1
2
3
...
75
76
77
...
79

— Но и с вами?

— Мне кажется, кто-то хочет добить меня.

— Я опасаюсь за вас, Джейн.

— Я уже не страдаю от галлюцинаций. Но раньше я часто видела странное существо на лестнице. Я нашла карнавальный костюм, в который кто-то переодевался и пугал меня.

И я объяснила Тоби, что произошло в последние Дни.

— Но вы находились, согласно чьему-то мнению, в подходящем состоянии, чтобы поверить в галлюцинацию.

— Сначала, да. К тому же я ходила во сне. И если бы Джолифф не оказался рядом…

Я помолчала. Почему Джолифф оказался там? Почему он сказал, что Лотти уже была рядом со мной, когда вбежал он? Почему она рассказывает все наоборот? Что означает такое расхождение в их рассказах? Я боролась с подозрением, что это он использовал китайский яд, благодаря которому я вошла в сумеречное состояние и пошла наверх, и пытался вытолкнуть меня в окно. Но тут появилась Лотти. Это звучало абсурдно. Вряд ли ему хотелось, чтобы и его вторая жена покончила с собой в точности так же, как и первая, выпрыгнув из окна. Правда, все знали, что я болею. Возможно, что я в своем болезненном состоянии шла к окну именно потому, что в моем воспаленном сознании застряли мысли о подобной гибели Беллы.

Мне не хотелось принимать столь диких объяснений. Я не стала ими делиться даже с Тоби.

Тоби выразительно посмотрел на меня.

— Кто-то хочет убрать вас со своей дороги, Джейн. Я знаю, что дела Адама не блестящи. И в случае вашей смерти он, став автоматически опекуном Джейсона, их поправил бы. Джейсон еще очень мал, и впереди у Адама было бы много-много времени.

И тут я выпалила:

— Нет, Адам ничего бы не достиг. Я изменила завещание. Во главе дела в случае моей смерти станет Джолифф, мой муж.

Я заметила, что в глазах Тоби мелькнул ужас, и не сразу поняла причину этого.

— А Джолифф знает об этом?

— Естественно, знает. Мы это решение приняли сообща. Разве не справедливо, что в случае моей смерти опекуном Джейсона станет его отец?

— Джейн, вы в большой опасности. Мы должны проанализировать все возможные варианты… какими бы невероятными они нам ни казались, какими бы далекими от истины они ни выглядели.

— Сильвестер умер, мы знаем как, но тогда Джолифф был далеко отсюда. — Я произнесла это с триумфом.

Затем ужасные мысли, как стая озорных бесенят, забегали у меня в голове. Я вспомнила, как Джолифф пытался подкупить одного из клерков Сильвестера, чтобы выяснить, когда я буду в чипсайдском офисе. Я услышала дошедший сквозь годы до меня голос миссис Коуч: «Слуги… он вил из них веревки. Они пошли бы и прыгнули в озеро — прикажи он сделать это».

Тоби молчал.

Я осознала, что пытаюсь защитить Джолиффа так, как будто мне это положено по долгу службы.

И я продолжала:

— Сильвестер умер после страданий, выражавшихся в симптомах, которые вы перечислили. Те же симптомы проявлялись и у меня. И я доказала, что яд был в чае. Это действует кто-то из живущих в этом доме. Тот, кто был здесь еще при жизни Сильвестера.

Он продолжал молчать, и это породило у меня вспышку гнева. Я знала, почему он молчит — он подозревал Джолиффа.

Репутация Джолиффа ставила его под подозрение. Загадочно погибла жена. Подозрения прокурора. Визиты к Чан Чолань.

Я легко могла представить себе, что говорила Тоби обо всех делах Элспет, настаивая на том, что все это — следствие моей собственной глупости.

— Джолифф часто посещал в последнее время Чан Чолань, потому что он договаривался об условиях брака Лотти. Она его сводная сестра. Именно поэтому он занимается устройством ее судьбы и хотел бы видеть ее счастливой.

Тоби продолжал грустно слушать меня.

— Что такое? Почему вы смотрите так на меня, Тоби?

— Потому что это не правда. Лотти — дочь Редмонда. Он по секрету всегда гордился этим. Чан Чолань была его любовницей, и это достаточно известно в определенных кругах. Он спас Лотти и опекал ее до самой своей смерти. Затем по просьбе отца этим занялся Адам. Это Адам устраивает замужество Лотти.

