ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы с ней съездили в Мельбурн и сделали кое-какие покупки. Это было целое приключение, потому что два дня мы жили в гостинице» Линкс «, а в один из вечеров Джек Белл повел нас в театр, скорее всего, следуя распоряжениям Линкса. Мы с удовольствием прошлись по магазинам, и я истратила много денег из тех, что положили на мой счет после продажи акций: накупила всем подарков, а себе — прочные ботинки и материал на платья.

Через неделю после нашего возвращения я стала замечать, что горничная Мэри, которая опекала меня, чем-то подавлена. Однажды утром, неся кувшин с горячей водой, она споткнулась о ковер и растянулась на полу.

Когда лужа была вытерта, я спросила:

— Мэри, что-то стряслось?

— Почему вы так думаете, мисс Нора? — сказала она, заливаясь краской.

— У тебя расстроенный вид. Ты все время что-то роняешь. Сядь и расскажи мне, в чем дело.

Неожиданно Мэри разрыдалась: оказывается, она ждала ребенка и не знала, что ей теперь делать.

— Ну и что, — ответила я, — это еще не конец света. Может быть, ты выйдешь замуж.

Она заплакала еще горше. Было похоже, что этого не случится. Она бормотала, что теперь ей придется уйти, чтобы скрыть свой стыд.

— Не только твой, но и того мужчины, — сказала я твердо. — Он тоже должен отвечать за свои поступки.

Но Мэри боялась только одного, что ее выгонят на улицу.

— Этого не будет, — решительно заявила я, словно была здесь хозяйкой.

Когда я рассказала обо всем Аделаиде, та только вздохнула:

— Это случается здесь довольно часто. Что делать — мы живем далеко от города, а народ тут молодой и горячий. Они не беспокоятся о последствиях. Кто отец ребенка?

— Она не говорит.

Я не очень-то удивилась, когда Мэри в конце концов призналась, что им был Джэкоб Джаггер.

— Он женится на ней? — спросила я Аделаиду.

— И не подумает.

— Если твой отец настоит на этом, женится.

— Вряд ли он станет настаивать. Нора. Ты еще плохо его знаешь.

Очевидно, так и было.

Пусть Мэри рожает в доме и растит здесь своего ребенка. Что касается Джаггера, то, разумеется, он не женится на девушке вроде Мэри. Он хорошо управляет имением, а найти толковых работников нелегко. Таково было решение Линкса.

Я слышала, как слуги обсуждали его слова.

— Хозяин очень спокойно ко всему отнесся, — сказал один из них.

— А как же иначе, если учесть… — ответил другой. Я понимала, что они хотели сказать, имея в виду его собственное поведение.

У Мэри сразу отлегло от сердца, она была почти счастлива. Я спросила, хотела бы она выйти замуж за отца будущего ребенка.

— Не дай Бог, мисс Нора!

— Но все-таки он должен тебе нравиться, хотя бы немного.

— Никогда. Я боюсь его до смерти.

— Но…

— Вы удивляетесь, почему я пошла на это, мисс. Да он просто прижал меня, я ничего и поделать не могла.

— Но ведь не мог же он взять тебя силой!

— Боюсь, так оно и было, мисс, — ответила Мэри. Мне стало не по себе.

Глава 4

Было так необычно — проснуться в жаркое и солнечное рождественское утро. За несколько дней до него мы со Стерлингом привезли из леса какое-то растение, напоминавшее омелу, и повесили несколько веточек над дверью и в центре комнаты. Под ними Стирлинг и поцеловал меня.

— Пусть это Рождество будет первым из многих, которые ты отпразднуешь здесь.

— А если твой отец найдет золотую жилу? — спросила я с вызовом. — Тогда нас всех со всеми нашими пожитками отправят в Англию?

Он ничего не ответил на это. Я знала, что ему и думать не хочется об отъезде.

Все утро мы с Аделаидой провели на кухне. Пока в печи дозревал сливовый пудинг, готовили кур. Было ужасно жарко. Я вышла на минутку глотнуть свежего воздуха, но на улице было совсем не прохладней. Я постояла там недолго, любуясь цветущими деревьями и вспоминая, что ровно год назад еще была в Дейнсуорт Хауз и не находила себе места от волнения за отца. Да, много произошло за это время.

Аделаида сказала:

— Инжир уже поспел. Может быть, собрать немного? — Потом ответила сама себе:

— Нет, это все испортит, не будет похоже на Рождество дома.

