A
A
1
2
3
...
13
14
15
...
65

— Когда ты привыкнешь к этим местам, — сказал Стирлинг, — мы подыщем тебе более подходящую лошадь. А пока будь умницей и держись за надежную Королеву Анну.

Я так и сделала и сразу же поняла, насколько он был прав: Королева Анна слушалась безупречно.

Рудник, как только я его увидела, привел меня в ужас — копер с колесами, по которым двигались стальные тросы, поднимая клети на поверхность, оглушительный шум. Больше того, внезапно прогремел взрыв.

— Мы используем новое вещество, которое изобрел Альфред Нобель, — сказал мне Стирлинг. — Оно называется динамит и избавляет от массы ненужной работы, поскольку разбивает каменные глыбы и обнажает золотые жилы. Здесь трудятся двести человек.

— И они согласны добывать золото для твоего отца?

— Они рады этому. Многие из них годами искали золото, испытали много трудностей, а теперь у них постоянный заработок. Только единицам удается разбогатеть с помощью лотка для промывки золота. Шанс, конечно, есть, но риск слишком велик. А эта работа надежная.

Он показал мне дробилки. Эти машины разбивают руду затем, чтобы из кварцевых обломков можно было извлечь золото. Все там бурлило и шумело. Около рудника стояли ряды палаток, в которых жили шахтеры и их семьи. Попадались и домики из двух комнат — для более удачливых. Я спросила:

— Этим рудником владеет твой отец?

— Ему принадлежит основная часть акций, но здесь есть и твоя доля. Твой отец вложил сюда все свои деньги.

— Приятно узнать, что я не совсем нищая. Может быть, даже богата.

— Рудник работает с убытком.

— Зачем же все это… если убытки?

— Надежда. Она необходима, когда ищешь золото. Хотя в этой стране больше надежды, чем золота.

— И даже твой отец не смог устоять против искушения?

— Даже он. В Англии отец знал людей, богатых людей, которые, как он сказал, живут «изящно». Им нет нужды думать о деньгах — так их много.

— Но он вполне обеспечен, даже богат. Он здесь самый главный. Что еще ему нужно?

— Осуществить свою мечту.

— Какую?

— Сначала он должен найти золото, столько золота, сколько никто еще никогда не находил. Ты видишь, как мы живем: большой дом, много слуг, да и эти рабочие — на все нужны деньги. Оборудование тоже стоит недешево. Затраты на производство колоссальные. Отец хочет разбогатеть на золоте. Затем он, вероятно, поедет в Англию.

— Он и сейчас может вернуться.

— Но не как лорд. Я зло рассмеялась:

— Он что, и титул хочет получить?

— Возможно.

— А пока всаживает все свои деньги в рудник, который не приносит прибыли.

— Отец найдет большое золото. Не сомневаюсь.

Он всегда добивается чего хочет.

Пока мы разговаривали, мимо нас прошел старик. По крайней мере, мне так сначала показалось. Внезапный приступ кашля сотряс его, и он согнулся от боли.

— Бедняга, — сказала я. — Ему необходимо лечь в постель. Ему нужен врач.

Я хотела заговорить с ним, но Стирлинг положил мне руку на плечо.

— Он один из многих. У него обычная шахтерская болезнь — чахотка. Каменная пыль действует на легкие и в конце концов убивает свою жертву. Тут ничего не поделаешь.

— Ничего! — воскликнул я. — Ты хочешь сказать, что люди спускаются под землю, хотя знают, что могут заболеть этой ужасной болезнью?

— Это просто риск, — спокойно ответил Стирлинг. — И они идут на это.

Я была в ярости, думая о человеке, который посылал этих несчастных под землю, обрекая их на безвременную и мучительную смерть.

— Это ужасно, — сказала я. — Так больше не может продолжаться.

Стирлинг в ответ рассмеялся.

— Твоя беда, Нора, что у тебя слишком мягкое сердце. Жизнь жестока… Особенно здесь. Хотя даже в уютной Англии, случается, умирают неожиданно. Не нужно слишком серьезно относиться к таким вещам.

— Я всегда серьезно относилась к смерти. Бессмысленной смерти.