У меня было чувство, что каждое его слово бьет меня в самое сердце. Я оцепенела. Мне трудно было поверить в реальность ситуации, с которой я столкнулась.

Тоби положил мне руку на плечо.

— Вам нельзя возвращаться в дом, Джейн.

— Что значит нельзя? Что же, я должна бросить Дом тысячи светильников, оставить моего сына?

— Вы и Джейсон можете пожить у Элспет.

— Тоби, вы сходите с ума!

— Вовсе нет. Я просто реалистически оцениваю факты.

— Это все ложь! — не выдержав закричала я.

— Посмотрите на все спокойно, Джейн. Хорошо сказать, посмотрите спокойно! Я не могла поверить, что Джолифф хочет убить меня.

— Элспет позаботится о вас. Поезжайте к ней. Возьмите Джейсона и поезжайте.

— Нет, я поеду домой и поговорю с Джолиффом.

Он покачал головой.

— Ничего хорошего из этого не выйдет. Он всему найдет объяснение. Когда вы сказали мне, что изменили завещание Сильвестера, все стало на свои места. Неужели, Джейн, вы не видите мотивов?

Но я любила Джолиффа. Я не хотела верить в холодную логику Тоби. Мне хотелось видеть человека, которого я люблю и буду любить до конца своих дней.

Я возвратилась домой. Прошла через двор и услышала звон колокольчиков на ветру. Как тихо в доме!

Я очень хотела увидеть Джейсона. Если опасность угрожала мне, может быть, она угрожала и ему?

Но его не было в доме. Я посмотрела в окно. В небе не было видно воздушного змея. Обычно в это время мальчик был в классной комнате, где выполнял мои задания. Рядом с ним была Лотти. И я пошла туда, но в классной было пусто.

Где Лотти и Джейсон?

Лотти вошла в класс. На лице у нее было странное выражение.

— Где мой сын? Я ожидала увидеть вас здесь вдвоем.

— Джейсона нет в доме.

— Где же он?

Она склонила голову и молчала.

— Идем, я хочу знать, где он. — В моем голосе было нетерпение.

— Он у Чан Чолань.

— Почему он в доме этой женщины? Кто отвел его туда?

— Я отвела.

— Без моего разрешения?

— Так она велела.

— Но это не причина, чтобы отводить его туда, не спросив моего разрешения!

— Вас не было.

— Что случилось? Объясни мне.

— Чан Чолань прислала слугу. Чин Ки захотел поиграть с Джейсоном. Пришлось отвести.

— Лотти, пошли немедленно к Чан Чолань, заберем Джейсона домой. И больше не смей поступать так — отпускать его куда-нибудь без моего разрешения.

Лотти кивнула.

Мы пересекли двор и прямо по траве поспешили к дому китаянки.

Я была зла. Я возненавидела эту женщину. Как она посмела распорядиться моим сыном вот так, нарушая все приличия. Я ненавидела ее за то, что она была так красива чуждой мне красотой, и я верила, что она любовница Джолиффа и Чин Ки их сын. Ничего удивительного, что он так часто навещает их. Самые худшие подозрения роились у меня в голове. Может быть, он хотел убить меня, чтобы жениться на Чан Чолань? Ведь могло же быть так. И все же…

Ревность и гнев заглушили страх.

Слуга с косичкой подбежал и открыл ворота, и с Лотти, ступавшей за мной по пятам, я вошла в дом.

Меня провели прямо к Чан Чолань. Она ждала меня. Выглядела она шикарно в бледно-лиловом шелке, кожа была очень изящно подгримирована и надушена.

— Ты привела. Хорошо. — Это она сказала Лотти.

— Я пришла за моим сыном. Я не разрешала ему выходить из дома, и странно, что он оказался здесь.

— Ваш сын… — Она чему-то засмеялась и кивнула головой.

Лотти наблюдала за нами, затаив дыхание.

— Пойдемте, я провожу вас к вашему сыну. Она с улыбкой время от времени оглядывалась, следуя вперед. Я не удивилась, когда Чан Чолань нажала на потайную пружину, и одна филенка соскользнула назад.

— Видите? — спросила она.

Я оказалась в потайном шкафу, мало отличавшемся от того, который я обнаружила в своем доме. Но из этого куда-то шли ступеньки. Она вошла в шкаф и стала спускаться по ступенькам. Лотти и я последовали за ней.

76
{"b":"12171","o":1}