ЛитМир - Электронная Библиотека

— Когда ваш ребенок появится на свет, вы не должны будете носить имя мисс Линдсей. Это введет вас в очень двусмысленное положение. Конечно, вы можете называть себя миссис Мильнер, но фактически на это права вы не имеете. Вы оказались в трудной ситуации. Но ради ребенка вы должны забыть о том, что было, и начать новую жизнь. После рождения ребенка это уже будет невозможно.

Он выглядел так, как будто говорил, обращаясь к неодушевленному предмету. И не был похож сам на себя. Он не выдавал своего волнения, но я чувствовала его внутренний трепет.

Он сделал минутную паузу у произнес глухим голосом:

— Вы могли бы, конечно, стать настоящей миссис Мильнер… выйдя замуж за меня.

Я окаменела. Я ожидала что угодно, только не это. Мне не верилось, что я услышала эти слова от него. Я молчала, и он сказал обреченно:

— Я понимаю, что эта идея вам не подходит. Но до сих пор от меня не было слышно ни слова по одной причине — я потеряла дар речи. А он продолжал:

— Мне кажется, что это могло бы быть хорошим выходом.

Мой голос скорее был похож на писк:

— Неужели вы способны на брак для того, чтобы решить чьи-то проблемы?

— Это не совсем так. Речь не идет о посторонних. Вы — заблудшая овца, но член моей семьи. Вы поверили, что вышли замуж, и в результате теперь должен родиться ребенок. Если вы выйдете за меня замуж, фамилия ребенка будет Мильнер. Я прослежу, чтобы он или она росли как мой сын или моя дочь. Вы будете обеспечены. Это ваша часть решения проблемы. Моя же другая — я всегда хотел иметь сына или дочь. Но я не был женат. Возможно, временами я чувствовал, что это было бы возможно, но по тем или иным причинам этого не случилось. Теперь несчастный случай со мной окончательно перечеркнул мои надежды на собственного ребенка. Врачи предупредили меня об этом. Если мы поженимся, я буду считать ребенка своим. Мы будем вместе работать, вы будете помогать мне. Словом, нельзя сказать, что только одна из сторон получает какие-либо преимущества. Примите, пожалуйста, решение.

— Я… я боюсь, что прямо сейчас я не могу говорить здраво. Я хочу, чтобы вы знали, что я очень ценю вашу доброту ко мне и к… маме. С того момента, как мы оказались здесь, мы чувствовали себя в полной безопасности. Она была искренне благодарна вам.

Он кивнул.

— Вы растеряны. Вы просто не можете представить меня в качестве мужа. Но поймите, я и не буду вашим мужем во всех аспектах этого слова. Вы знаете мои проблемы. Это будет брак-дружба, брак-товарищество, понимаете?

— Да, я понимаю.

— Подумайте над этим. Вы будете хозяйкой дома, будущее вашего ребенка будет обеспечено. Он или она получат лучшее из возможных образование и свой дом. Что касается меня, я тоже буду спокоен, потому что будет кому смотреть за домом и хранить очаг. Я не буду один-одинешенек, рядом со мной будет человек, способный понять меня и разделить мои интересы, продолжить мой бизнес. Я нуждаюсь в вашей помощи, Джейн, и сейчас особенно. Вы единственная, кто может спасти меня. Вы видите, что это для нас двоих будет настоящий брак по расчету.

— Да, — согласилась я. — Я вижу это.

— И каков ваш ответ?

— Я не была готова к этому разговору.

— Понимаю. Вы хотели бы иметь время, чтобы подумать. Конечно. Спешить нам некуда… если бы не ребенок.

Я ушла в свою комнату. Минувшие месяцы были так полны событиями, что я уже привыкла думать на тему: а что же произойдет со мной завтра.

О, Джолифф, думала я, где ты теперь?

Ждала ли я его? Могла ли я поехать к нему? Что будет с моим ребенком? Прежде всего я думала о ребенке. Конечно, дитя заполняло все мои мысли… если не считать Джолиффа. Мне было так больно думать о нем. Вернется ли он когда-нибудь ко мне? А что если он соберется это сделать и узнает, что я замужем за его дядей? Я вообразила объяснение между ними и заверения Сильвестера, что это фиктивный брак.

Я стала рисовать себе в воображении, что за жизнь будет у меня, если я выйду за Сильвестера Мильнера. Кстати, это показатель того, что я была всерьез вовлечена в обдумывание этой идеи.

