ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жених-незнакомец
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Синдром Е
Украденная служанка
Рецепты Арабской весны: русская версия
Волшебные стрелы Робин Гуда
Код да Винчи 10+
Дневник автоледи. Советы женщинам за рулем
Убийство в переулке Альфонса Фосса

— Знаешь, Джолифф, а я ведь не очень хорошо знаю тебя.

Он нахмурил брови, изображая, что шокирован этими словами.

— Так что же, ты живешь с мужчиной, которого едва знаешь?

— Я знаю, что люблю тебя.

— Ну и хорошо. Для меня этого вполне достаточно.

— Джолифф, я хочу поговорить серьезно.

— С тобой, Джейн, я всегда серьезен.

— Я хочу поговорить о практических вещах. Ты богат?

Он рассмеялся:

— Я должен признаться, Джейн, ты вышла замуж не за миллионера. Не собираешься ли развестись по этой причине?

Он заявил только что о своей серьезности. Но опять шутил.

— Мы ведем здесь довольно экстравагантный образ жизни, — высказала я свое мнение.

— Каждый человек стремится провести свой медовый месяц как можно экстравагантнее.

— Стало быть, нам придется ужаться по возвращении домой?

— Ужаться! Фу, какое дрянное слово. В Лондоне в нашем доме жизнь не будет такой дорогой, как в этом отеле в Париже. Я понимаю, что именно это тебя волнует.

— Как будет в Лондоне? Мы ни разу не обсуждали наших жизненных планов.

— Есть немало более приятных тем!

— Согласна, есть. Но тем не менее настало время кое-что обсудить.

— Сперва ты собираешься «ужаться», теперь решить проблемы. Боже, на какой практичной женщине я женился!

— Тебе бы надо радоваться этому. Нам следует обсудить будущее.

— Я нахожу настоящее прекрасным, а будущее пусть позаботится о себе само!

— Джолифф, мне кажется, ты рассуждаешь как-то беспомощно.

— Может быть, твои обвинения справедливы, но это надо доказать.

— Я думаю, что ты уклоняешься от размышлений о будущем.

— Как это может быть, если мое будущее это ты.

— Ты любишь меня, Джолифф, по-настоящему?

— Однозначно!

— Тогда все должно быть хорошо. У тебя в Лондоне есть свой дом?

— У меня дом в Кенсигнтоне. Напротив парка ты наверняка знаешь это место — кенсингтонские сады. Это очень приятное место. Дом высокий, достаточно узкий, за ним присматривает один великолепный человек и его жена.

— И мы будем там жить?

— Да, когда вообще будем в Лондоне. Мне же по делам приходится много путешествовать.

— Куда?

— По всему миру. Европа и Восток и даже место, которое называется усадьбой Роланд. Именно там я нашел самую большую ценность за всю свою жизнь. Настоящее сокровище!

Не было никакой возможности заставить говорить его серьезно. Он хотел избежать как раз подобного разговора. Эта ночь была для любви, и как я посмела бы ставить препятствия на его пути ко мне?

Позднее он объяснил мне, что унаследовал лондонский дом от родителей и всегда приезжает туда, чтобы привести себя в порядок.

Альберт и Энни служили в его семье очень давно. Энни была его няней. Они поддерживали порядок в доме, когда хозяин уезжал, и заботились о нем по возвращении.

Он предупредил их, что приедет с женой.

Что касается его дел, то я постепенно стала понимать, что это такое. Он продолжал семейную традицию и если бы попробовал заняться чем-то другим, то ничего бы не вышло.

— Охота за предметами, которые отличаются красотой, имеют историческую ценность, о которых были сложены легенды, — это страсть и страсть непреодолимая, Джейн. Некоторые мужчины охотятся на лис или оленей, или диких кабанов, потому что охотничий инстинкт — свойство врожденное. Меня никогда не тянуло убивать животных. Мне это кажется пустым времяпрепровождением. А вот спрятанные сокровища, которые скрыты от всего мира, — это меня всегда привлекало, с того времени, как я, живя у дяди, слышал его разговоры с моим кузеном Адамом на эти темы. Поэтому когда мой дядя Сильвестер встречался с Адамом, — а тогда они работали вместе, — я внимательно прислушивался к их беседам. Я много узнал и пообещал себе однажды стать еще более выдающимся коллекционером, чем они.

— Это мне очень понятно, — согласилась я. — Я чувствую то же самое, Джолифф. Я собираюсь помочь тебе. Как я рада, что успела кое-чему научиться в этой сфере. Не очень многому, конечно, потому что я занималась этим предметом параллельно со школьными занятиями. Но тебе было приятно, когда я правильно определила тот свиток. Не правда ли?

