A
A
1
2
3
...
20
21
22
...
65

— Нора, чай готов?

Вечером мы добрались до Мельбурна. Потом я с головой ушла в покупки и забыла о Джаггере. Купила себе зеленого шелку и уже представляла, как в изящном платье играю в шахматы с Линксом.

Аделаида поможет мне сшить его — она необычайно искусно владела иглой.

Когда нам отрезали шелк, она сказала:

— Так приятно шить красивые вещи. Тебе очень пойдет зеленое.

Потом пожала мне руку и тихо добавила:

— Я рада, что ты поехала с нами. Теперь я и представить не могу, как мы жили без тебя.

Через четыре дня мы вернулись домой. В дороге не произошло ничего примечательного. Я уже умела разжигать огонь, печь лепешки и кипятить чай в котелке.

— Теперь ты ничем не отличаешься от нас, — одобрительно сказал Стирлинг.

И вот я снова сижу напротив Линкса за шахматной доской, длинные пальцы поглаживают ферзя из слоновой кости с золотой короной и бриллиантами. Он спрашивает:

— Так тебе понравилась поездка?

— Это было чудесно.

— А спать без удобств?

— Но всего-то пару ночей.

— А я люблю удобства. Нежусь, как кот. Люблю лежать в теплой постели, часто принимать ванну, каждый день менять белье. В лагере это недоступно.

— Я тоже не против комфорта, но так интересно увидеть мир вокруг, узнать, как живут люди.

— В тебе, Нора, есть что-то от первопроходца. Так, значит, поездка была превосходной во всех отношениях?

— Видите ли… — Я не могла не вспомнить о Джаггере.

— И все же… ложка дегтя в бочке меда?

Как он неотступен! От него ничего не скроешь.

— Аделаида и Стирлинг умеют все, — быстро ответила я. — Они научили меня разводить огонь, печь лепешки и все такое…

— Ведь Джаггер был с вами? Я почувствовала, что краснею.

— Да, был.

— Он прекрасный управляющий, — сказал Линкс. — А такого найти не просто.

Потом мы начали игру. В тот раз я проиграла очень быстро. Мне даже ни разу не удалось перейти в наступление.

— Сегодня, Нора, ты плохо играешь, — сказал он. — Твои мысли витают где-то далеко, может быть, там, где ты недавно побывала.

Через несколько недель мы с Аделаидой сшили мне зеленое платье, а также кое-что из теплой одежды. Уже наступила осень, и мы готовились к зиме: запасались дровами, а Аделаида — провизией. Как она объяснила, во время паводков дом бывает отрезан от всего мира, а зимой случаются снежные заносы. Ее отец ни в чем не любил терпеть недостатка, поэтому она заботилась о том, чтобы в доме было все. Кроме прочего, заготовила желе, персиковое варенье и апельсиновый джем.

После жаркого лета прохладная погода как нельзя лучше подходила для прогулок верхом, и в те дни, когда Аделаида или Стирлинг не могли сопровождать меня, я отправлялась одна. Я хорошо помнила, как легко здесь заблудиться, и внимательно следила за тем, чтобы не сбиться с пути. К тому же я почти всегда направлялась к одному из излюбленных своих мест — к ручью Керри, холмику Марты или к Собачьей горе. Конечно, близкие тревожились, когда я отправлялась одна, но в то же время не хотели ограничивать мою свободу, назойливо опекая.

В то утро я решила отправиться к ручью Керри. Он протекал через рощицу эвкалиптов, а когда здесь расцветала акация, лучшего места было не найти. Я привязывала лошадь к дереву и подолгу сидела, глядя на воду. Лет двадцать назад человек по имени Керри пришел сюда и нашел немного золота. Он провел у ручья десять лет, но в конце концов уехал, так больше ничего и не отыскав. Золота здесь не было, потому-то, наверное, это место так и привлекало меня.

В то прелестное апрельское утро я сидела у ручья, думая о том, какое счастье, что убежала из Дейнсуорт Хауз. В Англии сейчас весна. Бедняжке мисс Грэм это время напомнит, что прошел еще один год и неотвратимо приближается момент, когда мисс Эмили больше не понадобятся ее услуги.

Грустно… А я вот избежала злой участи и свободна, как эти прелестные птицы у меня над головой. И тут я вспомнила о Линксе, о том, как он вышел на свет из трюма каторжного корабля и завидовал птицам.

