A
A
1
2
3
...
30
31
32
...
70

Я была так возбуждена, что, ворвавшись в лавку, выпалила все Амелии.

– Поступить в учителя за границей. Ты с ума сошла, что будет с Энтони?

– Между нами еще ничего не решено.

Тетя Мэтти была ошеломлена, она так верилав мое прекрасное будущее.

– Отправляйся отдохнуть, – советовала Амелия. – Возьми месяц и, вернувшись, примешь решение выйти замуж за Энтони.

Но они не знали об этом безумном влечении.

Мистер и миссис Гревилль были поражены, но Энтони понял.

– Поезжай, – сказал он. – Эти места значили для тебя так много, когда ты была юной и впечатлительной. Сейчас, став взрослой, ты увидишь их по-иному. Я буду ждать твоего возвращения.

Никто другой не понял бы меня лучше.

Я действительно любила его, но не той дикой, без резонов, любовью, как я любила Максимилиана. Я знала, что говорю «прощай» (он сказал «до свидания») лучшему из мужчин.

И все же в день отъезда я чувствовала себя прежней юной девчонкой, забыв про девять долгих унылых лет.

ГЛАВА 9

В замок Клоксбург я приехала уже поздней ночью и только утром смогла познакомиться с его окружением. Я проснулась от солнечного света раннего летнего утра, Пробивавшегося в комнату через две узкие щели окна. Чувство непреодолимого волнения охватило меня, и несколько минут я лежала в постели, повторяя: «Я здесь, я здесь!»

Встав с постели, я подошла к окну. Отсюда открывался вид на плато, над которым возвышался замок. Я знала, что мы высоко в горах, судя по усилиям, с какими лошади тянули коляску прошлой ночью. Я догадывалась, что замок построен в XII или XIII. веке, подобно многим другим, виденным мною в этой части Германии, как Крепость, и достраивался с течением времени. Я была уверена, что крепость, где находилась моя комната, была старше строений внизу. Их называли Рандхаусбургом, или Внешним замковым кольцом, и в них находились основные жилые помещения.

За ними просматривалась долина с городом Рохенбергом, столицей владений герцога Карла. Каким, прекрасным выглядел он в раннем утреннем свете с его окрашенными в яркие краски крышами домов, башнями и башенками! Дым поднимался из труб. В отдалении на холме возвышался другой замок внушительного вида. Подобно замку Клоксбург, он представлял собой крепость, его башни устремлялись прямо в небо, кичась своей непобедимостью; я могла различить фризы навесных бойниц, украшавших сторожевую башню, и круглую башню с остроконечной крышей и стены с бойницами, откуда в былые времена на нападавших врагов низвергались кипящее масло и вода. Этот замок был самым внушительным из всех других, мною виденных.

Стук в дверь отвлек меня от окна. Вошла служанка с горячей водой.

– Завтрак принесут через пятнадцать минут, – сообщила она.

Возбуждение не оставляло меня, я умылась и оделась. Я распустила свои темные волосы, как это нравилось Максимилиану, когда мы завтракали в охотничьем домике. Магическое очарование снова захватывало меня так сильно, что думаю, я бы не удивилась, увидев его, входящего в комнату. Но, когда раздался стук в дверь, появилась всего лишь служанка, неся поднос с завтраком: кофе, ржаной хлеб, несоленое масло. Все выглядело очень аппетитно, и когда я допивала вторую чашечку кофе, раздался еще один стук в дверь, и вошла фрау Грабен.

Она вся светилась и выглядела очень довольной собой.

– Итак, вы действительно здесь!

Мне было приятно видеть, что мое присутствие ее радует.

– О, я так надеюсь, что вы будете счастливы, продолжала она. – Я переговорила с Дагобертом, чтобы он вел себя хорошо, потому что леди из Англии прибыла их обучать английскому языку, и это большая честь для них. Если у вас возникнут трудности с ним, только скажите ему, что его отцу это не понравится, и он утихнет. Это действует на него всегда.

– Когда же я их увижу?

– Прямо сейчас. Может быть, вам следует немного поговорить о предмете учебы, а не начинать занятий сразу же. А после этого я покажу вам замок.

– Спасибо. С удовольствием. А это что за очень большой замок в отдалении?

Она улыбнулась.

