A
A
1
2
3
...
63
64
65

— Мне так не кажется, — ответил Стирлинг.

— Я отказываюсь слушать дальше, — сказала Люси.

— Я собираюсь рассказать все, до самого конца, до сегодняшнего дня, когда я обнаружил, что две кошки умерли от того же лекарства, которое убило и леди Кэрдью.

Люси встала.

— Вы сумасшедший, — сказала она.

— Я знаю, как его достали. Тем же самым путем. Миссис Девлин увидела, что вы пришли с виски. Маленький подарок для нее? Не хочет ли она попробовать? Она сидела и пила, покуда не перебрала, тут вы взяли ключи и отправились в аптеку, так же, как и в первый раз. Она запомнила это.

— Не хочу слушать всю эту чепуху, — возмутилась Люси. — Я позову другого врача. Посоветую ему взять смирительную рубашку и приехать сюда.

Она стояла в дверях и глядела на нас. Минта уставилась на нее недоверчиво. А вот доктор… Мне показалось, что он смотрит с нежностью и грустью.

— Люси, — сказал он, — тебе лучше уйти. Она убежала. Мы слышали, как она торопливо спустилась вниз и хлопнула дверью. Доктор продолжал:

— Это неприятная история, но я должен рассказать ее. Это конец для нас обоих… но, по крайней мере, предотвращено еще одно убийство. — Он посмотрел на Минту. — Слава Богу, что ничего не случилось. — Да, я был увлечен Люси и предлагал ей выйти за меня замуж. Если бы она… Я верю, что все было бы хорошо. Но она была одержима одним. Большой дом, титул. В детстве она познала бедность, боялась ее и мечтала о спокойной, обеспеченной жизни. Ее воспитывала тетя, которая сурово обходилась с ней. Потом Люси стала учительницей, постоянно страшилась потерять место, боялась, что ее вышвырнут на улицу. Уайтледиз ее просто потряс.

Я посмотрела на Стирлинга. Я знала, что он думает о Линксе.

— Наверное, я ей нравился сначала, но она помогала сэру Хилари и поняла, что он привык зависеть от нее. Это открывало такие возможности! Люси — женщина очень благоразумная, но страсть завладеть Уайтледиз повлияла на ее рассудок. И однажды она решилась на роковой шаг. Отравив леди Кэрдью, она стала преступницей и для нее уже не существовало преград.

— Она убила мою мать, — произнесла Минта. — И хотела убить меня. Почему?

— Она стала леди Кэрдью, но этого ей было мало. Без сэра Хилари она была ничто, иждивенка, вот если бы у нее родился сын. Но сэр Хилари был стар, а я так увлечен Люси, к тому же, не знал, что она совершила убийство. Словом, Друсцилла — моя дочь. Наступило молчание, затем он продолжал.

— Люси мечтала о сыне. Когда родилась Друсцилла, она рассвирепела. Но не сдалась. Она жаждала сына, который наследует Уайтледиз и перейдет дорогу Минте. Но Минта вышла замуж, а сэр Хилари умер. Для нее не оставалось никакой надежды, только Друсцилла, которую все считали дочерью сэра Хилари. Если бы не Минта…

Он бессильно поднял руки.

— Теперь вам все известно. Клянусь, я понял все, только когда увидел сегодня этих кошек.

Я испытала огромное облегчение. Стирлинг смотрел на Минту со страхом, и я подумала:» Несмотря ни на что, она ему нравится. Да и кому может не нравиться Минта?»

Я сказала:

— Что вы собираетесь делать? Никто не ответил, но внезапно лицо Минты исказилось, и она прошептала:

— Кажется, начинаются схватки.

Вся история казалась фантастической. Ужасно думать, что тот, кого ты считала другом, на самом деле убийца. Я подозревала, что убийца Стирлинг! Но оправдывала про себя.

Все заботились только о том, как помочь Минте. К счастью, доктор Хантер был с нами.

Я сказала:

— Не думаю, что Минте следует возвращаться в Уайтледиз. Она останется здесь. Я могу ухаживать за ней.

Доктор Хантер снова превратился в обыкновенного врача. Я приказала слугам положить в постель бутылки с горячей водой в свободной спальне, которая находилась рядом с моей — туда перенесли Минту. Мы все очень волновались, потому что ребенок должен был появиться на свет только через четыре недели.