Милый Стирлинг! Милый Линкс! Я любила их обоих и, пожалуй, чуть меньше — Аделаиду. Как быстро они стали моей семьей, хотя я никогда не забуду отца. Но теперь я снова могла быть счастлива. Я и была счастлива.

Внезапно я услышала какой-то шум. Как здесь разносится звук. Теперь до меня отчетливо доносился топот лошадиных копыт. Я встала и всмотрелась вдаль. Никого не было видно, я снова опустилась на землю и погрузилась в сладкие грезы.

Я мечтала, что выйду замуж за Стирлинга. Я была еще очень молода, только восемнадцать лет. Может быть, когда исполнится девятнадцать, он сделает мне предложение. И вот мы в библиотеке, принимаем поздравления Линкса, он обнимает и целует меня.» Теперь ты по-настоящему моя дочь «, — говорит он. Конечно, я строила воздушные замки, но только счастливый человек может так сладко мечтать. У меня за спиной раздались шаги.

— Здравствуйте, мисс Нора!

Я похолодела от ужаса — это же Джэкоб Джаггер! Он подошел совсем близко, когда я вскочила на ноги и повернулась к нему лицом. И только тут я почувствовала, какая вокруг тишина.

— Это вы… — с трудом вымолвила я.

— Кажется, вы не очень рады мне, а ведь я специально приехать встретиться с вами!

— Как вы узнали?..

— Я всегда знаю, чем вы занимаетесь, мисс Нора.

— Но зачем вы следите за мной?

— Скоро узнаете. Давайте, не будем торопиться.

— Меня возмущает, как вы со мной обращаетесь, мистер Джаггер.

— А меня — как обращаетесь со мной вы.

— В таком случае нам незачем продолжать разговор. Я отвернулась, но он схватил меня за руку, и я с ужасом ощутила, как он силен.

— Должен возразить вам, мисс Нора. — Его толстое ухмыляющееся лицо приблизилось к моему. — И на сей раз, — продолжал он, — все будет по-моему.

— Не забывайте, что я могу обо всем рассказать, когда вернусь.

— Вы еще не скоро вернетесь.

— Я вас не понимаю.

— Прекрасно понимаете.

— Вы очень нагло себя ведете, мистер Джаггер. Вы мне не нравитесь и никогда не нравились. А теперь, прошу вас, пропустите меня, я хочу вернуться.

Он отвратительно рассмеялся. Я не смогла скрыть ужаса. Мысль о Мэри пронеслась у меня в голове. Что, если он сделает со мной то же самое?

— Подождите, мисс Нора. Мне надо вам кое-что сказать. У меня нет жены, но я не против женитьбы… гели бы моей женой стали вы.

— Что за глупости вы говорите.

— Вы называете честное предложение глупостью?

— Да, когда оно исходит от вас. А теперь, дайте мне пройти Если вы еще попытаетесь помешать мне, вы пожалеете об этом.

Он продолжал смеяться, но лицо его налилось кровью, а рот безобразно искривился.

— Уж не вы ли теперь заправляете всем в Уайтледиз, а? Честное слово, мисс Нора, вас пора проучить.

— Благодарю вас, я сама выучу все, что нужно.

— Ну что ж, сегодня вы получите еще один урок. Я решил, что вы будете моей, и ничто на свете не помешает мне добиться этого.

Я вырвалась и бросилась к дереву, где была привязана моя лошадь. Но мне не удалось убежать. Он преградил мне путь.

— Оставьте меня, Джаггер, — выговорила я с трудом.

— Ни за что, мисс Нора.

— В таком случае…

Он с нескрываемым удовольствием наблюдал за моим замешательством, лицо его исказила нескрываемая похоть. Несомненно, для него было пустячным делом совершить насилие над бедной работницей, да и Линкс своим попустительством облегчил ему эту задачу Но неужели он не понимает, что я не из тех девушек и что, коснись он меня, будет держать ответ перед Линксом и Стирлингом?

Я попыталась оттолкнуть негодяя, но тщетно. Его жирные мерзкие губы коснулись моего лица. Я вцепилась ему в волосы, стараясь изо всех сил оттолкнуть его голову, но наши силы были не равны. Я отчаянно сопротивлялась, в какой-то момент ударила Джаггера ногой, он вскрикнул от боли и отпустил меня. Освободившись, я кинулась к лошади, но он снова настиг меня. Я упала, и он вместе со мной.

21
{"b":"12172","o":1}