ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

« Семь лет. Только подумай, дочка. Говорит, что несправедливо осужден „.“ Они все так говорят «, — заметила Мейбелла, и мы засмеялись. Но он был не такой, как другие. Его глаза прожигали насквозь. К нему нельзя было относиться, как к преступнику, и уж тем более как к слуге. Дядя Харли тоже это чувствовал. Он как-то тушевался перед ним. Херрик и недели у нас не прожил, а дядя уже говорил с ним, как с равным.

Она помолчала и взглянула на меня.

— Ты не поверишь, чего может добиться человек за такое короткое время.

— Почему же, поверю, — ответила я.

— Через три недели он уже сидел с нами за одним столом. Как говорил дядя Харли, им всегда надо было что-то обсуждать. Держался он совсем не так, как остальные. Рядом с ним мы все испытывали неловкость, будто он был хозяином, а мы — прислугой. Он часто давал дяде Харли советы, иногда брал лист бумаги и что-то чертил. Объяснял, как поднять склад для хранения шерсти, чтобы та оставалась сухой. Заставил купить новый пресс для шерсти, потому что наш уже устарел. Дядя Харли, всегда считавший, что знает все лучше всех, бывало, слушал его, раскрыв рот, и только повторял:» Да, Херрик. Хорошо, Херрик «. Пришла пора стричь овец, раньше у нас всегда с этим что-нибудь не ладилось. Он заставил работать садовников, прислугу — всех, у кого была пара рук. К тому времени он стал чем-то вроде надсмотрщика. Все боялись его. Дядя Харли говорил:» От тебя ничего не скроется, у тебя глаза рыси «. Так они и прозвали его — Рысь. Аборигены даже принимали его за божество белых людей. В его присутствии они работали, но стоило Линксу уйти — сидели сложа руки. Помню, он рассмешил нас. Нарисовал себя очень похоже — лицо, как живое. Раскрасил глаза ярко-синим и приколол портрет на стену склада со словами:» Даже когда меня здесь нет, я слежу за вами «. Они тогда здорово испугались, нисколько не сомневаясь, что это правда. Вот таким он был. Так что не удивительно…

Она опять замолчала. Я с нетерпением ждала, когда она возобновит свой рассказ.

— Мейбеллу словно околдовали. Сын владельца магазина был забыт. Когда появлялся Линкс, глаза ее начинали блестеть, она расцветала. Вообще-то ее нельзя было назвать хорошенькой, скорее наоборот, если говорить честно. Я была лучше, но у меня ничего не было. Мне дали кров и только.» Не беспокойся, — не раз говорила Мейбелла. — У тебя всегда будет дом, Джесси «. И это не просто слова. У нее, действительно, было очень доброе сердце.

— Так она в него влюбилась?

— У нас все изменилось. Дела пошли лучше. Дядя Харли необыкновенно ценил его.» Эй, Линкс, — бывало, спрашивал он. — Как ты считаешь, можем ли мы доверить этому парню — Джиму или Тому — отвезти тюки в Мельбурн?»Он всегда говорил» мы «. Так что, понимаешь, к чему шло дело. Мейбелла вообще не думала ни о ком другом. Она была без ума от Линкса… Когда она забеременела, то боялась сообщить об этом отцу. Он был очень религиозным человеком и мог выгнать ее из дома. Я сразу поняла, кто отец ребенка, и пришла в ужас. Я сказала ей:» Мейбелла, он же преступник «. Она подняла голову и закричала:» Пускай! Его осудили по ошибке, и я горжусь им. Мне наплевать на все, кроме того, что у меня будет его ребенок «. Она так и выложила это своему отцу, но, что самое удивительное, он ответил только:» Ничего не поделаешь, надо готовиться к свадьбе «. И все. И меньше чем через год после того, как Линкс прибыл в Розеллу, он женился на Мейбелле.

Джессика повернулась ко мне, глаза ее возбужденно блестели, но я не могла понять, что ее так взбудоражило.

— Если бы я была дочерью дяди Харли, он женился бы на мне.

— А может, он любил Мейбеллу? Она рассмеялась.

— Любил Мейбеллу! Он презирал ее и не скрывал этого. Бедняжка Мейбелла, она продолжала его обожать, пока он не убил ее.

— Убил ее?

— С тем же успехом он мог бы взять ружье и застрелить ее. Он был разочарован, когда родилась Аделаида. Он хотел сына, во всем похожего на него. Мейбелла чуть не умерла, когда рожала Аделаиду… Сначала я думала, что это все из-за волнений, которые ей пришлось пережить. Дядя Харли обожал девочку, баловал ее, но Мейбелла не обращала на ребенка особого внимания. Она могла думать только о нем. Он знал и презирал ее за это.

