1
2
3
...
18
19
20
...
79

Мистер Сильвестер Мильнер возвратился из путешествия.

Я думала, стоит ли рассказывать ему загадочную историю с исчезновением и возвращением Куан Цинь. Но смогла убедить себя, что все это мне померещилось.

Мне не хотелось, чтобы он подумал обо мне, как о легкомысленной особе.

Он показал мне свои новые приобретения.

— Они не очень броски на вид, — констатировал мистер Сильвестер, — но хорошо дополнят коллекцию. Не думаю, что мне будет трудно найти для них подходящее место.

И тут я выстрелила в него новостью о том, что собралась замуж.

Я не была готова к его реакции, которая последовала незамедлительно. Я догадывалась, что подобная ситуация не вызовет у него восторга, поскольку он потратил время и усилия на мое обучение, но я утешала себя мыслью, что он не мог не понять, что такой день наступит.

— Замуж! — вскричал он. — Но вы слишком молоды для этого!

— В сентябре мне будет уже девятнадцать.

— Вы же только-только начинаете разбираться в искусстве Китая.

— Простите меня, я выгляжу неблагодарной, но Джолифф и я…

— Джолифф, мой племянник! — его лицо потемнело. — Нет. Это невозможно, — добавил мистер Сильвестер Мильнер.

— Он приехал сюда как раз в ваше отсутствие. Его глаза сузились. Добродушная улыбка исчезла. Сейчас он был похож на бронзового Будду.

— Но вы же едва знаете Джолиффа…

— Мне кажется, вполне достаточно.

— Джолифф! — повторил он. — Джолифф… Ничего хорошего из этого не выйдет.

— Мне очень жаль, мистер Мильнер…

— Да нет, по-настоящему вы пожалеете, если не оставите этого намерения. Я сейчас пошлю за Джолиффом. Я с ним поговорю.

Наступила тишина. Затем я спросила:

— Надо ли мне сейчас заняться письмами?

— Нет, нет, — ответил он резко. — Все это весьма прискорбно. Оставьте меня одного.

Смущенная, сбитая с толку и несчастная, я побрела в мамину гостиную. Она заваривала себе чай.

— Что стряслось, Джейн?

— Я рассказала мистер Мильнеру о Джолиффе и о себе. Ему это категорически не понравилось.

— Ну что же, — произнесла мама патетически. — ему придется с этим смириться.

— Я понимаю его. Ведь он выучил меня.

— Чепуха и вздор. При чем здесь любая учеба, если на карту поставлено будущее девушки. Я думаю, что он хочет найти своему обожаемому племяннику невесту с деньгами.

— Он никогда не был таким, как сегодня, и мне стало больно.

— Он теперь нанесет удар и по мне.

— Мне очень жаль, что я его так расстроила. Я его люблю. Он сделал нам столько хорошего.

— Но между прочим, все это время у него была хорошая экономка, рискну так сказать о себе, и хорошая секретарша — это ты. Но времена меняются, и ведь всегда существует вероятность, что девушка соберется выйти замуж.

— А что если он уволит тебя, когда я выйду замуж за Джолиффа?

— Да, скорее всего, он меня уволит.

— Но ты всегда говорила, что тут очень хорошо, и так и было. Подумай, как, с его стороны было великодушно разрешить мне остаться здесь.

— Все так и было, как ты говоришь. Но ведь он не владеет нами. Он был очень мил и добр, но тебе необходимо позаботиться о своем будущем. Я хочу видеть тебя в хорошем доме, с хорошим мужем, Джейн. Придет время, и появятся дети. Этого всего ничто не в силах заменить. Я всегда хотела увидеть тебя хорошо устроенной до того, как я уйду… навсегда.

— Уйдешь… уйдешь куда?

— К твоему отцу.

— Что за глупости ты говоришь? Ты здесь со мной и так будет еще годы и годы.

— Да, конечно. Но я хочу видеть, как ты устроила свою жизнь. Я сожалею, что мистер Высочайший и Всемогущий Мильнер не считает тебя достойной его племянника, но я думаю наоборот и поэтому благословляю Джолиффа.

Мистер Сильвестер Мильнер прислал за мамой. Я сидела в ее комнате, ожидая ее возвращения. Когда она пришла, было сразу видно, что настроение у нее боевое, вся она была пунцового цвета. На лице мамы была такая же гамма чувств, как и в случае, когда она была вынуждена говорить о Линдсеях — родне моего отца.