Брак по расчету! Почему люди говорят об этом обязательно с оттенком сожаления. Почему, например, брак по расчету не может быть более счастливым, чем скоропалительная женитьба на основе вспыхнувшей неожиданно симпатии? Да к тому же в силу ряда обстоятельств этот брак оказывается и вовсе не браком?

Я хотела забыть Джолиффа. Где-то в глубине моего мозга зарождалось убеждение, выкованное моим новым подходом к жизни, что я просто обязана забыть его. Я знала, что Джолифф не свободен, и не верила, что Белла когда-нибудь отпустит его, не была уверена в том, что он опять не преподнесет мне очередной сюрприз. Джолифф был слишком обаятелен, жизнь дала ему излишне много, он ожидает очередной подарок судьбы как нечто очевидное, такие подарки сыпятся как из рога изобилия, и он не терзает себя сомнениями, есть ли у него право принимать эти подарки.

Джолифф был замечательным компаньоном для романтически настроенной молодой девушки, но подходил ли он для серьезной женщины с ребенком, о которых надо заботиться?

Более того, я уже не была той девочкой, которая спряталась от грозы в заколдованном лесу и оказалась в компании с одним из богов, сошедших с Олимпа.

Я была матерью-одиночкой, отвечающей за судьбу своего будущего ребенка.

В этом доме я смогу воспитывать ребенка, в чем-то повторяя судьбу мамы, которая тоже могла растить свою дочь именно здесь, благодаря тому, что Сильвестер Мильнер стал сказочным крестным отцом для меня. И вот снова он сделал жест доброй воли, выдвинув предложение, которое могло решить мне все проблемы. Что будет, если я не соглашусь стать его женой? Смогу ли я остаться под этой крышей? Вероятно. Но мой ребенок будет безотцовщиной. Сильвестер предложил себя на эту роль. С таким отцом будущее ребенка безоблачно.

Я уже не мечтательная девочка. Вот-вот я стану матерью. Мой ребенок — это главное, ради чего надо принимать решение. И я уже знала, что приму предложение Сильвестера.

Глава 2

Миссис Коуч была в восторге от этой новости, и мистер Джефферс заявил, что это выход из сложившегося положения. Миссис Коуч, правда, добавила, что карты давно сообщили ей эту весть и она все прочитала в осадке чая.

— Скоро в доме будет новая хозяйка, — предсказала она. — Я вижу это, как при дневном свете.

— Ясно, как лужа грязи, — прошипел мистер Джефферс.

У них с миссис Коуч были проблемы во взаимоотношениях. Она не одобряла его «прогулки при луне с молоденькими особами».

Она рассуждала:

— У нас будет нормальный дом. Холл прекрасен. Детская тоже. Хорошо, что ты позаботилась о ребенке заранее. Ты же понимаешь, что бедный мистер Сильвестер Мильнер не смог бы своими силами сделать… ну ты понимаешь, о чем я говорю. Но с малышом, который уже в пути, бракосочетание будет очень к месту. Это все равно, что добровольно выбрать или свободу или кандалы.

Вот так я готовилась к моему браку по расчету.

Временами я была готова все отменить.

Что я делала? Не прошло и года, когда я радостно побежала под венец с Джолиффом. Тогда у меня не было никаких сомнений или приступов малодушия.

А что я знала о Джолиффе? Что я теперь знаю о Сильвестере?

Я думала о нем без неприязни. Он нравился мне, и я даже могла сказать, что просто обожаю его. Он привлекал меня с того самого момента, как застал в сокровищнице. Мне никогда не было скучно в его компании. У нас были общие интересы. Он разбудил во мне тягу к знаниям во многом потому, что собирался учить меня. Наверное, такой брак надо считать большим успехом, думала я.

Он достаточно прозрачно дал понять, что между нами не предвидится интимных отношений. Мы будем жить в отдельных комнатах. Моя нынешняя жизнь практически не должна отличаться от будущей. Я буду организовывать жизнь в доме, помогать ему в делах, собственно, этим я и занималась в последнее время. Разница заключалась в том, что я буду его законной женой и мой ребенок родится в порядочном доме, с обеспеченным будущим. Мне не надо было доказывать себе то, что когда-то объясняла мне моя мама.

31
{"b":"12171","o":1}