Малыш родился в тот же вечер — совершенно замечательный, хоть и преждевременный. Ему требовался специальный уход, и доктор вызвал сиделку, исключительно для того, чтобы ухаживать за ребенком. Он сам обещал постоянно навещать нас. Минта была очень слаба — конечно же, сказались потрясения последних недель.

Я поклялась сделать все возможное. Мне казалось, что если я помогу Минте выздороветь, это уменьшит мою вину, которая заключалась в том, что я любила ее мужа.

Никогда не забуду лицо Стирлинга, когда он узнал, что у него сын. Его должны были назвать Чарльзом в честь дедушки. Мечта Линкса сбылась — ребенок с его именем будет играть на лужайках Уайтледиз.

Какой необычный день! Когда я оглядываюсь назад, он мне кажется сном, но такие дни уже бывали в моей жизни и, возможно, еще будут.

Люси нигде не могли найти. Мы думали, что она сбежала. Но утром ее тело обнаружили на камнях около сторожевой башни. Слуги потом рассказывали:

« Это был ужасный несчастный случай. Стена обрушилась, и леди Кэрдью оказалась на земле «.

Глава 2

Я гордилась Стирлингом. Он справился с ролью мирового судьи так, как будто всегда им был. Смерть леди Кэрдью признали несчастным случаем в результате ремонтных работ в Уайтледиз. Это, утверждал Стирлинг, лучшее объяснение.

Стирлинг просил меня поговорить с доктором. Он предлагал все забыть. Не было никакой нужды открывать всю правду до конца. Опасность миновала. Люси умерла; она не могла больше причинить вреда никому. Доктор Хантер настаивал на своей вине и считал, что должен оставить практику.

Через день после рождения маленького Чарльза Стирлинг и я беседовали с ним.

Я убеждала его:

— У вас есть опыт. Вы помогли этому ребенку появиться на свет. Если бы не вы, и Минта, и ребенок погибли бы.

— Есть другие врачи, — упорствовал он.

— Без вас здесь не обойтись.

— Придет другой доктор, и вы не будете нуждаться во мне.

— А как же Мод? — спросила я. — Она вам нравится, и вы ей нравитесь.

— Это невозможно, — возразил доктор.

— Не правда, — воскликнула я. — Перестаньте драматизировать события и подумайте о Мод. Вы хотите сделать ее несчастной?

Он запротестовал, но я видела, что мои слова достигли цели.

Проходили дни, ребенку уже было две недели, он все еще оставался слабеньким, и ему требовались постоянный уход няни, а также внимание доктора. Это были удивительные недели. Я ухаживала за Минтой. Материнство изменило ее. Она, казалось, повзрослела и стала красивее, но в глазах так и не исчезла грусть.

Часто приезжал Франклин. Он сидел, беседовал с Минтой о поместье, о былых временах, расспрашивал о ребенке. Я думала, что он больше, чем Стирлинг, подходит в мужья Минте. Они были похожи так же, как я и Стирлинг.

Стирлинг тоже приезжал. Он сидел в комнате Минты, но чувствовали они себя оба неловко.

Однажды он и Франклин приехали в дом одновременно. Я оставила Стирлинга с Минтой, а мы с Франклином прошли в гостиную сыграть партию в шахматы.

Внезапно я вспомнила руку Линкса, переставлявшую фигуру, кольцо на его пальце. Я хранила это кольцо. Оно навевало столько воспоминаний.

Франклин спросил:

— Нора, ты выйдешь за меня замуж? Я отодвинулась от стола.

— Нет, Франклин, — твердо ответила я.

— Мне бы так хотелось этого, — спокойно сказал он.

Я улыбнулась, он поинтересовался, почему.

— Ты делаешь предложение так, будто приглашаешь на стаканчик шерри.

— Прошу прощения.

— Мне не стоило говорить этого.

— Ты всегда должна говорить мне то, что думаешь. Просто я странно выражаю свои чувства.

— Меня это привлекает.

— Я рад. Ты мне очень нравишься, и я надеялся понравиться тебе… Хоть немножко.

— Гораздо больше, чем немножко, но…

— Недостаточно, чтобы выйти за меня замуж?

— Мы очень разные, Франклин.

— Это делает брак невозможным?

— Ты хороший, аккуратный, твоя жизнь правильно налажена…

— Моя дорогая Нора, ты переоцениваешь меня.

— Ты никогда не совершишь необдуманного поступка.

64
{"b":"12172","o":1}