Я подумала об отце, об этом человеке — один погиб, другой умирал из-за золота — и возненавидела его еще больше. Золото представлялось мне живым существом, злой, алчной, хитрой и капризной женщиной. Богиня Золота — что-то вроде Цирцеи, которая иногда дарила свои ласки тем, кто служил ей, но лишь для того, чтобы добиться новых жертв, оторвать еще больше людей от их домов, от их семей, от спокойной, безмятежной жизни и обречь на смертельный риск.

— Я хочу увидеть то место, где был убит мой отец, — сказала я.

— Почему ты не хочешь забыть обо всем этом?

— Забыть о том, что мой отец был убит?!

— Воспоминания ничего не изменят.

— Ты бы смог забыть, если бы убили твоего отца? Стирлинг вздрогнул. Я знала, что мир без всемогущего Линкса для него не существует.

— Успокойся, Нора. Уедем отсюда. Он повернулся и повел лошадь к дороге. Я последовала за ним.

— А теперь, — повторила я, — отвези меня на то место…

Оно было очень красивым — спокойное, тихое — и пока мы стояли там в молчании, тишину нарушало лишь пение птицы-колокольчика. Вот эвкалиптовая роща. Здесь мог прятаться убийца. За ней — холм, скорее высокая гора, с которой сбегал ручей. Как прекрасно!

— И здесь он встретил свою смерть, — сказала я с горечью. — Он, который так любил жизнь, столько мечтал. Это не должно было случиться. Он умер… за золото. Я ненавижу золото.

— Пойдем, Нора, — сказал Стирлинг. — Он умер, но у тебя есть мы, у тебя есть я.

Я посмотрела на него, Стирлинг подъехал ближе, взял меня за руку и сжал ее.

— Я сделаю все, чтобы тебе было хорошо, Нора, — сказал он серьезно. — Ты увидишь.

Весь этот день и следующий тоже я не переставала думать об отце и о том несчастном, умирающем от чахотки. А потому, занимаясь прополкой в саду, совершенно не заметила, как ко мне подошел Линкс. Он молча смотрел на меня.

— Вы уже давно здесь стоите? — с вызовом спросила я.

Он поднял бровь.

— Я не отвечаю на вопросы, заданные таким дерзким тоном.

— А я не выношу, когда на меня глазеют.

— Я не люблю невежливых людей.

— Я тоже, — отпарировала я, распрямляясь. Горькие воспоминания так разозлили меня, что я уже не боялась, как отнесется к моим словам Линкс. Он решил не обижаться.

— Рад видеть, что ты трудишься, — сказал он. — Не терплю лентяев в доме.

— Может быть, хотите, чтобы я работала на вашем руднике?

Он сделал вид, что раздумывает над моим предложением.

— Ив каком качестве, смею поинтересоваться?

— Насколько я знаю, у меня есть акции в вашей компании.

— Немного, очень немного. Они не дорого стоят.

— Пожалуй, как и сам рудник.

— Ты что, большой специалист в горном деле?

— Я ничего в этом не понимаю и не собираюсь понимать. И вообще не желаю иметь ничего общего с этим вашим золотом.

— Я думаю, нам пора поговорить. — сказал он. — Надо кое-что узнать друг о друге.

— Мне бы хотелось знать о том, что касается меня.

— После ужина приходи в библиотеку.

Он ушел, а я вернулась к прерванному занятию. В саду сильно пахло шалфеем. Уж сегодня-то я не струшу. Я скажу ему все, что думаю об этом руднике, где молодые сильные парни на глазах превращаются в больных стариков.

Вечером за столом Линкс не появился, но когда я пришла в библиотеку, он уже ждал меня там, отхлебывая что-то из рюмки. Видимо, ужинал один, что, как я позже поняла, бывало нередко.

— А, мисс Нора, входите. Садитесь сюда, чтоб я мог вас видеть.

Я села. В комнате было довольно темно. Горели только две из множества керосиновых ламп.

— Выпейте рюмку портвейна.

Я отказалась, потому что его слова прозвучали скорее как приказ, а не как приглашение.

Он взял графин и налил себе еще рюмку. Тогда я впервые разглядела, какие у него руки — с тонкими длинными пальцами, на мизинце поблескивало кольцо с резным нефритом. Он держался так, что его легко можно было представить хозяином старинного английского дома.

— Ты хотела знать, что тебя ждет у нас, — продолжал он. — Ты — моя подопечная. Я — твой опекун. Так решил твой отец незадолго до своей безвременной кончины.

14
{"b":"12172","o":1}