— Я гордился тобой.

— Всем этим я обязана твоему дяде, и когда я об этом думаю, мне становится слегка стыдно. Он сделал так много для моей мамы и меня, а я его покинула…

— Не кажется ли тебе, что женщине надлежит отказаться от всех и быть преданной только своему мужу?

— Да, да, но я думаю, твой дядя Сильвестер обиделся.

— Господи, Джейн. Но не думал же он на самом деле, что ты в некотором роде его рабыня.

— Ни мама, ни я не видели с его стороны ничего, кроме самого доброго отношения, он тратил время на мое обучение, многое еще показал… И вот до того, как я практически была в состоянии начать помогать ему в работе, я исчезла.

— Не беспокойся за старика Сильвестера, моего дядю. Он переживет это. Он рассказывал тебе когда-нибудь о Доме тысячи светильников?

— Да, он как-то упоминал о нем.

— Что он тебе рассказал?

— Что дом принадлежит ему и что находится он в Гонконге. Странное название для дома. Тысяча светильников — это очень много. А ты видел дом?

— Да.

— И там действительно так романтично, как следует из названия?

Он заколебался…

— Это странный дом. В определенном смысле отпугивающий… но в то же время и очаровывающий. Я впервые увидел его, когда мне было 14 лет. Дядя Редмонд, который тогда еще был жив, взял меня туда вместе с Адамом. Тогда они надеялись, что я стану работать с ними. Это место производит на человека впечатление, которое нельзя забыть. Дом с таким названием…

— Мне бы очень хотелось увидеть его. Я могу вообразить, что это такое. Но там действительно тысяча светильников?

— Там их огромное количество. Светильники в коридорах и колокольчики в оконных нишах, и все это производит какой-то странный позванивающий шум.

— А правда, что этот дом был подарен кому-то из ваших предков?

— Моему пра-прадедушке. Он был врачом. Поехав в Китай, он жил среди людей и лечил их. Один богатый и влиятельный мандарин был крайне благодарен ему за спасение жены во время родов, ребенок тоже остался в живых.

Мальчик, а рождение в китайской семье мальчика — важное событие.

— Значит, мандарин дал пра-прадедушке Дом тысячи светильников?

— Да. Когда он умер, через несколько лет после рождения сына, было обнаружено написанное им письмо, хранившееся в семейном архиве. Его перевели и прочитали, что этот дом — жалкая благодарность за спасение жизни сына, но среди тысячи светильников хранится величайшее сокровище, и он отдает его на попечение человеку, которому будет благодарен всегда.

— Как загадочно!

— Возможно, что во время перевода были допущены неточности в толковании некоторых слов, но тем не менее дом — хранилище чего-то особенно ценного. Это загадка. Ты же знаешь, что китайцы очень любят загадки.

— Ну и что же это было за сокровище?

— Оно так и не было найдено.

— Ты хочешь сказать, что его искали?

— Его искали с того самого момента, как дом стал собственностью пра-прадедушки. Ничего обнаружить не удалось. Кажется, старый мандарин стремился повысить степень своей благодарности, а дом на самом деле был намного более ценным подарком, чем пра-прадедушка мог надеяться получить за поступок, обычный для людей его профессии. Но легенда живет и Дом тысячи светильников внушает благоговейный страх.

— Ты имеешь в виду людей, живущих вокруг?

— Не только. Это касается и слуг. Дом содержится так, чтобы быть готовым принять моего дядю в любой момент, потому что он не любит заранее предупреждать о своем прибытии. Он любит приезжать и уезжать без всякой шумихи.

— Интересно, суждено ли мне когда-нибудь увидеть этот дом.

— Я возьму тебя с собой. Мы поедем туда вместе.

— Тысяча светильников — сколько же там комнат?

Где разместить все эти огни?

— Ну, может быть, там их и не тысяча. Это, вполне вероятно, просто поэтическое преувеличение. Китайцы любят высокий стиль. Это звучит лучше, чем, скажем, восемьсот девяносто пять светильников. Я никогда не считал их. Но светильники — главная особенность этого места. Они в каждой комнате, в коридорах в саду… везде. Внутри абажуров масляные лампы. Они выглядят очень эффектно, когда их зажигают. Если когда-нибудь этот дом перейдет ко мне, я обыщу там каждый закоулок, чтобы понять, преувеличивал ли старый мандарин, говоря о спрятанном сокровище.

22
{"b":"12171","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бородатая банда
Список желаний Бумера
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Омуты и отмели
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Двойная жизнь Алисы
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Что не так в здравоохранении? Мифы. Проблемы. Решения
Пустошь