1
2
3
...
34
35
36
...
79

На секунду я позволила себе роскошь поверить в возможность такого чуда. Затем выдернула свою руку.

— Нет, Джолифф, — было моим ответом. — Может быть, это звучит для тебя вполне возможным. Но не для меня. Прежде всего, потому что у тебя есть жена. Ведь она живет в твоем доме, разве не так?

Он молчал, и я почувствовала, как кольнуло у меня сердце. Я поняла, что она действительно там, в том доме. Мне не трудно было вообразить ее в комнатах, где я была так счастлива. Значит, это правда — они живут вместе. Энни и Альберт прислуживают им так же, как делали это при мне. Это было больше, чем я могла вынести.

— Ты знаешь, как это случилось, — попытался снова объяснить он. — Я был молод и неуправляем. И еще раз клянусь тебе, что был уверен в ее гибели.

— Мне кажется, что ты принял такой выход не без радости.

— Буду честен с тобой, — признался Джолифф. — Я почувствовал облегчение. Ты этого не сможешь понять, Джейн. Ты не такая импульсивная, как я. Я был пойман в ловушку… Это часто происходит с юнцами. Я женился на Белле и буквально сразу же горько пожалел об этом. Когда я думал, что она погибла, я чувствовал облегчение. Судьба как бы исправила мою ошибку, и можно было начинать жизнь с чистого листа.

— Бедная Белла! Итак, для тебя гибель жены стала как бы благоволением судьбы к тебе? Ну, а о ней ты не подумал?

— Подожди, Джейн. Я говорю тебе чистую правду. Я не святой. Я совершил самую крупную ошибку, которую только может совершить молодой человек. Я связал свою жизнь с Беллой. Естественно, я почувствовал облегчение, когда этот эпизод в моей жизни был зачеркнут самой судьбою.

— Представляю, каким ударом для тебя было ее возвращение…

— Самым страшным за всю мою жизнь.

— Да, лучше бы у тебя не было той передышки. Лучше для тебя… для Беллы, возможно, и уж для меня вполне определенно.

— Ты переменилась. Ты стала черствой.

— Нет, я просто кое-чему научилась за время нашей разлуки. Теперь меня гораздо труднее обмануть. У меня есть ребенок, за благополучие которого мне предстоит бороться.

— Но он и мой ребенок тоже.

— Это так, Джолифф. Но он считает отцом Сильвестера.

Джолифф стукнул кулаком по столу.

— Как могла ты, Джейн! Как могла ты выйти замуж за него… старого человека, моего собственного дядю?

— Он прекрасный человек и всегда делал мне только добро. Он любит ребенка. Он даст ему все, в чем малыш нуждается.

— А что будет с его настоящим отцом, ты не думала?

— У тебя есть жена. Я предвижу бесконечные проблемы. Я не позволю вовлечь моего сына в обстоятельства, где на каждом повороте его будут ждать трудности. Сейчас у него хороший дом — безопасный и добрый. Мирный. Разве он мог бы получить все это от тебя, имеющего вторую жену, которая может появиться в любой момент? Его зовут Джейсон Мильнер и у него есть полное право на эту фамилию. Я думаю, что в создавшихся обстоятельствах мой выбор был самым правильным с точки зрения интересов ребенка. А он для меня — главное в жизни.

— А я?

— Это все в прошлом, Джолифф. Давай постараемся не вдаваться в воспоминания.

— Ты можешь попросить солнце не светить или ветер не дуть. Как я могу когда-нибудь забыть тебя. Неужели ты все забыла?

Я помешивала остывающий чай. Затем произнесла:

— Джолифф, скажи мне, чем ты сейчас занимаешься?

Он пожал плечами.

— Хочу тебя все время. Я должен видеть тебя. У меня есть друг в офисе твоего мужа. Он и подсказал мне, когда ты приедешь. Я ждал.

— Он не имел права делать этого. Это не порядочно по отношению к Сильвестеру. Кто этот человек? Джолифф улыбнулся и покачал головой.

— Он просто пожалел меня.

— Значит, Белла вселилась в дом? — поинтересовалась я.

Он кивнул.

— Сначала она жила в гостинице. Эта женщина не отстает и всячески угрожает равными карами, если я покину ее.

— Значит, ты вернулся к ней?

— Нет, я не вернулся. Мы просто живем в одном доме. И на этом все заканчивается. Я планирую уехать через пару недель. У меня есть дела в Китае Я еду в Кантон, а затем в Коулун и надолго останусь там. Думаю, что вполне успешно могу справляться с главным занятием — покупать.