Днем все собрались за рождественским столом. Я села по левую руку от Линкса, Стирлинг — напротив меня, совсем так, как в день моего приезда. Здесь также присутствовали несколько человек, работающих в имении и на руднике. Джек Белл был занят в гостинице и не смог приехать. После случая с Мэри я старалась не замечать Джэкоба Джаггера, хотя он всячески пытался привлечь к себе мое внимание. Этот человек внушал мне отвращение. Как-нибудь надо будет поговорить о нем со Стирлингом. Я посмотрела на Стирлинга, наши глаза встретились, и он улыбнулся мне такой радостной улыбкой, что я почувствовала прилив счастья.

Все шло как нельзя лучше. Линкс был настроен очень добродушно; было видно, что ему нравится сидеть во главе стола и воображать, будто он в старом английском доме. Мэри принесла рождественский пудинг, его полили бренди и зажгли. Он оказался очень вкусным.

Когда, осоловевшие от вкусной еды, мы сидели за портвейном, в кухне раздался громкий шум. Кто-то кричал:» Я хочу встретиться с ним Или дайте мне поговорить с мисс Аделаидой «.

Аделаида побледнела, поднялась и вышла Вскоре она вернулась.

Линкс спросил — В чем там дело?

— Это Лэмбсы. Они вернулись — Зачем? — поинтересовался Линкс — Они вернулись сюда, в дом — Вернулись сюда? Я думал, они отправились искать золото.

— Ну да…

— Так ничего и не нашли?

— У них ужасно жалкий вид, — сказала Аделаида.

— Они мне здесь не нужны, — холодно бросил Линкс.

Я пыталась поймать его взгляд, но он не смотрел на меня.

— Может быть… — начала Аделаида.

— Скажи, пусть убираются. Я не беру назад людей, сбежавших от меня Аделаида повернулась, чтобы уйти. Я поднялась со стула — Они, наверное, голодны, — сказала я Линкс сверкнул на меня своим стальным взглядом.

— Они хотели разбогатеть Если им не удалось, это не мое дело. Когда они уходили отсюда, то уходили навсегда.

Аделаида вышла из комнаты, и я села, не зная, что ответить. Праздничное настроение улетучилось.

Когда утром мы со Стирлингом отправились на прогулку, я все еще думала о Лэмбсах.

— Это было так жестоко, — сказала я. — Тем более в Рождество.

Стирлинг совершенно не переносил, когда порицали его отца.

— Какая разница, в какой день?

— Вообще-то, да, — согласилась я. — Так поступать жестоко в любой день, но в Рождество особенно, если учесть, что означает сам праздник.

— Мы не можем позволять нашим работникам уходить, когда им вздумается, а потом ждать их с распростертыми объятиями.

— Допустим, что так, но хоть накормить-то их можно было. Помочь как-то.

— Скорее всего, Аделаида так и сделала.

— Но он не помог им.

Стирлинг упрямо сжал губы. В эту минуту я поняла, что ревную Стирлинга к его отцу. Для него Линкс всегда будет на первом месте.

Мы не переставали спорить и, в конце концов, поссорились, когда я заявила, что у Стирлинга вообще нет собственного мнения, а потому он с готовностью принимает все, что говорит ему его папочка. А он назвал меня самоуверенной училкой, которая считает, что, если однажды учила пятилетних девчонок, то может поучать и старших… Да, старших и тех, кто лучше меня.

Я ускакала вперед, разозленная и обиженная, так как в мечтах уже представляла себе, как останусь со Стирлингом навсегда и выйду за него замуж. Мне хотелось, чтобы Стирлинг уважал меня, привязался ко мне, хотелось стать для него важнее всех на свете Но я знала: пока существует Линкс, этого не будет На следующий день Стирлинг вел себя так, будто ничего не случилось. Похоже, он относился ко мне, как к сестре. Но я знала, что рано или поздно стану ему так же необходима, как и он мне.

Имя Лэмбсов больше не упоминалось у нас в доме. Аделаида, конечно, помогла им, я была просто уверена в этом. У Мэри опять улучшилось настроение, она заметно пополнела. На конюшне я часто видела Джимми, слышала, как он насвистывает, и была рада, что у него все в порядке. Поэтому очень удивилась, когда в начале февраля он исчез.

17
{"b":"12172","o":1}