– Это резиденция герцога. О, да, он много больше маленького Клоксбурга. Меня привезли в герцогский замок совсем юной девчонкой, приглядывать за мальчиками, и он стал для меня домом. А потом граф захотел, чтобы я была здесь. Это случилось после рождения Дагоберта, и он не знал, что с ним делать. Потом к нам присоединились Фридци и Лизель. Но допивайте свой кофе, а то он остынет. Вам он нравится?

– Отличный кофе.

– Мне кажется, вы так взволнованы приездом сюда. Вы уже похорошели.

Я ответила, что надеюсь, мной будут довольны, хотя опыта обучения у меня нет.

– Ну, это не обычное обучение, – сказала она с простодушной уверенностью, показавшейся мне очаровательной. – Здесь важны беседы, разговор, чтобы они схватили правильный акцент. Вот что хочется графу.

– Я очень хочу увидеть детей.

– Они завтракают, а потом я пошлю их в классную комнату.

Мы вышли из моей комнаты и спустились по винтовой лестнице в зал.

– Здесь рядом классная комната.

– Мы уже в Рандхаусбурге?

– Нет, мы все еще в крепости. Комнаты детей прямо под вашей, а остальные домочадцы живут в Рандхаусбурге.

Она открыла дверь.

– Вот эта комната. Сюда приходит пастор с уроками, нужно договориться с ним о графике своих уроков.

– Ежедневно я буду давать один урок. Думаю, что регулярность необходима. Возможно, по часу и надеюсь очень скоро говорить с ними только на английском, потом буду ходить с ними на прогулки и давать уроки на воздухе.

– Прекрасно.

Мы вошли в классную – большую комнату с несколькими застекленными амбразурами, глядящими на город и герцогский замок. Вид из окон захватывал дух.

В комнате стоял стол с исцарапанной столешницей, побитыми ножками. Думаю, не одно поколение детей училось за этим столом. На подоконниках были устроен полки для книг.

Я нашла классную очень удобной для работы.

Фрау Грабен взглянула на часы, приколотые к блузке.

– Они с минуты на минуту будут здесь, – сказа она. – Искренне надеюсь, они не принесут вам много хлопот.

Раздался стук в дверь, и вошла одна из служанок, oна держала за руку девчушку, за ней шли два мальчика.

– Это Дагоберт и Фриц, а это Лизель, – назвала детей фрау Грабен.

Дагоберт щелкнул каблуками и склонился в поклоне Фриц последовал его примеру, Лизель сделала книксен.

– Вот мисс Трант из Англии, она приехала учить английскому.

– Доброе утро, – произнес Дагоберт гортанно по-английски.

– Доброе утро, – ответила я. Дагоберт взглянул на брата и сестру, словно ожидая аплодисментов.

Я улыбнулась им.

– Скоро вы все будете говорить по-английски, сказала я по-немецки.

– Это нетрудно? – спросил Фриц.

– Когда вы овладеете языком.

– А я буду говорить по-английски? – спросила Лизель.

– Да, вы все будете говорить, – уверила я. Фрау Грабен сообщила, что оставляет нас.

– Вы быстрее познакомитесь без меня. Может быть, дети покажут вам замок и вы подружитесь.

Я поблагодарила ее. Она проявила тактичность, и я была уверена, что найду общий язык с детьми самостоятельно.

Лизель сразу побежала к двери, как только она закрылась за фрау Грабен.

– Вернись, Лизель, – сказала я, – и давай познакомимся.

Лизель повернулась и показала мне язык.

– Она всего лишь дочка белошвейки, – сказал Дагоберт. – И не умеет себя вести.

Лизель зарыдала.

– Я умею. Мой папа – граф, он побьет тебя. Мой папа любит меня.

– Наш отец заставит тебя вспомнить хорошие манеры, – сказал Дагоберт. – И хотя, к несчастью, ты дочка обыкновенной белошвейки, у тебя благородный отец, и тебе не следует позорить его.

– Ты сам его позоришь, – заявила Лизель. Дагоберт повернулся ко мне.

– Не обращайте на нее внимания, фройляйн Трант, – но при этих словах его взгляд, которым он быстро окинул меня, был полон высокомерия, и мне пришло в голову, что я еще наплачусь с ним больше, чем с капризной Лизель.

31
{"b":"12174","o":1}