— Она поедет за тобой.

— Ну уж нет. Я-то еду, чтобы избавиться от нее.

— Значит, ты оставишь ее в своем доме… Мне так хотелось сказать» в нашем доме «. Мне виделось, как она прогуливается по садам, направляется к круглому пруду покормить лебедей. И тоска по утраченным дням беззаботного счастья сжала мне сердце.

Часы в буфетном зале имели злобного вида циферблат, так мне это виделось — стрелки вращались слишком быстро. Драгоценное время убегало.

Он проследил за моим взглядом.

— Как мало времени осталось, — голос его прозвучал горестно. — Джейн, поедем со мной.

— Как я могу это сделать?

— Но ведь ты моя настоящая жена!

— Нет, я жена Сильвестера.

— Этот брак просто насмешка. Что это за женитьба? Что в основе — любовь? Взаимопонимание? Можно ли говорить в данном случае о страсти двух людей, соединяющей их в единое целое? Или это просто запись твоего имени в соответствующий документ? Ты моя жена, Джейн. Ты часть меня и моей жизни, и когда ты отобрала себя у меня, когда попыталась нарушить ту истинную интимность, которой мы достигли, то сломала наш брак. Мы принадлежим друг другу. Как ты можешь забыть об этом?

Мне опять не оставалось ничего — только напомнить:

— Ты женат на Белле, а я замужем за Сильвестером. И такова реальность.

— Что ты знаешь о любви? Ясно, что ты ничего о ней не знаешь.

Я зло воскликнула:

— Если бы ты только знал, как я страдала… Если бы только мог понять…

Он опять взял мою руку.

— Джейн, Джейн. Давай уедем. Возьми ребенка — и давай уедем.

Я посмотрела на часы.

— Мне пора!

Он встал вместе со мной, его рука обнимала мое плечо. Я отрицательно покачала головой. Мне надо было быстрее расставаться с ним. Я начала опасаться, что в какой-то момент скажу то, чего он добивается. Меня охватило непреодолимое желание бросить все ради жизни с Джолиффом. Этого я хотела бы больше всего — Джолифф и мой сын рядом со мной.

Мы трое принадлежали друг другу. Но даже в этот острый момент здравый смысл подсказывал мне, что не надо хотеть невозможного.

Поезд подходил к перрону — у нас оставалось всего несколько мгновений.

Он схватил мои руки, глаза его умоляли:

— Идем, Джейн!

Я отрицательно покачала головой, мои губы предательски дрожали, и я не могла говорить.

— Я скоро уеду и, может быть, надолго, — грустно звучал его голос.

Мне по-прежнему лучше было молчать.

— Мы принадлежим друг другу, Джейн, — все трое, — подвел он итог.

Поезд прибыл. Я вырвала руки, и он открыл мне дверь купе. Я вошла, а Джолифф остался на платформе, охваченный той же тоской, что и я. Это легко было прочитать в его глазах.

Поезд тронулся. Я продолжала стоять у окна, когда его уже не было видно и говорила себе:

— Теперь я понимаю, что такое разбитое сердце. Два сердца.

Какое-то время после той встречи я старалась не ездить в Лондон. Находила уважительные причины, объясняющие мое нежелание отправиться в город. Я поехала туда, когда решила, что Джолифф уже давно отбыл в Китай.

Моим утешением был Джейсон. Наверное, ни у каждого мальчика был такой счастливый дом — теплый, уютный, безопасный. И он чувствовал это. Это был страшно любопытный непоседа, как говаривала влюбленная в него миссис Коуч, » его нос совался в каждую щелку «. Наверное, трудно было найти ребенка, которого любили больше. Для меня не было на свете ничего дороже. Сильвестер просто обожал его. Я уверена, что он никогда в жизни не выглядел таким удовлетворенным, несмотря на физические тяготы, с которыми ему приходилось бороться.

Я все ближе узнавала его. Раньше он пребывал в тени своих братьев Редмонда и отца Джолиффа. Был немного угрюм и никогда не блистал в компаниях. Однако он быстро продвигался к успеху благодаря умению вести дела, тут ему равных не было. Меня всегда удивляло, почему он не женился раньше, до нашего необычного брака, вызванного стечением обстоятельств. Да, собственно, был ли это брак?

35
{"b":"12171","o":1}