ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она узнала, что я еду со своим опекуном. Но, когда увидела Стирлинга, широко раскрыла глаза от изумления, по ее мнению, он был слишком молод для этого. С тех пор она стала смотреть на меня как-то странно. Другие пассажиры также поначалу удивились тому, что мы не брат и сестра, но потом перестали обращать на нас внимание.

Погода вскоре испортилась, и многие почти не покидали своих кают. Мы же со Стирлингом сидели на палубе, и он рассказывал мне об Австралии. Конечно, при всяком удобном случае упоминая о Линксе. Мне хотелось увидеть его даже сильнее, чем новую страну. С каждым днем мы со Стирлингом все больше узнавали друг друга. Похоже, я начала понимать его. Он вовсе не был грубым или равнодушным, скорее — прямым и откровенным, чем, кстати, очень гордился. Мне казалось, что Стирлинг был полной противоположностью Франклина Уэйкфилда, точно так же как я — Минты. Странно, но эти люди, которых я видела считанные минуты, так поразили меня, что я постоянно сравнивала их со всеми, кого встречала.

Многие пассажиры скучали на корабле, меня же интересовало все, но особенно — Стирлинг. Я не пряталась от ненастья в каюте, как другие, за что он считал меня хорошей морячкой. Мне это льстило. Вскоре я выяснила, что он не умеет прощать человеку его слабости. Любопытно, а какой представляет себе Стирлинг меня? Я уже знала, что он проводит много времени в седле. Когда мы жили в деревне, отец научил меня ездить верхом. Конечно, прогулки на коне по английским деревенским тропкам совсем не то, что скачки по диким австралийским степям, где то тут то там торчат всякие кустарники.

Я сказала об этом Стирлингу, но он поспешил меня успокоить.

— Все будет в порядке. Я подберу для вас лошадь.

Лошадь-джентльмена с прекрасными манерами, как у мистера Уэйкфилда, который произвел на вас такое впечатление. После этого…

— Нет, лучше мужественную лошадь, — предложила я, — мужественную, как Стирлинг Херрик.

Мы часто смеялись и спорили. Впрочем, Стирлинг нередко расходился во мнениях не только со мной, но и с нашими попутчиками. Он явно не нравился этим напыщенным джентльменам, зато многие дамы с готовностью улыбались ему.

Позднее я поняла, как много дало мне это путешествие, и, конечно же, пусть ненадолго, но оно заставило меня забыть о своем горе.

Жили мы на судне так: завтрак в салоне, долгое утро, ленч в двенадцать, тоска послеполуденного безделья, обед в четыре, на который пассажиры являлись в своих лучших туалетах. Во время обеда оркестр играл легкую музыку. Затем прогулки по палубам — до чаепития в семь.

В Гибралтаре мы встали на якорь. Утро было восхитительным. Как это замечательно — проехаться со Стирлингом в экипаже, разглядывая всякие достопримечательности — Иногда, — сказала я, — мне хочется, чтобы путешествие совсем не кончалось. Стирлинг сделал гримасу.

— Или, представьте, мы опоздали на судно, — предложила я. — Сами построили корабль и отправились на нем в кругосветное плавание.

— Что за сумасшедшие идеи приходят вам в голову! — насмешливо отвечал Стирлинг.

Как непохож он был на моего отца! Уж тот сразу выдумал бы какую-нибудь невероятную историю о наших приключениях.

— Это делает жизнь веселой и волнующей.

— Какое заблуждение. Просто пустая трата времени — делать вид, что веришь в невозможное.

— Очень уж вы деловой и…

— Скучный? Я замолчала.

— Ну, валяйте. Скажите правду…

— Мне нравится верить, что чудеса сбываются.

— Даже зная, что этого не может быть?

— А кто сказал, что не может?

— Действительно, это же так просто — вдвоем построить корабль и отправиться в кругосветное плаванье без штурмана, капитана или лоцмана. Вам придется повзрослеть. Нора, когда вы окажетесь в Австралии.

— Возможно, мне не следовало бы туда отправляться.

— Пока слишком рано делать какие-то выводы.

— Вы, конечно, думаете, что я еще ребенок…

— Вот именно, если вы будете так же по-детски фантазировать, как…

— ..Как мой отец? Вы и его находили ребячливым?

— Скажем так, не слишком практичным. И его конец подтвердил это, не так ли?

