвовал ради брака с ней привычным комфортным образом жизни. Это была любовь.

Бронзовый Будда, казалось, смотрел прямо на меня холодным презрительным взглядом.

— Странное место для любовного свидания, — заметил Джолифф, — давайте уйдем отсюда.

— Я должна возвратиться в свою комнату.

— Еще нет, — прошептал он.

Он опять обнял меня, а я не могла отрешиться от мысли о следящих за нами глазах Будды. Это было глупо. Что такое эта статуэтка — кусок бронзы, и все же…

— Я должна уйти из этой комнаты, — твердо сказала я и решительно подняла свою свечу. Он взял свою, и мы вместе покинули комнату. Я заперла дверь.

Мы стояли лицом к лицу в коридоре.

Он твердо держал мою руку.

— Я не могу позволить вам уйти.

— Мы можем кого-нибудь разбудить.

— Пойдем или к вам… или ко мне… Я шагнула назад.

— Нет, мы не можем сделать этого. Он произнес:

— Простите меня, Джейн. От всего этого я потерял голову…

— Мы обо всем поговорим завтра, — ответила я.

Он снова сжал меня в объятиях, но я вывернулась, повернулась к нему спиной и пошла в свою комнату.

Укрепив свечу на туалетном столике, я посмотрела на свое отражение в зеркале. Узнать меня мне самой было не легко. Волосы рассыпаны по плечам, глаза блестят, а обычно бледные щеки разрумянились.

Я смотрела на кого-то другого. Я смотрела на влюбленную Джейн.

Какая странная ночь! Я сделала два пугающих открытия, но одно из них практически заставило меня забыть про другое. Джолифф любит меня. Это было самым важным. Факт таинственного возвращения на место Куан Цинь после многочасового отсутствия при условии, что ключ был только у меня, отступал и казался малозначительным в сравнении с ошеломляющим открытием, что я люблю и любима. Я легко могла доказать себе, что происшествие со статуэткой мне просто померещилось. Она на месте, и это главное. Одна фраза, бесконечно повторяясь, звучала в моей голове — Джолифф любит меня.

Я сидела у окна и смотрела вдоль двора. Долго я всматривалась в темное зарешеченное окно напротив, буквально по секундам я припоминала все детали происходившего в комнате с того момента, как я увидела огонек его свечи.

Я еще ощущала его руки, обхватившие меня.

Утром мы станем обсуждать планы нашей предстоящей свадьбы. Я знала, что Джолифф не станет долго терпеть, решившись на что-то.

Было уже четыре часа, когда я, наконец, добралась до постели, но мне все равно не удавалось сомкнуть веки. Правда, дрема временами одолевала меня, но от ощущения, что Джолифф рядом, я просыпалась.

Я спала долго и, проснувшись, обнаружила маму, стоящую рядом с кроватью.

— Вставай, Джейн, — говорила она. — Что с тобой произошло? Почему ты стала такой соней?

Я привстала, и сразу же на меня нахлынули воспоминания минувшей ночи.

— О, мама, я такая счастливая! Она села на край моей кровати.

— Это Джолифф, не так ли?

— А как ты догадалась? Она рассмеялась.

— Мы любим друг друга, мама.

— Рискну заявить, что скоро будет скоропалительная свадьба.

— Да, так и будет.

— Когда он сделал тебе предложение?

— Минувшей ночью. — Я не стала посвящать ее во все детали и обстоятельства. Ей наверняка не понравилось бы наше разгуливание по спящему дому в пижаме и пеньюаре.

— Значит, ты долго не ложилась, до самого рассвета, поэтому и проспала все на свете.

— Так и было. Я видела, что она искренне рада.

— Ничего другого я тебе и не пожелала бы, — заявила мама.

— Мне так хочется, чтобы твоя жизнь хорошо устроилась. Место у мистера Сильвестера — это прекрасно, но я предпочитаю видеть тебя рядом с мужем, который возьмет на себя все заботы о тебе.

Мне показалось, что все малоприятные изменения в ее внешности исчезли. Она сейчас была такой, как раньше: веселой, румяной, брызжущей энергией. Она поставила меня перед собой.

— Это то, чего я хотела. Я заметила, как ты смотришь на него. Он, действительно, очарователен. Полон жизни. Он совершенная противоположность твоему отцу, который постоянно был серьезен, но это я говорю не в обвинение ему. Я даже не могу объяснить тебе, что это значит для меня. Я чувствую, что твой отец продолжает заботиться о нас, как делает это с первого дня, когда он навсегда нас покинул. Я молилась, чтобы у тебя все устроилось. Одевайся, Дженни, любимая. Я через минуту возвращусь.

Тогда я еще не знала, что она отправилась к Джолиффу. Не знала я и того, что она сказала ему.

Я была уверена, что и она, и я не были в чем-либо виноваты.

Когда я оделась и спустилась вниз, я застала маму и Джолиффа оживленно беседующими.

Он поднялся и взял мои руки в свои, когда я подошла к нему. Затем нежно меня поцеловал.

— Джолифф и я думаем, что нет смысла оттягивать свадьбу, — изрекла мама.

— Значит, вы обо всем договорились без меня! — только и осталось мне констатировать.

Она рассмеялась, а глаза у Джолиффа были пылкими.

«Вот так выглядит полное счастье», — подумалось мне.

Джолифф собрался куда-то и сказал, что вскоре вернется. Ему надо было уладить пару каких-то дел.

18
{"b":"12171","o":1}