— Что он сказал?

— Он был очень вежлив и мягок, но заявил, что категорически против этого брака.

— Значит, он и на самом деле считает, что я недостойна его племянника?

— Не об этом шла речь. Главное в другом. По его мнению, Джолифф недостаточно хорош для тебя.

— Что он имел в виду?

— Мистер Мильнер утверждал, что Джолифф негодник и бездельник. Он не сумеет устроиться в жизни и стать хорошим мужем.

— Какая ерунда! А что он собирается сделать с тобой, когда я выйду замуж?

— Он об этом не говорил. Он вел себя очень благородно. В конце разговора он заявил: «Я не могу запретить вашей дочери, миссис Линдсей, выйти замуж за моего племянника, но я надеюсь до глубины души, что она не сделает этого. Я очень высоко ценю вашу дочь, и если ей надо обязательно выйти замуж, пусть она найдет партию получше».

— Он очень зол?

— Нет, скорее грустен. Во всяком случае, он именно это хотел мне показать. Он тряс головой и выглядел как старый проповедник, когда держал свою речь. Но мы не станем из-за этого шарахаться.

Все это было просто и легко на словах, но моя радость подугасла.

Ликование в людской было чрезвычайное. Миссис Коуч раскачивалась в своей качалке, и ее глаза светились добром.

— Значит, он тебя выбрал! Я всегда говорила, что ты родилась под счастливой звездой. Дочь экономки ходит в школу Клантона, как истинная леди… а теперь на сцене появляется мистер Джолифф. Какой мужчина! За ним придется следить и следить. Такие, как он, не каждый день приходят на свет и не растут на каждом дереве. И всегда найдутся желающие умыкнуть его. Мужчины такого класса, как мистер Джолифф, должны быть предметом особой заботы.

— Я буду заботиться о нем, миссис Коуч.

— В этом никто не сомневается, дорогая. Как только я положила на тебя глаз, я сказала Джесс: «Посмотри на эту маленькую мадам. Она знает, чего хочет, и добьется своего». И я оказалась права. Ты заполучила Джолиффа, а я догадываюсь, что соискательниц на эту кандидатуру было очень много.

Эми сказала, что по ее мнению, я заполучила источник постоянных волнений, но зато какой!

Джим, за которого она выходит замуж на Рождество, совсем другого сорта — спокойный и постоянный. Как раз то, что нужно ей, но мистер Джолифф — это мужчина, перед которым не устоит ни одна девица, стоит ему только поманить ее пальцем.

Джесс заявила, что мистер Джолифф — это целых полтора мужчины и я очень везучая.

Я ходила в эти дни в состоянии оглупляющего восторга. Все вещи виделись мне в другом свете: трава шикарней, цветы в саду, казалось, стали еще более красивыми и яркими. Мир вокруг просто расцвел, потому что Джолифф был частицей его.

Мистер Сильвестер, естественно, был единственной особой, пребывавшей в мрачном настроении. Он наблюдал за мной, стараясь не привлечь внимания, когда думал, что я не замечаю этого. Наверное, ему было очень жаль времени, потраченного на меня.

Однажды он сказал мне:

— Я знаю, что нет смысла пытаться переубедить вас. Мне остается только надеяться, что вы будете чуть менее несчастны, чем я предвижу. Мой племянник всегда был человеком безответственным. Он необуздан и склонен к авантюрам. Вполне вероятно, кому-то эти черты могут понравиться. Я никогда не находил их привлекательными. Я хочу надеяться, что вам никогда не придется сожалеть о вашем решении. Когда мы впервые встретились, вы помните, что сказали палочки тысячелистника? И перед тем, как вы соберетесь покинуть этот дом, мы еще раз попросим их о помощи.

На столе стояла все та же маленькая коробочка с палочками внутри. Он протянул палочки мне и попросил взять несколько штук. Я сделала это. Когда я возвратила палочки ему, он произнес следующее:

— Первый вопрос, который мы зададим, звучит так:

«Будет ли этот брак счастливым?»

И он разложил палочки. Потом внимательно посмотрел на них из-под своей вечной шапочки.

— Посмотрите на эту сломанную линию вот тут. Это означает ответ «нет».

19
{"b":"12171","o":1}