Я была слишком расстроена, чтобы спокойно обсуждать своего отца. Такой прекрасный день, а Стирлинг его испортил. Он не шел на уступки, не хотел хоть как-то смягчить разговор. Я знала: все, что он сказал, правда, но не могла стерпеть, чтобы моего отца осуждали…

Становилось теплее. Однажды вечером, когда мы сидели на палубе и вглядывались в глубины тропических вод, я спросила Стирлинга:

— А что если я не понравлюсь Линксу?

— Он по-прежнему будет заботиться о вас. Он дал слово.

— Похоже, ему трудно угодить. Стирлинг кивнул.

— Это правда. Линкс может быть всемогущим, но не всегда — благодушным.

— Как один из тех античных богов, которых люди должны были все время ублажать. Стирлинг усмехнулся.

— Вы должны научиться быть правдивой, если хотите понравиться Линксу.

— Не уверена, что хочу этого. Мне ненавистна мысль быть его кроткой маленькой рабыней.

— Вот увидите: вам самой захочется понравится ему. Всем хочется.

— Вы так откровенны, когда говорите о моем отце. Могу ли и я быть такой же откровенной по отношению к вашему?

— Конечно, вы можете говорить все, что думаете.

— Хорошо… Я думаю, что ваш Линкс — самодовольный деспот, страдающий манией величия.

— Что ж, он высокого мнения о себе и, надо сказать, разделяет его со многими другими. Он любит властвовать, и в этом никто не может сравниться с ним. Так что, с небольшими поправками, ваше описание не совсем уж неверно.

— Расскажите мне о нем побольше.

Стирлинг говорил, а я пыталась представить себе этого могущественного человека, который произвел такое впечатление на моего отца, что он решил оставить меня на его попечение.

— Отца выслали из Англии тридцать пять лет назад, — сказал Стирлинг. — Но он собирается вернуться… Когда будет к этому готов.

— А когда он будет готов?

— По его словам, когда придет время.

— Хоть раз в жизни он разговаривал с вами как простой смертный?

Стерлинг улыбнулся.

— Я чувствую, вы заранее настраиваете себя против него. Это неразумно. Да он человечен, очень человечен.

— А я должна думать о нем, как о боге!

— Он на него и похож.

— Полубог, получеловек, — съязвила я, но решила не продолжать тему. — Вы так много говорите о своем отце. А ваша мать? Она, как и все, преклоняется перед величием супруга?

— Моей матери давно нет в живых. Она умерла при родах. — Его лицо едва заметно помрачнело.

— Сожалею… Я знаю, у вас есть сестра. А другие сестры или братья?

— Нас только двое. Аделаида на восемь лет старше.

Но я все не могла избавиться от мысли: какой же должна была быть женщина, на которой женился Линкс.

— Так что ваша мать? — спросила я. — Она тоже из заключенных?

— Нет. Просто Линкса послали работать на ее отца. Можете себе представить Линкса, посланного работать на кого-то? Словом, очень скоро мой отец женился на дочери своего хозяина — моей матери.

— Очень умно с его стороны, — заметила я с иронией.

— Так вышло, — ограничился Стирлинг кратким ответом.

— Итак, он женился, чтобы вырваться из рабства.

— У вас острый язык. Нора.

— Я говорю то, что думаю. Ну хорошо, расскажите мне все-таки о вашей матери.

— Как я могу это сделать, если никогда не знал ее?

— Но сохранились же какие-то воспоминания, рассказы?

Он нахмурился и умолк. «Значит, рассказы были», — решила я. Но, возможно, Линкс выглядит в них не столь привлекательно.

— Вы не должны судить Линкса, пока не узнаете его, — угрюмо отозвался Стирлинг.

И тут же, сменив тему, заговорил об Австралии — о цветущей акации, о прекрасных и стройных эвкалиптах, о том, как мы совершим путешествие на север от Мельбурна…

Я слушала не очень внимательно, потому что все думала о Линксе. Рысь… Скорее уж лиса, если судить по поступкам. Чем больше я узнавала о совершенствах этого человека, тем больше настраивалась против него, потому что в каждом упоминании его достоинств видела укор собственному отцу.

6
{"b":"12172","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Папа, ты сошел с ума
Девушка Online. В турне
Действующая модель ада. Очерки о терроризме и террористах
Спасенная горцем
Диверсант
Пустошь
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима