ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот так, Люси, он любит Нору. Он женился на мне только из-за дома.

Несколько мгновений Люси сидела задумавшись, потом сказала:

— Нора возвращается в Австралию. У вас со Стирлингом своя жизнь. Увидишь, все наладится. В браке так часто бывает.

— Нет, — возразила я. — Он любит ее и не сможет забыть. Они крепко связаны — здесь и любовь, и ненависть, во всяком случае, так мне кажется. Нора любит Стирлинга и ненавидит, ненавидит за то, что он женился на мне. Я все лежу и думаю, что мне делать.

— Минта, дорогое мое дитя, самое лучшее — ничего не делать. Стирлинг женат на тебе. Ты ждешь ребенка. Нора собирается в Австралию. Через несколько лет и он, и ты забудете ее.

— Он не позволит ей уехать, — настаивала я. — Он так сказал.

— Он сказал так сгоряча, а Нора — мудрейшая из женщин. Она понимает, что тут уже ничего не поделаешь, ведь ты его жена. Когда она уедет, он помучается, попереживает, но потом примирится. Ты можешь многое ему дать, Минта.

— Ах, нет. Мне лучше уехать.

— Куда?

— Пока не знаю.

— Не выдумывай! Ты останешься здесь, а я присмотрю за тобой.

— Я даже начала писать ему письмо.

Люси подошла к моему столу и взяла листок бумаги.

« Дорогой Стирлинг, в галерее я подслушала ваш с Норой разговор и теперь знаю, что ты ее любишь. Возможен только один выход. Я должна отойти в сторону…»

На этом письмо прерывалось — я не знала, как продолжить. Люси со злостью швырнула его в корзину для бумаг. Потом опять подошла к кровати.

— Ты переутомлена, — сказала она. — Я буду заботиться о тебе и обещаю, что все это со временем покажется тебе сущим пустяком. Он не может так сильно любить Нору, иначе он никогда не женился бы на тебе.

— Ты утешаешь меня, Люси, но…

— Доверься мне. Останься в постели, тогда тебе не придется ни с кем видеться. Я попрошу доктора Хантера осмотреть тебя.

— Доктор Хантер бессилен помочь.

— Нет, поможет. Даст тебе что-нибудь, чтобы ты уснула. Тебе это необходимо. Я всем скажу, что ты сегодня отдыхаешь. Ты на себя не похожа после того падения в башне.

Я оставалась в постели до конца дня. Люси принесла мне ужин, но я не притронулась ни к цыпленку, ни к сыру, ни к фруктам. Она ездила к доктору Хантеру, но не застала его, а эта глупая миссис Девлин, похоже, была пьяна. Тем не менее, Люси оставила доктору записку с просьбой прийти ко мне утром. Я решила принять одну таблетку, которую он дал мне, когда я упала. Люси послала мне молока, чтобы я выпила его с лекарством.

— Может быть, ты поешь чего-нибудь? — спросила она.

— Не могу, Люси.

Около девяти часов вечера ко мне вошла Лиззи с горячим молоком и печеньем. Она выглядела очень подавленной после вчерашнего. Но я не могла уже относиться к ней, как прежде. Если бы не она… Я посмотрела на молоко и отвернулась. Лиззи поставила его на столик рядом с кроватью.

Я закрыла глаза и, по-видимому, задремала, потому что, когда очнулась, мое сердце бешено заколотилось. Около моей кровати кто-то стоял. Это был Стирлинг. Я не могла видеть его и притворилась, что сплю. Он стоял и смотрел на меня. О чем он думал? Может быть, о том, чтобы накрыть мне лицо подушкой и удушить. Пускай. Мне было все равно. Разве можно любить человека, подозревая его в том, что он хочет убить тебя? Нора любила и ненавидела его. То же случилось и со мной. Как сложны чувства!

Постояв недолго, он вышел. Я тихо лежала, и одни и те же мысли крутились у меня в голове. Неожиданно мне показалось, что у окна кто-то шевелится. Я резко села в кровати и задела поднос. На этот раз страхи мои были напрасны. Это играли котенок и Белла. Котенок подбежал и стал шумно лакать пролившееся молоко. Я поставила поднос на пол, и они допили его. Белла с мурлыканьем прыгнула на кровать, и я погладила ее. Немного погодя, она убежала, а я постаралась заснуть. Безуспешно, конечно. Но в конце концов, совершенно измученная, уснула.

Вошла Лиззи. Было восемь тридцать утра. Обычно я в это время уже вставала.

