ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не знаю. Фрау Грабен, не подниметесь ли вы в мою комнату? Я хочу кое-что вам показать.

Войдя в комнату, я вынула из яшика стола стрелу и положила ее на кровать.

– Что это такое?

– Этой стрелой попали во Фрица, когда они стреляли из лука во дворе замка.

– Кто стрелял?

– Не знаю, но хотела бы знать.

– Эти стрелы не приносят большого вреда.

– Это зависит от некоторых обстоятельств.

– Вы что-то не договариваете, мисс Трант.

– Посмотрите внимательнее на кончик... Вот эта часть застряла в шляпе Фрица. Взгляните.

Она наклонилась над стрелой, и выражение ее лица изменилось.

– Вот так раз! Его окунали во что-то.

– Вы знаете во что?

– Помню, в старые времена на диких кабанов и оленей охотились с луками, и охотники окунали наконечники в специальный раствор.

– С ядом, – сказала я. Она кивнула.

– Я помню эти наконечники. От яда оставались похожие пятна.

Мне стало не по себе. Если кто-то умышленно стрелял во Фрица отравленной стрелой, если двое мужчин пытались его похитить, что все это значит?

– Скажите мне, мисс Трант, я не понимаю.

– Хотела бы я знать.

– Возможно, пятно не от яда. Может быть, от чего-то другого. Дети часто стреляют куда попало. Быть может, кто-то попал во Фрица неумышленно.

– А потом пытался его похитить.

– Но это был Дагоберт.

– Дагоберт, которого приняли за Фрица.

– Ну, мисс, звучит несколько преувеличенно.

– По моему мнению, эти два случая слишком похожи, чтобы быть простым совпадением.

– Что же вы предлагаете?

– Нам следует следить за Фрицем, предупредить любую другую попытку покушения на него. Та шляпа, которую я купила для него, спасла его дважды. Для нас это предупреждение, или так мне представляется. И если мы ошибаемся, если выстрел в него случайность и пятно на наконечнике не от яда, и если два бандита просто пытались похитить одного из сыновей графа, а потом передумали, что же – меры предосторожности вреда не принесут.

– Вижу, вы действительно обеспокоены, мисс Трант Можете быть уверены, я сделаю все, что смогу, чтобы помочь вам следить за Фрицем.

Пришло письмо от Максимилиана. Он хотел, чтобы я приехала в герцогский замок в сопровождении фрау Грабен. По его мнению, так будет менее подозрительно Фрау Грабен сияла от удовольствия, зайдя ко мне в Комнату.

– Приказ от герцога, – усмехалась она. – Я так и думала, что он не замедлит прислать за вами. Отправимся через полчаса. С детьми утром побудет пастор Крац и Последит Фрида. Она – хорошая девушка. Я велела ей не – пускать глаз с детей. Можете доверять Фриде. Я считаю правильным, чтобы мужья и жены работали вместе в одном хозяйстве. По-моему опыту, так надежнее.

Она принялась рассказывать мне, как кучер Принцштейн попросил ее подыскать место для его жены Фриды и как она решила взять ее в крепость, потому что Элла неожиданно открыла у себя талант приготовления напитков и ликеров и ее лучше было бы использовать для этого занятия.

Думаю, она болтала просто, чтобы подразнить меня, видя мое нетерпение отправиться в путь.

Мы обогнули город и выехали на дорогу, ведущую вверх, к герцогскому замку. Я никогда не видела его вблизи, только из окон.

По мере приближения замок представлялся все более величественным. Создавалось впечатление, что он вырастал из густого, похожего на лес парка, а одна из его стен казалась продолжением горного склона. Над нами возвышались огромные башни и башенки из серого камня, противостоящего времени уже не одну сотню лет. Я смотрела на Кошачью башню и представляла, как защитники замка опрокидывали на головы нападавших бочки с кипящим маслом.

У ворот замка стоял караул герцогских гвардейцев. Они внимательно оглядели нас и нашу коляску и, видимо, расслабились, узнав от фрау Грабен, что мы прибыли по распоряжению принца. Мы проехали через ворота во двор замка.

– Боже мой, – усмехнулась фрау Грабен. – Сколько лет прошло. Видите вон те окна? Там были детские.

