ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но в комнате по-прежнему было тихо.

Аделаида проводила нас до Мельбурна, где мы остановились на ночь в «Линксе», а на следующий день пришла попрощаться на корабль. Она растроганно поцеловала меня и Стирлинга, повторяя, что присмотрит за домом до нашего возвращения. Такая земная такая четкая. Возможно, она была похожа на свою мать, потому что ничем не напоминала отца. Когда корабль отплыл, она стояла на пристани и махала вслед. Слез не было. Как будто провожала нас в поездку до Сиднея.

Я вспомнила, как плыла из Англии на «Кэррон Стар». Как все изменилось с тех пор! Неопытная молоденькая девушка стала богатой вдовой, независимой, повидавшей свет женщиной.

Стирлинг стоял рядом, как было когда-то, и я почувствовала, как спокойствие возвращается ко мне. Повернувшись, улыбнулась ему, потому что верила: он переживает то же самое.

Сначала мы отправились в гостиницу «Фэлкон». Так странно было сидеть в холле, где я впервые встретила Стирлинга, разливать чай, передавать ему тарелку с горячими лепешками. Он, видимо, тоже подумал об этом.

— Кажется, прошли годы, — заметил Стирлинг. Так оно и было. Так много всего произошло. Так изменились мы сами!

Мы подолгу разговаривали на корабле. Он собирался купить Уайтледиз, какую бы цену за него ни запросили.

— Но почему ты уверен, что они его продадут? — настаивала я.

— Должны продать, Нора, — был его ответ. — У них нет выбора. Они — банкроты.

Я знала, кто им в этом помог, и мне стало стыдно.

— А вдруг владельцы что-нибудь предпримут? Например, пустят жильцов.

— Они до этого не додумаются, — захохотал Стирлинг, в это мгновение он был удивительно похож на Линкса.

Я разволновалась. Да, Джессика была права. Линкс все еще оставался с нами.

Глаза Стерлинга напоминали кусочки зеленого стекла, сверкая среди морщинок, которые появились из-за яркого солнца. Он был настолько похож на Линкса, что у меня даже улучшилось настроение, я была почти счастлива. Все будет так, как хотел Линкс. Что бы я ни говорила, Стирлинг все равно купит Уайтледиз. Дети Херриков будут играть на его лужайках и со временем станут его владельцами. Дети мои и Стерлинга. Я снова слышала голос Линкса: «Моя девочка Нора». Вспоминая этот дом с его серыми башнями, древними и загадочными, я понимала желание обладать им.

— Первое, что следует сделать, — дать знать, что мы ищем дом, — сказал Стерлинг. — Нам понравились эти места, и мы хотели бы поселиться здесь на время Нас особенно интересуют старинные дома, такие, как Уайтледиз. Я уже намекнул об этом владельцу гостиницы.

— Ты не теряешь времени даром, — заметила я.

— А разве я должен это делать? Я долго разговаривал с хозяином. Он помнит, как мы останавливались здесь, по крайней мере, так говорит. Он сообщил мне, что леди Кэрдью умерла и сэр Хилари женился на компаньонке или как ее там.

— Кажется, ее звали Люси. Он кивнул, улыбаясь.

— Она была очень тихая, — продолжала я. — И не принадлежала к их обществу. Теперь там, наверное, все иначе.

— Они тебе не безразличны, Нора?

— А тебе?

— Учитывая, что мы приплыли из-за океана, чтобы купить их дом, конечно, нет!

— Ты слишком самоуверен. Ты знаешь, какую они запросят цену? — спросила я его.

Стерлинг с удивлением посмотрел на меня. Какое это имеет значение? Он — миллионер, — у него полно золота. Но не все можно купить за золото.

В тот же самый день мы посетили местного агента по продаже недвижимости. Он предложил поселиться в одном прелестном месте, пока мы не подыщем то, что нам надо. Нам очень повезло, что Уэйкфилды сдают Мерсерз Хауз. Это, конечно, не Уайтледиз, но с ним может сравниться разве что Уэйкфилд Парк, хотя все равно это не то. Мы сказали, что нам очень хотелось бы снять Мерсерз Хауз, и договорились посмотреть дом на следующий день.

Агент отвез нас в своей коляске. Нас ждал мистер Франклин Уэйкфилд. Я сразу вспомнила его, и, как поняла, Стирлинг — тоже.

Уэйкфилд сначала поклонился мне, а потом Стерлингу. Он держался официально, но улыбка была очень дружелюбной.

— Надеюсь, вам понравится Мерсерз Хауз, — сказал он. — Хотя он и может показаться старомодным. Я слышал, его называют неудобным.

— Уверена, что это не так, — ответила я, в душе посмеиваясь над тем, как он старательно опровергал превосходные оценки, которые дал его владению агент. — Мы просто очарованы домом… По крайней мере, его внешним видом, не так ли, Стерлинг?

Стерлинга же больше интересовало, что внутри, раз мы собирались там жить.

— Вам следовало бы тщательно осмотреть его, — сказал мистер Уэйкфилд.

— Мы так и поступим, — слишком сурово, на мой взгляд, ответил Стерлинг.

Я вспомнила, что ему с самого начала очень не понравился Франклин Уэйкфилд, и быстро добавила:

— Вы знаете о том, что нам нужен дом только на время?

— Меня уведомили об этом, — ответил мистер Уэйкфилд с улыбкой. — Но даже недолгий срок приятно прожить с комфортом.

Я посмотрела на дом: весьма изысканный. По стенам свисали плети вирджинского плюща — как это должно быть прекрасно осенью. Перед домом тщательно подстриженные два газона, разделенные дорожкой. Чтобы загладить грубость Стирлинга, я как можно более любезно сказала:

— Если в самом доме хотя бы вполовину так же красиво, я буду просто очарована.

Мистер Уэйкфилд заметно оттаял, и я продолжала:

— Это ведь времен королевы Анны или начало восемнадцатого века?

— Дом построен в 1717 году моим предком; наша семья всегда владела им. Но сейчас здесь никто не живет, поэтому мы и решили сдать его.

— Дома строят для того, чтобы в них жили, — заметила я. — Очень грустно, когда они пустуют. Стирлинг громко рассмеялся:

— Послушай, Нора! Ты приписываешь камням и цементу человеческие чувства. Так не бывает.

— Мне кажется, миссис…

— Херрик, — подсказала я.

— Мне кажется, миссис Херрик права, — продолжал мистер Уэйкфилд. — Если в доме долго не живут, он погибает.

— Нам лучше осмотреть его, — прервал Стирлинг. Особняк был очень элегантно обставлен. Я не смогла сдержать восторг, когда увидела резной потолок в холле.

— Это герб Мерсеров, — объяснил Уэйкфилд. — Он есть во многих комнатах.

Мы вошли в гостиную с двухстворчатыми окнами, которые открывались прямо на газон.

— Нам понадобятся самое малое два садовника, — заявил Стирлинг, будто выискивая как можно больше недостатков. — Мы сможем их найти?

— В этом нет необходимости, — заверил мистер Уэйкфилд. — За садом будут ухаживать наши садовники. Их оплата включена в контракт, который агент передаст вам.

— Нас не волнует цена, — сказал Стирлинг, и я почувствовала, как краснею.

— Должен признаться, и нас тоже, — продолжал мистер Уэйкфилд. Он улыбнулся мне. — Важно найти подходящих жильцов. Я уверен, миссис Херрик, вы и ваш муж хотели бы сами осмотреть дом.

Я быстро сказала:

— Мы не муж и жена. Я — вдова и мачеха мистера Херрика.

Если он и удивился, то ничем не выдал этого. Манеры мистера Уэйкфилда были безупречны. Его, видимо, воспитали так, что проявление каких бы то ни было чувств расценивалось как бестактность.

Ясно, что я хотела наедине обсудить дом со Стирлингом.

— Если вы разрешите нам подумать…

— Без всяких сомнений. Соблаговолите позвонить в Уэйкфилд Парк после того, как примете решение… Если вы, конечно, не против, я с удовольствием встречусь с вами здесь. Или же пошлю за вами карету. А если вы желаете прогуляться, дорога идет через парк — до нас около полумили.

Я сказала, что мы пройдемся пешком, и он оставил нас одних.

Как только за ним закрылась дверь, Стирлинг бросился на диван и начал хохотать.

— Если вы желаете осмотреть эти владения, мадам, и затем предпринять короткую прогулку по парку…

— Замолчи, Стирлинг, он совсем не такой чопорный!

— Наш хозяин! Боже!

— Нам нет никакого дела до хозяина, нам нужен его дом!

— Боюсь, придется встречаться с ним время от времени. Сам зайдет сюда или заглянет его жена. Ты себе можешь представить, что у него есть жена? Хотелось бы знать, какова она? Выйдет из кареты и оставит три карточки, как положено. И нас пригласят навестить их, и мы умрем от скуки.

46
{"b":"12172","o":1}