— Меня послали узнать, как вы себя чувствуете?

— Я устала. Оставьте меня. Не поднимайте шторы.

— Вы будете лежать?

Я сказала, что да. Чуть позже появилась Люси.

— Я зашла узнать, как ты себя чувствуешь, — пояснила она, но, увидев, что я в полусне, продолжала:

— Не буду беспокоить тебя. Хороший отдых тебе на пользу.

В половине одиннадцатого в дверь тихо постучали. Это была Мэри, одна из горничных. Она сказала:

— Вас хочет видеть миссис Херрик. Нора! Да, я хотела ее видеть, говорить с ней. Хотя не знала, открыть ли, что все слышала тогда. Я сказала неуверенно:

— Пригласите ее войти.

— Поднять шторы, мисс Минта? Я колебалась.

— Нет. Не сейчас.

Не хотелось показаться перед Норой в таком виде: волосы в беспорядке, неумытая. Но было уже поздно. Вошла Нора. На ней был серый костюм для верховой езды, и выглядела она очень элегантно. А лицо так и светилось добротой. Уверена, ей было жаль, что я замужем за Стерлингом. Не только потому, что он был потерян для нее, но и потому, что я была несчастна.

— Я слышала, ты себя плохо чувствуешь.

— Да, вчера мне нездоровилось, а после того падения доктор Хантер настаивает, чтобы я больше отдыхала.

— Он совершенно прав. — Она придвинула стул к кровати. — Я хотела навестить тебя. Боюсь, у меня не будет другой возможности.

— Ты решила покинуть нас?

— Я должна это сделать.

— Я буду скучать по тебе. Что касается Стирлинга… — Мой голос задрожал. Она быстро сказала:

— Никогда не сомневалась, что мне придется вернуться.

— Будь счастлива там.

Она сдвинула брови и сказала:

— Да. Ты, конечно, с нетерпением ждешь, когда родится ребенок.

— Да.

— И Стирлинг тоже.

« Дети, играющие на лужайках Уайтледиз «, — подумала я.

— Ждать утомительно, — сказала я. — Франклин будет скучать по тебе.

— Через год, а может быть, и раньше все вы забудете меня.

Я покачала головой. Мне хотелось лучше видеть ее лицо. Она хорошо скрывала свои чувства, но я подумала:» Она так же несчастна, как и я «.

— Здесь темно.

— Поднять шторы? — Нора поднялась и подошла к окну.

Я слышала, как она слегка охнула. Нора стояла, уставившись на пол.

— Что там? — вскрикнула я, вскакивая.

— Белла и котенок…

От ужаса у меня перехватило дыхание. Они лежали, и их тела были странно искривлены. Они были мертвы. Я встала на колени рядом с ними. Но не могла заставить себя дотронуться до этих маленьких тел, теперь уже бездыханных существ, которых я так любила.

— Минта, что бы это могло быть? Я знала. Я вспомнила молоко, пролившееся на пол, и Стерлинга, стоявшего у моей кровати.

— В моем молоке был яд, — сказала я абсолютно спокойно. — Он предназначался для меня.

Тут я начала смеяться и все никак не могла остановиться.

— Моя жизнь заколдована. Сначала Мод… потом ты, теперь кошки.

Она взяла меня за плечи и встряхнула.

— Что ты имеешь в виду? — спрашивала она. — Возьми себя в руки, ради Бога. Не трогай кошек. Ты не знаешь, что с ними. Скорей в постель. Вспомни о ребенке.

Она уложила меня.

Я говорила:

— Все очень просто. Нора. Кто-то пытается убить меня — уже не раз.

Она была очень бледна.

— Я не верю этому, — возразила она. — Не верю. Она говорила так, словно пыталась убедить себя. А я знала, о чем она думает.» Я найду выход «. Я слышала, как она шептала:

— Нет… нет… Это не правда.

— Нора, — сказала я. — Не может быть, чтобы мне везло постоянно.

— Тебе нужно уехать отсюда. Я не могу оставить тебя здесь. Поедем вместе со мной в Мерсерз и поговорим обо всем.

Поехать с ней! Из-за нее он хочет избавиться от меня. Ему нужны Нора и Уайтледиз. Как я могу поехать с ней? Но однажды она уже спасла меня.

— Что мы скажем, если я поеду с тобой? — спросила я. — Что скажет Стирлинг?

— Я должна спасти его… и тебя, — ответила Нора. — Казалось, она разговаривает сама с собой.

62
{"b":"12172","o":1}