Мне подумалось, что и сейчас в них растет ребенок, его сын, наследник всего этого великолепия.

Фрау Грабен шла по замку с уверенностью человека: много раз здесь бывавшего. Еще более многочисленная охрана несла службу у большой дубовой двери. Они также внимательно наблюдали за нашим приближением. Фрау Грабен ухмыльнулась им, и они ответили ей дружескими улыбками. Ее положение в замке в былые времена давало ей, должно быть, особые привилегии.

– Мы явились по распоряжению принца, – снова сказала фрау Грабен.

Один из солдат подошел к нам, и я узнала в нем сержанта Франка, сопровождавшего нас при показе церемониального креста. Он поклонился нам обеим.

– Прошу вас сюда, дамы.

Фрау Грабен кивнула и спросила его о здоровье детей.

– А как новорожденный?

– Все в порядке.

Здорова ли фрау Франк?

– Прекрасно, благодарю вас.

– Как прошли роды?

– Довольно удачно. На этот раз она не так боялась.

Фрау Грабен одобрительно кивнула.

– А вот и охотничья комната, – сказала она.

Я догадалась об этом сразу. На стене висели охотничьи принадлежности: ружья, копья, головы убитых животных. Охотничья комната в Клоксбурге была точной копией герцогской. Мы прошли еще два помещения. Во всех комнатах были высокие потолки, стены украшены старинными деревянными панелями, круглые окна были обращены на город и дальше через долину на Клоксбург.

Рыцарский зал украшала большая колонна, разрисованная очень искусно и напоминавшая настоящий ствол дерева. На ней были также нанесены красной и зеленой красками какие-то письмена.

Увидев мой вопрошающий взгляд, фрау Грабен объяснила, что передо мной фамильное генеалогическое древо герцогской семьи. Мужская линия была прорисована красным цветом, женская – зеленым.

Если бы я не так жаждала видеть Максимилиана, я непременно осталась бы рассмотреть это древо. Я сказала себе, что в недалеком будущем я получу такую возможность и мое имя добавится к уже написанным.

Поднявшись по лестнице, мы очутились перед дверью, выкрашенной в цвета герцогства, с флагом государства.

Перед нами были апартаменты герцога.

Сержант Франк открыл дверь, и мы вошли в коридор, Устланный толстым ковром. Фрау Грабен пригласили войти в боковую комнату, чему она повиновалась с гримаской, а я пошла дальше в сопровождении Франка.

Он подвел меня к следующей двери и постучал. Дверь открылась, и сержант, щелкнув каблуками и поклонившись, доложил Максимилиану о моем прибытии.

Дверь закрылась, и мы очутились в объятиях друг друга с тем упоением, которое никогда не оставляло нас.

– Я хотел увидеть тебя, – сказал он наконец.

В его присутствии я уже не чувствовала того налета угнетенности, которое возникло у меня, когда мы шли по замку. Проходя мимо солдат у ворот, по необъятным комнатам замка, я физически почувствовала груз традиций, давивший на меня. И осознала, как нелегко придется Максимилиану представить меня своей женой, когда люди полагали его женатым на Вильгельмине. Я поняла, как прав он был, не открывая наш брак именно сейчас.

Он прижал меня к себе.

– Время как будто не движется, Ленхен.

– Для меня день и ночь без тебя – целая вечность.

– Осталось ждать не так долго. После похорон я начну действовать.

– Будь осторожен, дорогой. Помни, теперь ты правитель государства.

– Оно очень мало, Ленхен, совсем не Франция или даже Пруссия.

– Но для его жителей оно значит, не менее чем Франция для французов или Пруссия для пруссаков.

– Положение сейчас взрывоопасное. Оно всегда такое при смене правителя. Люди боятся всяких перемен, а в таких ситуациях они неизбежны. Новый правитель должен показать себя достойным преемником своего предшественника; а для этого нужно время. Моего отца любили в народе. Ты знаешь, это было во время нашего брака, его брат восстал против него и пытался сместить его с престола. Тогда, ты помнишь, сторонники Людвига, моего дяди, взорвали охотничий домик. Если бы этого не произошло, наши судьбы сложились бы иначе.

56
{"b":"12174","o":1}