— Вы сказали, что он убил ее.

— Конечно. Год за годом у нее были выкидыши. Мейбелла так боялась! Просто стала инвалидом. Но он хотел сына. Мы все знали, что она слишком слаба, чтобы переносить беременность. Дядя Харли умер через шесть лет. Помню, как мы стояли у его смертного одра. Мы все: Мейбелла, маленькая Аделаида, я и он. Дядя Харли верил в него до конца своих дней.» Розелла принадлежит тебе, Мейбелла, — сказал он. — Тебе и Линксу. Он позаботится о тебе и о хозяйстве. Я оставляю тебя в хороших руках, дочка. Этот дом всегда будет и твоим домом, Джесси «. И умер, считая, что все уладил. Он не знал, что через год Мейбелла ляжет рядом с ним.

— Но вы сказали, что он убил ее, — не отставала я.

— Она умерла, когда родился Стирлинг. Я ненавидела Линкса. Я сказала ему:» Ты убил ее!»А он посмотрел на меня с таким презрением… Я любила Мейбеллу. Мы были как родные сестры. Вместе с ней и во мне что-то умерло. Я слышала, так говорят. Звучит банально, правда? Но это, действительно, так. Он был жесток и безжалостен. Он убил ее, потому что каждый год заставлял эту несчастную рожать ему сына. И в конце концов, он получил его… Но Мейбеллы не стало.

Я молчала, а она добавила:

— Он всегда добивается того, чего хочет.

— Никто не может добиться этого.

— Он пройдет по головам, лишь бы достичь цели.

— Вы ненавидите его, и все же…

— Я ненавижу его за то, что он сделал с Мейбеллой.

— Но все же…

Она с яростью посмотрела на меня.

— Почему ты так говоришь?

— Мне кажется, что вы не всегда ненавидите его. Она отшатнулась от меня в страхе. Затем резко встала и ушла.

Наступил ноябрь — время стрижки овец. Это была самая главная пора, и Стирлинг с отцом все дни проводили в имении. Я и Аделаида поехали помочь со стряпней. Мы буквально не покладали рук, чтобы накормить и постоянных, и временных работников. Часто по вечерам в имении появлялись бродяги и просились переночевать, обещав отработать назавтра. Поэтому мы никогда не знали, на какое количество людей рассчитывать.

Эта совсем иная, чем в Уайтледиз, жизнь очень нравилась мне, здесь все было интересно.

Как-то раз, когда я была на кухне и месила тесто, вошел Джэкоб Джаггер и облокотился на стол.

— Вы хорошо смотритесь, мисс Нора, — казалось, его маленькие глазки так и пожирают меня.

— Спасибо, — ответила я. — Надеюсь, мой хлеб будет смотреться не хуже.

— Мне нравится, когда не лезут за словом в карман.

— А мне, когда на кухне не болтаются посторонние.

— Дерзкая, — сказал он. — Очень дерзкая. Мне это тоже нравится.

— Ну что ж, мистер Джаггер, — съязвила я, — в таком случае вам легко угодить.

— Вовсе нет, если речь идет о прекрасном поле.

— Вам не повезло, учитывая нехватку прекрасного пола в этой части света. Если вы будете так любезны и посторонитесь, я буду вам чрезвычайно благодарна. Мне нужно подойти к печке.

Я почувствовала, как щеки мои запылали, когда открыла заслонки и вынула хлебы.

— Ого! — сказал он. — Какая красота! Мне бы хотелось почаще видеть вас на этой кухне, мисс Нора. Если надумаете когда-нибудь посмотреть имение, только скажите.

— Скорее попрошу об этом мистера Стирлинга, — отрезала я, не сводя глаз с румяных караваев, только что вынутых из печи. — Ну, пока, мистер Джаггер, — сказала я без обиняков. — Уверена, мистер Херрик уже заждался вас.

Одного только упоминания о Линксе было достаточно, чтобы он на мгновение задумался, а потом поклонился и исчез.

Стоило только покончить со стрижкой овец, как все вдруг вспомнили, что приближается Рождество.

— Мы празднуем его здесь, — пояснила Аделаида, — совсем, как дома. Так любит отец.

Она приготовит рождественский пудинг и начинку для пирогов, хотя здесь трудно достать все необходимое. Забьют домашнюю птицу, и, пускай сейчас разгар лета, праздник пройдет не хуже, чем в Англии. Насколько это возможно, конечно. Мне было забавно слышать, как Аделаида, которая никогда в жизни не видела Англии, говорит о ней как о» доме «. Она хорошо знала наши традиции, но все равно постоянно спрашивала меня, как делать то или это, стараясь изо всех сил угодить отцу.

16
{"b":"12172","o":1}